Грант ШАЙГОРОДСКИЙ – о проблемах детсадов

Грант ШАЙГОРОДСКИЙ – о проблемах детсадов

Не прошло и двух недель с момента публикации в нашей газете материала «Недетские проблемы в детском саду», где речь шла о конфликте коллектива детского сада № 72 «Якорек» с новым руководителем, как из городского управления образования пришла новость о том, что детсад закрывается. Точнее, деятельность его прекращается на время. Причина – аварийное состояние здания детского сада.

В первом материале мы всего одной строкой затронули вопрос технического состояния здания детского сада № 72. О том, что оно фактически аварийное, нам сообщили педагоги, пришедшие в редакцию. Именно они рассказали журналистам, что каждый день, приходя на работу, с большим опасением берут на себя ответственность за вверенных им детей, понимая, что в любой момент в группах может произойти, например, обрушение полов. Эти опасения имели под собой реальную основу: во втором корпусе «Якорька» в группе уже проваливался пол.

Для полной ясности картины важно представлять, как именно устроен детский сад № 72, построенный более 40 лет назад на ул. Вилюйской. Сад состоит из двух 2-этажных корпусов, соединенных между собой подземным (!) переходом. Странный для Камчатки проект, не правда ли? Причем переход построен таким образом, что уходит вглубь каждого из корпусов – на нем расположены детские группы. Именно он, вернее, его разрушение стало первым звонком о том, что зданию сада требуется срочная помощь. Под потолком перехода проложены трубы тепло- и водоснабжения, которые идут от теплового узла (смонтирован в первом корпусе) ко второму корпусу. От того, что бетонные стены перехода уже давно потеряли прочность, трубы, наполненные водой, по словам педагогов, уже несколько раз срывались с крепежей. Через переход из корпуса в корпус ежедневно ходили дети, которых сами педагоги инструктировали примерно так: перебегаем быстро, по одному, вдоль стенки, противоположной от труб…

Все это происходило в садике еще в прошлом году, пока в одной из групп первого корпуса не провалился пол. После этого, наконец, и сам корпус, и переход были закрыты. Детей из закрытых групп перевели в другие, персонал сократили. При этом к новому учебному году летом 2016-го соответствующая комиссия приняла детский сад № 72 как готовый для работы с детьми за минусом закрытого корпуса и перехода. Странно, что комиссию вовсе не смутил тот факт, что переход связывает оба здания намертво и построены все они в одно время.

За комментариями к сложившейся ситуации мы обратились к Гранту Шайгородскому, начальнику управления образования ПКГО. Грант Анатольевич уточнил, что детский сад не закрывается, – приостанавливается эксплуатация основного корпуса, в котором работали 7 групп на 153 ребенка. Всех до единого управление образования направит в другие детские сады города.

– В 2016 году проектное предприятие «Гипробыбпром» провело обследование здания детсада. Здание стоит на склоне, капитального ремонта в нем никогда не было. В результате подземный переход вместе с одним из корпусов были признаны непригодными к эксплуатации. При этом мы рассчитывали на то, что второй корпус (основной) мы сможем проэксплуатировать до лета.

– А какое заключение по зданию дал Гипрорыбпром?

– Выводы в заключении сделаны такие: необходимо либо произвести капитальный ремонт здания с сейсмоукреплением, либо снести и построить на его месте новое здание. Для нас выгоднее проведение капремонта. Почему? Потому что строить здание мы будем обязаны по современным нормативам и требованиям, предъявляемым к территории детских образовательных учреждений. Территория у садика небольшая, поэтому мы будем вынуждены проектировать и строить здание площадью почти в два раза меньше, чего очень не хотелось бы. Хотим добиться капитального ремонта. Это тоже процедура не быстрая: разработка проектно-сметной документации займет полгода, плюс сам ремонт.

– Грант Анатольевич, почему решение о приостановке деятельности сада оказалось столь внезапным? Почему оно не принималось тогда, когда закрывали подземный переход и второй корпус?

– Никто не рассчитывал, что переход потянет за собой второе здание. У нас и предписание было – закрыть только переход и один корпус. Но в феврале мы получили докладную записку от заведующей садом о том, что в районе подземного перехода начались подвижки грунта, которые начинают влиять на основной корпус. Если это началось зимой, то весной там вообще может быть все что угодно. Ситуация серьезная! О ней мы доложили главе ПКГО, и рабочей группой по определению технической безопасности эксплуатации зданий муниципальных образовательных учреждений было вынесено решение приостановить функционирование здания немедленно. Мы понимаем, что это очень непопулярное решение, но другого выхода нет.

– Сейчас основная часть коллектива опасается остаться без работы. Что будет с педагогами?

– Детский сад не закрывается, предприятие не ликвидируется. Для подобных случаев трудовое законодательство предусматривает определенные процедуры. У нас большое количество вакансий в дошкольных учреждениях города. Сейчас на капитальный ремонт закрыты три детских сада, это порядка 400 детей, которых мы распределили по другим садам. И работники этих садов также распределены по другим учреждениям. В некоторых случаях удалось даже перевести целые группы детей вместе с их педагогами. Такие работники продолжают числиться в штатах своих детских садов, а работают в других садах как командированные. Если работник на это не согласен, то предусмотрена другая возможность – оставаться, например, работать в третьем корпусе детского сада (ясли) с соответствующей оплатой. Никто никого увольнять не собирается.

– Почему тогда сократили сотрудников, которые работали во втором корпусе, закрытом вместе с переходом?

– Сокращение было, это правда. Для части педагогов не нашлось работы в оставшемся корпусе. При этом все было сделано по закону, с предупреждением за два месяца и предложением той работы, которая имелась. Кстати, предлагались работникам и места в других детских садах. Люди сами делали свой выбор. Я понимаю, что ситуация выглядит парадоксально: при дефиците кадров в дошкольном образовании (по городу примерно 70 вакансий в детских садах) сокращаются люди. Причем вакансии есть даже в благополучных новых садах. К примеру, в садике, недавно открытом на Северо-Востоке, уже есть пять вакансии воспитателей. Мы ожидаем, что ситуация изменится к лучшему благодаря работе педагогического колледжа, куда в прошлом году поступил 51 выпускник школ. Если хотя бы половина этих молодых специалистов спустя три-четыре года придет работать в наши детсады, это уже будет хорошо: 12 групп получат педагогов.

– Сегодня ведь профессия воспитателя в детском саду уже не относится к категории малооплачиваемых?

– Не относится. К такой категории все еще относится младший и обслуживающий персонал. А воспитатели при хорошей организации стимулирования труда в учреждении (это и школы, и детские сады, и учреждения дополнительного образования) зарабатывают очень неплохо. Плюс – все социальные гарантии.

– Грант Анатольевич, вы заговорили о системе стимулирования. Основная часть претензий коллектива детсада в адрес нового руководителя касается именно этой системы. В саду семь лет работает комиссия по распределению стимулирующих выплат, которая, по словам педагогов, ни во что не ставится заведующей. Даже положение об этой комиссии куда-то делось… Вы разбирались в этих претензиях досконально? Кто там все-таки прав, а кто виноват?

– Разбирались, и даже неоднократно: проводили встречи, собрания с участием работников управления. Думаю, в определенной степени виноваты обе стороны – и общественность коллектива, и руководитель. Если действовать строго по тем документам, которые имеются, то скандалов и конфликтов быть не должно. Это должны понимать и члены коллектива, и руководитель. Нам довольно часто приходится это объяснять в учреждениях образования. Совсем недавно приводили такие встречи в двух школах – № 45 и 42. Основная причина непонимания и конфликтов – недостаток информированности работников. Либо информация до них не доводится, либо доводится неправильно, однобоко, не в полном объеме или даже в искаженном виде.

Всегда начинаем с того, что в любой организации есть устав – основной документ, в котором прописаны все полномочия. Везде высшим органом управления является общее собрание коллектива, которое и выбирает членов комиссии по стимулирующим выплатам. Примерно равномерно в ней должны быть представлены представители педагогического состава, администрации, обслуживающего персонала и профсоюзного комитета. Этим же собранием принимается положение о комиссии и разрабатываются показатели, по которым потом начисляются стимулирующие выплаты. Стимулирующие выплаты носят гласный, открытый и прозрачный характер. Кому и по какому принципу они начислены, должен знать весь коллектив. Вести работу комиссии кулуарно – порождать кривотолки.

При этом комиссия не должна брать на себя функции администрации. Баланс должен соблюдаться. Ведь за все, что творится в учреждении, отвечает руководитель, и он обязательно должен принимать участие в работе комиссии. Как он поставит работу с комиссиями, профсоюзом и коллективом вообще – так и будет работать учреждение. Противопоставление немедленно отразится на всех рабочих процессах: будут постоянные заявления и жалобы…

– А кто контролирует финансовую дисциплину руководителей учреждений образования? В городе периодически возникают неприятные истории (вплоть до уголовных дел), связанные с неправильным и даже преступным распоряжением заведующими деньгами учреждений.

– Есть специальная структура, которая осуществляет финансовый надзор за деятельностью учреждений, она работает по плану и, конечно, не может охватить все учреждения в один год. Проверки идут постоянно, и по их результатам выявляется достаточно много нарушений и составляется протоколов. Есть и внеплановые проверки, которые проводятся по обращениям, в том числе и членов коллективов или профсоюзных органов. Делаются выводы и принимаются меры дисциплинарного воздействия.

– Что касается непосредственно детского сада № 72: коллектив в своей жалобе прав или не прав?

– В последнем ответе коллективу мы написали, что отдельные моменты в деятельности администрации признаны нами негативными, заявления работников правомерны и руководителю детского сада на это было указано. Мы потребовали привести работу учреждения в соответствие с действующими нормами и дали на это определенный срок. Потом мы перепроверим исполнение наших требований. Так мы делаем всегда. Если руководитель не выполняет наших требований, применяем крайнюю меру – расторгаем с ним договор. Об этом должен помнить любой заведующий или директор муниципального учреждения образования.

– Грант Анатольевич, насколько лично вы готовы разбираться в таких конфликтах по существу? Педагоги утверждают, что на них давят, закрывают им рот, в частности, и работники управления на встречах, чуть ли не приказывая «не выносить сор из избы». Насколько это может иметь место?

– Не было ни одного случая, чтобы я оставил без внимания ситуацию или «отфутболил» кого-то с его жалобой или обращением. Я разговариваю со всеми категориями работников – от обслуживающего персонала до руководителей. Бывая в коллективах, всегда подчеркиваю: «Ваше право обратиться к нам, а наша обязанность – отреагировать на обращение». Мы не даем формальных ответов. Если по-хорошему руководитель не реагирует на ситуацию, применяются другие меры. А вообще, причиной 90 процентов всех жалоб является человеческий фактор, и только 10 процентов носят непреодолимый характер. Во многих случаях механизмы урегулирования видны невооруженным глазом.

– Вы собирали родителей воспитанников детсада, чтобы сообщить им о необходимости приостановить работу учреждения. Говорили о распределении детей по другим садам города. Удалось ли устроить всех детей так, чтобы родителям было удобно?

– Приостанавливая эксплуатацию корпуса, мы берем на себя обязательство устроить всех детей! Конечно, не получится предложить только те места, которые хотели бы получить родители. Но мы будем стараться. Плюс – к сентябрю заработает дошкольная ступень школы № 33 на Дачной. Освободятся места в садиках города, которые занимали дети этого учреждения, и можно будет еще произвести перераспределение, идя навстречу пожеланиям родителей. Есть еще один проект, который мы сможем осуществить при поддержке правительства края. Если все получится, откроем еще один детский сад в районе 4 км. Сейчас там в здании бывшего детсада находится центр внешкольной работы. Если нам помогут с покупкой другого здания и центр мы переведем, то детский сад будет быстро восстановлен (у нас есть хороший опыт). Мы могли бы перевести в здание этого сада всех детей и педагогов «Якорька» целиком на время ремонта.

– В детском садике № 72 есть ведь и третий корпус для приема детей младшего возраста. Он расположен отдельно, на Вилюйской, 8. Он остается в эксплуатации? Это здание ведь тоже очень старое.

– Это здание также требует капитального ремонта, но останется девствующим хотя бы до лета. Там две группы детей в возрасте от 1,5 года – совсем крохи. Только два сада в городе принимают таких малышей – № 51 и 72. В строящихся садах мы сразу планируем работу таких групп, потому что в последнее время потребность в них очень высокая. Был период в начале 2000-х годов, когда родители не спешили отдавать детей в садик, в яслях оставалось по 1–2 ребенка. А мест в группах трехлеток не хватало. Тогда и стали ясли перепрофилировать под детей более старшего возраста. Сейчас не каждая мама готова сидеть дома с ребенком до 3-х лет, многие стараются выходить на работу пораньше.

– Без «Якорька» довольно большой район Петропавловска остается без детских садов. На улице Ключевской были еще два садика, здания которых сейчас занимают другие организации.

– К сожалению, это так. Сейчас на весь район от колхоза им. Ленина до КП работают всего два детских сада, а в советское время их было пять. В свое время детский сад № 72 из ведомственного подчинения был передан в муниципалитет. Два сада на Ключевской муниципальными стать не успели, поэтому собственники зданий распорядились ими по своему усмотрению. А потребность в местах детских садов здесь большая, и не только здесь! Поэтому управление постоянно ведет работу по поиску дополнительных возможностей увеличения мест в детских садах. Например, уже работают группы в здании детского сада, которое занимала детская библиотека. Библиотека переехала в новые помещения.

К сожалению, подрядчик подвел нас со строительством детского сада на улице Арсеньева. Здание построено, но на стадии отделочных работ все оказалось заморожено, идет процедура смены подрядчика. Наверняка, ввод здания в эксплуатацию теперь отложится примерно на год. Это неприятно, но мы работаем так, как того требует закон о госзакупках.

– Спасибо за интервью.


Беседовала Светлана СОЛОВЬЕВА

Почему закрыли детский сад «Якорёк»Почему закрыли детский сад «Якорёк»Почему закрыли детский сад «Якорёк»
5888

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых