Александр ПЕЧЕНЬ. Командор своей судьбы

Александр ПЕЧЕНЬ. Командор своей судьбы

Взрослый юбилей молодого человека – 8 августа 60-летие отметил Александр ПЕЧЕНЬ, основатель и бессменный, в течение 20 лет, командор гонки «Берингия». Именно такой бесценный подарок этот человек сделал Камчатке. Именно в таком качестве его знают земляки. Кстати, звание командора не входит ни в какие официальные табели о рангах. Это сугубо народное признание.

Конечно, в юности Александр Печень не грезил гонками на собачьих упряжках, не мечтал «соединять нартовым следом» земли и даже континенты. Но еще в школе в родном городе Кемерово он заболел очень даже романтическими вещами – дальними путешествиями, Севером, горными вершинами. Перечитал в районной библиотеке десятки книг о героях-покорителях и твердо решил стать геологом. Даже поспорил на этот счет с одноклассниками.

В итоге все это в его жизни случилось: стал горным инженером и приложил силы к освоению золота Камчатки. Объездил полмира и продолжает путешествовать – как говорит, «зимовать» в далеких странах. А буквально на днях из Харькова пришла к нему счастливая весть: дочка Маша (между прочим, мастер спорта по скалолазанию) родила мальчика, внука. Значит, предстоит стать любящим дедом.

А что же «Берингия»? Александр Печень «ушел из спорта». Сегодня у гонки другие начальники, но других командоров у «Берингии» нет и больше никогда не будет.

К большим датам принято писать в честь юбиляра «портрет в разрезе». Попробуем? В одном Александре Михайловиче уживаются парадоксы и противоположности – авантюрист и законченный прагматик, философ и гениальный организатор, джеклондоновский волк-одиночка и – душа компании… Думаю, он сохранил и считает своей главной привилегией личную свободу – дела, слова, образа жизни (многим ли из нас такое под силу?). Почти равнодушный к материальным благам, Михалыч владеет бесценным богатством – дружить с хорошими людьми, сохранять эту дружбу десятилетиями и обретать новую.

Самой главной и дорогой своей наградой Печень считает медаль «За верность Северу». Я знаю почему. Ведь камчатский, а в прошлом и чукотский север для гонки «Берингия» – это не местность проведения, не декорации. Возрождение физического и духовного здоровья Севера – такой изначально была сверхзадача гонки. Думаю, что затевая этот фантастический проект, Печень и его друзья не вполне представляли, насколько нужна, жизненно необходима аборигенной Камчатке «Берингия». Какие глубинные живительные процессы она запустит. Важно, что Михалыч понял это всем сердцем, и навсегда остался верен Северу и его людям.

Его старая квартирка на Ключевской больше похожа на музей камчатского каюрства, а с фотографий смотрят навсегда ушедшие друзья – блистательный хореограф Борис Жирков, каюр и чемпион Павел Лазарев, легендарный командир вертолета Владимир Самарский… Сотням людей Печень преподнес в дар «Берингию» как новый, замечательный поворот их судьбы. А они отдали командору и гонке свои силы, труд, риск и творчество. Впрочем, Печень терпеть не может пафоса, так и просил – без лишнего.


Камчатский пейзаж с упряжкой

В Томский политехнический институт на геологоразведочный факультет, где преподавал в свое время сам Обручев, автор романа «Земля Санникова», Печень поступил не с первого раза. На абитуре, в ущерб экзаменам, ринулся покорять скалы и пещеры. Вернулся в Кемерово и работал на химическом заводе, выпускавшем экспортную анилино-красочную продукцию. Здесь трудилась вся его семья, вся фамилия – отец, мама, брат и сестры.

Студентом Александр стал со второй попытки, но диплом горного инженера он получит уже в 1985 году заочно. Просто страсть к альпинизму пересилила все планы и доводы. В Томском альпклубе ему вручают заветную путевку в альплагерь Ала-Арча во Фрунзе (Киргизия, нынешний Бишкек). Устроившись на завод сельского машиностроения, при котором – и это главное! – был свой альпклуб, Печень все свободное время проводит в горах.

К тому времени на Камчатке уже работали многие егостуденческие друзья. В институте вулканологии – Евгений Сидоров, будущий доктор наук, с которым они много путешествовали в студенческие годы. Камчатка манила, но попасть на закрытую территорию было непросто. Трудно поверить, но именно во Фрунзе в 1981 году Печень завербовался на сезонную путину в Камчатрыбпром. Из Владивостока несколько дней шли морем – на огромном немецком теплоходе «Ильич». Попали на Корфский рыбозавод, точнее в его отделение в Усть-Вывенке, где базировался также рыболовецкий колхоз им. Горького. Александр как сейчас помнит: именно там, на берегу реки Вывенки, он впервые увидел упряжку ездовых собак на привязи. Просто как часть пейзажа.

Шкерить рыбу пришлось не более двух недель. Печень с улыбкой вспоминает, как возник шанс сменить робу обработчика на интеллигентную должность… помощника художника. Да, прямо по Ильфу и Петрову. «Есть среди вас художник?» – спросил сам директор отделения. Художником-оформителем оказался Анатолий, с которым Саша подружился во время морского путешествия. «Но мне нужен помощник», – сказал Анатолий. Два месяца они рисовали отчеты, графики, плакаты на тему досрочной пятилетки. Печень грунтовал фанеру, сколачивал рамы… В Пахачи – на селедку – он не поехал. Контракт удалось расторгнуть досрочно.


Золотые годы

И вот – Мильковский район, Агинская геологоразведочная партия Центрально-Камчатской геологоразведочной экспедиции. О чем и мечталось! Точка на карте, где в те годы шла активная геологоразведка, а сегодня стоит Агинский горнообогатительный комбинат и добывается золото. Печень стал сотрудником службы противолавинного надзора, где ему очень пригодился опыт работы в горах Киргизии. «Здесь, на Аге, по сути начиналось становление противолавинной службы всей Камчатки, – утверждает Александр Михайлович. – Здесь же начинал Роберт Шайхутдинов, ставший на долгие годы руководителем этой службы».

Позже Печень стал работать помощником бурильщика и может по праву считаться одним из разведчиков Агинского золоторудного месторождения. А на месторождении Родниковом в вахту горного мастера Печеня произошел процесс вскрытия золотоносной жилы. В геологические анналы, согласно инструкциям, должна быть вписана-сохранена его фамилия.

В 1985-м наш герой переезжает в Петропавловск, где еще четыре года трудится геологом в отделе изысканий проектного института «Гипрорыбпром». К этому времени он уже объездил Камчатку, стал членом альпклуба «КУТХ». На дворе – время перемен, ветры перемен – загорелся идеей уйти в свободное плавание и заняться туризмом. Был приглашен заместителем председателя в молодежно-туристическое объединение (МТО) «Арсенал». МТО было частью детища обкома комсомола – Центра научно-технического творчества молодежи (НТТМ) – под руководством Александра Масса. Для многих комсомольских работников Центр НТТМ впоследствии стал и базисом, и трамплином в будущее. Но с Печенем происходит совсем другая история.


Новый старый материк

Осенью 1989 года в Москве Саша заходит «на огонек» к друзьям-журналистам Виталию и Наталье Богачевым. Они к тому времени уехали с Камчатки и работали в журнале «Северные просторы», который любил и читал весь Север. Редактор журнала поделилась впечатлениями от поездки на знаменитую аляскинскую гонку «Айдитород». И все загорелись: вот бы на Камчатке провести! А где? «Виталий почему-то предложил остров Беринга, – вспоминает Печень. – А я там не был. Но видел, знал, что собак держат в Караге и Оссоре, Пахачах, Вывенке… В Эссо однажды пришел на лошади за три дня через горы. И предложил другой – красивый – маршрут, который хорошо знал, – от Эссо через Агинский до Милькова. Сказал «ищите спонсора» и уехал к друзьям в Европу».

В Европе Печень не только пил пиво – «сломал» берлинскую стену, помитинговал вместе с бархатным революционером Вацлавом Гавелом. И только в конце января был срочно затребован в Москву – для встречи с генеральным спонсором и съемочной группой ЦТ.

Именно тогда, в январе 1990 года, с телеэкрана на всю страну было заявлено о старте камчатского проекта. Генеральное спонсорство взял на себя Всесоюзный фонд народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, руководил им Андрей Колодяжный. Там же родилось амбициозное название гонки – «Берингия», по названию суши, 10 тысяч лет назад соединяющей Азию и Америку. Что оставалось Печеню? Просто сделать гонку.


Командор и все-все

Уже потом камчатцы в преддверии каждой весны будут задавать один и тот же вопрос: «Берингия» будет? Ответ знал, по большому счету, только один человек – командор Печень. Его справедливо назовут «главным стержнем, пружиной, мозгом, волей» рискованного проекта, который должен был состояться в разваливающейся стране. Он брал на себя все риски. Месяцами мотался по селам, прорывался в кабинеты, собирал упряжки и главное – деньги на проведение гонки и призовой фонд. Ему приходилось слышать из кресел «больших» банкиров: «Что, все побираешься?» Скажите мне сегодня: где те банкиры, кто о них помнит?.. А «Берингия» обрастала друзьями и волонтерами по всей Камчатке: они не боялись тяжелой работы на трассе и в поселках, предоставляли гуманитарную помощь – детям Корякии, корма – собакам. Они вели летопись гонки, просто считая за счастье быть рядом. Нищий камчатский север делился с гонкой, чем мог, и всегда встречал как по-настоящему родной праздник. Таков был дух «Берингии» – взаимопомощь, бескорыстие и любовь.

Печень утверждает, что огромный вклад в рождение гонки внесла Виктория Петрашева – старейшина ительменского рода, кандидат философских наук, уникальная личность: «Виктория Васильевна разбудила Север!» Она познакомила командора с замечательным удожником из Оссоры Владимиром Лазаревым, который нарисовал первую эмблему гонки – упряжку, бегущую на фоне материка Берингия (к сожалению, ее заменили на новую). И выступал каюром на гонке. Тогда же состоялось знакомство с вертолетчиком Владимиром Самарским: он горячо поддержал идею гонки и стал для нее небесным ангелом-хранителем.

Старт гонки «Берингия-1990» был намечен в Эссо на 5 апреля. Уже был готов маршрут, заказаны вертолеты для доставки упряжек в Эссо, решены вопросы обеспечения. А денег из Москвы все не было! Но и обратного пути не могло быть.

Тогда впервые на помощь Печеню пришли друзья-геологи, которые в том числе предоставляли оргкомитету драгоценные вертолетные часы.

К середине марта пришли и деньги от генерального спонсора, на Камчатку прибыли призы и «гуманитарка», съемочная группа 1-го канала. Гонка Эссо – Мильково (250 км) дебютировала, вызвав огромный отклик у людей на Камчатке и за ее пределами. К проведению гонки также была привлечена геологическая братия – Владимир Базанов, Николай Кропачев, Константин Кузнецов, Петр Сычев. А Юрий Гаращенко, которому только еще предстояло стать министром в камчатском правительстве, встречал гонку на снегоходе «Буран» на контрольном пункте Ага.

Позже Печень найдет для гонки надежных постоянных спонсоров. Орест Михайлович Сычинский, председатель артели старателей «Камчатка»,в 1991 году пробьет у руководства «Главалмаззолота» СССР (!) разрешения финансировать гонку. Постоянным спонсором с 2002 года станет и предприятие «Корякгеолдобыча» (руководитель – Василий Викторович Кноль). Весомо поддерживала гонку и администрация Камчатской области и лично Владимир Афанасьевич Бирюков. Фильмы о «Берингии» (а их в общей сложности около 20!) будут снимать лучшие зарубежные и отечественные кинематографисты (в том числе студия «Три Т» Никиты Михалкова). В обойме каюров, в разные годы выходивших на маршрут «Берингии», – сотни фамилий, в том числе иностранных. Будут меняться – в зависимости от возможностей – и маршруты гонки.

– А сколько гонщиков было на первой гонке, не помнишь? – спрашиваю Печеня.

– Конечно, помню, как сейчас! – обижается Александр. – Восемь упряжек выставила Карага, одну – каюр из Эссо. А первым чемпионом стал 59-летний Федор Чечулин.


Марафонская страница

Две последующие гонки – 1991 и 1992 годов – займут особое место в истории «Берингии»: они пройдут фантастически сложный, сверхмарафонский маршрут в 2 тысячи километров от Эссо до чукотского поселка Марково. «Берингия-1991» занесена в Книгу рекордов Гиннесса как самая протяженная в мире гонка на собачьих упряжках.

– Да не думал никто про Гиннесса! – Печень не забыл, как «доброжелатели» обвиняли в страсти к красивым рекордам. – Я тебе больше скажу: мы с Андреем Колодяжным обсуждали идею гонки «Сибаска». Понимаешь, о чем речь?

– До Аляски, что ли?–я вспоминаю, как в это время рушилось все вокруг, и мне становится весело.

– Да, из Эссо до Фэрбанкса! Всерьез обсуждали такой вариант, но срастили мечты с возможностями и решили соединить Камчатку с Чукоткой. И село Марково в качестве конечной точки маршрута было выбрано не просто так – а потому что это Анадырский острог, целая история.

Организатором гонки от чукотской стороны стал известный писатель и журналист Дмитрий Ледовской. В подарок другу Александру Печеню – к юбилею – он написал стихотворение. А оригинал свидетельства от Книги рекордов Гиннесса в красивой рамке висит у Печеня дома.


Счастлив без дивидендов

Уже в 2010-м, когда гонке исполнилось 20 лет, Печень был готов уйти: «Появилась как раз активная молодежь, а я просто устал жить в постоянном стрессе. Поэтому ушел из спорта, спокойно и красиво. И не жалею». Конечно, Александр Михайлович не упускает из виду «новейшую историю» «Берингии», он по-прежнему в курсе многих дел. К нему до сих пор идут за советом и помощью. Гонка и каюры не забывают командора, да это и невозможно.

Еще пару лет назад Печень сказал, что мечтает о домике в Эссо, где поселится и будет хлебом-солью встречать гостей. В итоге все оказалось иначе: на его личном участке быстринской земли растут полевые цветы и елки. Местные жители привязывают там своих лошадей и собак, а за забором – усадьба большого местного начальника. Он жалуется, что у Печеня на участке лают собаки. «Так я и не созрел стать хорошим мальчиком и отдыхать на пенсии. Это не мое».

Движение, новые проекты, любимые горы – Александр Михайлович не изменяет своей свободе. Мир ведь большой, как и его объятия. Сейчас Печень работает в туркомпании, открывает туристам камчатские красоты. А осенью вновь улетает в Непал, в Катманду, где подолгу живет в последние годы, под боком у всемирных вершин. Америка, Антарктида, Индонезия и Филиппины, страны Южно-Американского континента… Печень – не турист в привычном понимании слова, в далеких странах он встречается с друзьями, работает как гид, сопровождает киносъемки. И конечно, «просто гуляет» по горам. А на Камчатке Саша особенно любит бывать в районе Агинского месторождения, где его ждут избушка, лес, «лыжи у печки».

Прочной материальной базой Михалыч так и не обзавелся, даже просто хорошей квартирой. Хотя дирижировал в свое время большими деньгами. Многие советовали ему купить и жилье, и машину, и офис обустроить. И зарегистрировать на себя авторские права на «Берингию», чтобы в будущем «стричь дивиденды». Но Печень принципиально не сделал ни того ни другого: «Знаешь, моя заслуга в том, что я сохранил, удержал гонку. Большого прогресса из-за постоянного безденежья не получились… Но если Камчатка считает, что мне что-то удалось для нее сделать, то я вполне счастлив».


Елена БРЕХЛИЧУК

Фото Виктора ГУМЕНЮКА


Александру Печеню

К 8 АВГУСТА

Привет, привет, мой старый друг!
Ты там, где среди сопок город,
Вершишь ты жизни долгий круг,
Но ты еще красив и молод.

Дорог ты протоптал немало
Среди хрустальной снежной чистоты,
И понял ты, что в жизни надо
Свободным быть от глупой суеты.

А помним мы твои дерзанья,
Побед свершения крутые,
И встреч хороших ожиданье,
И стопок звон в часы ночные.

Все позади… Но дружбы свет
Нам, как маяк, жизнь освещает,
А слово вечное «привет»
Любую мглу нам пробивает.

Живи же долго! Очень долго!
Твои года, как паруса,
Несут тебя по жизни гордой,
Где были быль и чудеса.

И где остались наши встречи,
Ветров раздольное смешенье,
Собачий лай, смешные речи
И вера в чистоту решений.

До встречи! Она снова будет,
Когда и где – пока не знаем,
Но никогда мы не забудем,
Что наша дружба вечно с нами…


Дмитрий ЛЕДОВСКОЙ


Александр ПЕЧЕНЬАлександр ПЕЧЕНЬ
6862

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых