Артём ЧЕРНОВ: «Берингия» соединяет территории и людей

Артём ЧЕРНОВ: «Берингия» соединяет территории и людей

В далеком 1990-м на заснеженных просторах Камчатки и Корякии стартовала первая в новейшей истории гонка на собачьих упряжках «Берингия».

Уже тогда у гонки была своя сверхзадача: возродить каюрство и северную ездовую собаку, сохранить традиции и коренные народы от беспамятства. Уже тогда гонка, проходя по исконным землям эвенов, ительменов, коряков, соединяла народы и территории единой Камчатки, искусственно разделенной политиками…

Прошли годы, которые принесли «Берингии» всемирную известность и всенародную любовь камчатцев. Камчатский край стал единым, а экстремальные соревнования, как и само каюрство, обрели второе дыхание.

«Берингия-2017» вновь стала одним из центральных событий года. Какой была эта гонка, какие сюрпризы ждут болельщиков и каюров в дальнейшем?

Наш сегодняшний собеседник – Артем Чернов, заместитель директора подведомственного администрации Корякского округа предприятия «Камчатэтносервис», в задачи которого входит содействие гонке «Берингия».Уже четвертый год Артем – вместе с «Берингией», он является заместителем руководителя гонки. Организация снабжения, встреча и отправка каюров, прокладка трассы, перевозка грузов, взаимодействие с муниципалитетами по пути следования – эти непростые задачи входят в его обязанности.

– Артем, «Берингия-2017» прошла успешно. Но и драматических моментов хватало. Чем особенно запомнилась минувшая гонка?

– В этом году мы должны были идти традиционным маршрутом из Эссо до Оссоры, но из-за незавершенного ремонта аэропорта в Оссоре не могли вывезти оттуда каюров с упряжками, поэтому изменили маршрут и пошли на Усть-Камчатск, где гонка еще никогда не была. Соответственно, протяженность маршрута увеличилась почти до 1 300 км.

Очень интересно и то, что участниками гонки-2017 стали два опытных каюра с Чукотки – Михаил Тельпин и Геннадий Томилов. Они отметили отличную организацию «Берингии» по сравнению с гонкой «Надежда», которая проводится на Чукотке, – по обеспечению, устройству трасс, уровню судейства и т. д. И это приятно.

Зато этот год преподнес нам неприятные климатические сюрпризы, резкий контраст погоды. Пока шли по западу, до Лесной, погода стояла изумительная, светило солнце, каюрам на трассе было комфортно. А вот собакам было жарко. Когда подошли к Карагинскому перевалу, переход на запад был закрыт непогодой. Четыре дня сидели и ждали, когда появится хоть какая-то видимость. На пятый день с горем пополам преодолели перевал почти при нулевой видимости. Оссора встретила нас пургой, и весь путь до Ивашки ничего не менялось. Передвигались «в час по чайной ложке», но шли. Дошли до Уки, но там снова пришлось завернуть, потому что в Усть-Камчатск дороги не было: из-за оттепелей снег провалился, вскрылись водоемы и через полигон Кура мы бы не прошли. Пошли на реку Еловку, далее автотранспортом переместились в пионерлагерь на озере Храпун, откуда и зашли на Усть-Камчатск. Словом, погода внесла в гонку серьезные коррективы.

– Лидер гонки в этот раз был очевиден или борьба шла до последнего?

– Победитель Валентин Левковский, который год имеет выраженное преимущество. Были этапы, когда они сближались с Андреем Семашкиным. Но лидерство Валентина все же неоспоримо.

– За счет чего, на ваш взгляд, Левковский побеждает?

– Во-первых, у него специфические собаки: сильные, хорошо тренированные. Они воспитывают их вместе с отцом Николаем Левковским, ветераном «Берингии». Николай и сам в этот раз хотел принять участие в гонке, но в силу определенных обстоятельств отдал упряжку сыну. Думаю, особое взаимопонимание между каюром и животными приносит свои плоды. Андрей Семашкин – тоже опытный гонщик, как и большинство каюров. Но гонка полна неожиданностей. У собак банально случаются травмы – растяжение, вывих, и приходится снимать четвероного участника с гонки, упряжка теряет скорость. Где ждут неприятные приключения – этого предугадать невозможно.

– В этом году организаторы гонки опробовали некоторые новшества в режиме ее проведения. Правда ли, что каюрам разрешили не останавливаться на некоторых этапах, а идти ночью?

– Эти новшества действительно были. В этом году мы пробовали совместить некоторые этапы и пройти от одного населенного пункта до другого без перерыва. В предыдущие годы между этапами были лесные стоянки, в которых невозможно толком ни поспать, ни обсушиться. В этом году на этих этапах мы оставляли еду для каюров и собак, в постройках они могли передохнуть, попить чаю. Но, на их выбор, они могли не отдыхать и продолжать гонку: секундомер на этих этапах был активен.

– И как поступали гонщики?

– Кто-то воспользовался возможностью отдохнуть, другие не стали этого делать и поступили слишком самонадеянно, поскольку все-таки нуждались в отдыхе. Третьим удалось успешно пройти эти этапы. Тем самым гонщики проверили себя как стратегов.

– Значит ли это, что «Берингия» в дальнейшем может стать линейной гонкой, как аляскинская «Айдитарод»?

– В планах такого нет, да и не было. «Берингия» была и остается этапной гонкой. Просто в ряде мест из двух этапов мы сделали по одному. Нареканий и возражений от каюров к дирекции гонки по этому поводу не поступало. Даже северные каюры, из Корякии, говорили: «У нас есть села, где живут наши родственники, за 100 км, куда мы на собаках раньше не ездили. А сейчас, пройдя этапы по 100–120 км, поняли, что съездить в это село на упряжке вполне реально, благо практика теперь есть».

– Тем не менее в интернете развернулась дискуссия о том, насколько гуманны длинные этапы по отношению к собакам. А кто-то обвинил каюров в жестокости…

– У каждого события есть сторонники и противники. Когда были только короткие этапы, «оппозиция» говорила, что мы подстраиваемся под спринтерских собак, в частности упряжку Андрея Семашкина. А на длинных этапах, с точки зрения все той же «оппозиции», мы загоняем собак. Мил для всех, как ни крути, никогда не будешь. А в отношении жестокого обращения с животными на гонке строго. Понятно, что на трассе каюр один на один с собаками, теоретически он может сделать что-то не то. Но факты жестокого обращения на гонке фиксируются и жестко наказываются судебной коллегией от предупреждения до штрафного времени. В случае рецидива каюр снимается с гонки без компенсации стоимости проезда и других затрат.

Проблема даже не в жестокости каюров: они собак воспитывают, любят и берегут. Дело зачастую в физическом и моральном напряжении во время гонки. Кто-то достойно выдерживает огромные нагрузки, другие срываются на людях, третьи – на собаках. Но в правилах «Берингии» жестко прописано, что никакого физического воздействия на собак в период гонки быть не должно. Только голосовые команды. По приходе на финиш каждая собака подвергается осмотру ветеринаров, лапы обрабатываются специальным спреем для заживления, собаки получают инъекции витаминов. Отношение к собакам на гонке очень трепетное.

– Артем, как вы думаете, для чего «Берингия» сегодня нужна Камчатке?

– Гонка – настоящий праздник для нашего края. После перехода соревнований под патронаж правительства региона популяризация ездового спорта получила новый импульс, вышла на новый серьезный уровень. Каюры-участники гонки переезжают поближе к Петропавловску: Андрей Притчин, Валентин Левковский, Анфиса Бразалук сегодня содержат питомники, воспитывают собак и работают с туристами. Север при этом не в ущербе. Ребята из Тымлата – Алексей Суздалов, Евгений Кутынковав, неоднократные участники гонки, которые в прошлом году заняли второе и третье места, открывают питомники в своих селах, закупают оборудование, обустраивают упряжки. Этот вид спорта поднимается по всей Камчатке.

А посмотрите, как вырос интерес детей к каюрству: наблюдается настоящий бум детской гонки «Дюлин». В этом году на соревнования заявилось небывалое число детей, и для проведения гонки «Дюлин» был выделен отдельный день.

В Палане предприятие «Камчатэтносервис» одним из пунктов госзадания имеет обустройство питомников для собак на севере. Питомники созданы в Палане, в Оссоре, ведем переговоры с Хаилином. «Берингия» приходит в села, дети смотрят восторженными глазами, хотят заниматься, идут в питомники.

Да, на «Берингию» затрачиваются серьезные бюджетные средства. Но это не просто гонка. Проводится большой праздник на биатлонном комплексе, его популярность растет. Перевозка каюров, затраты на топливо, на питание – средства на это и другие статьи расходов тратятся целевым образом и приносят ощутимую отдачу. Проводятся другие соревнования помимо «Берингии». Гонки устраивают и питомники, и федерация ездового спорта. В Карагинском районе проходит традиционная гонка «Маклалу». Все это – эхо «Берингии».

– Раньше «Берингия» выполняла большую гуманитарную миссию. На север везли видеофильмы, лекарства, одежду, продукты. Для сел это был настоящий праздник. Как власти на местах встречают гонку сейчас?

– Мы согласовываем с местными администрациями график прибытия, и нас встречают не менее ярко, чем когда-то. Готовятся концертные программы. Мы продолжаем традицию доставки в села гуманитарных грузов. Везем спортинвентарь, образовательную литературу. В этом году по инициативе губернатора была издана книга для детей «Занимательная «Берингия». Это иллюстрированная красивая книга, насыщенная информацией. В ней же есть элементы для развития детской моторики – «вырезалки», «раскраски».

Второй год к нам приезжает в качестве волонтера Анна Герасимова из Санкт-Петербурга. В этом году она привезла с собой книги, футбольные и баскетбольные мячи, скакалки. Каюры выходят на сцены сельских клубов, встречаются с жителями. Гонщиков чествуют, им делают подарки. Встречают нас везде великолепно. И мы, в свою очередь, стараемся сделать наше пребывание в селах не несущим проблем для муниципалитетов: убираем за собой помещения, не оставляем мусора. Поэтому отношения с властями на местах сложились очень теплыми.

– Какой будет гонка в следующем году? Относительно маршрута гонки до Чукотки – это уже серьезные планы?

– Все планы до своего воплощения таковыми и остаются. И пока в наших планах – дойти до чукотского села Марково. Губернатор дал поручение начать подготовку к «Берингии-2018», и мы к ней активно готовимся.

– Вы согласны с фразой о том, что «Берингия» нартовым следом объединяет территории, объединяет Камчатку?

– Об этом немало спето песен и немало сложено стихов замечательными камчатскими поэтами. Территории и люди действительно объединяются с уважением к исконному занятию камчатцев – каюрству, с любовью к Камчатке. «Берингия» связывает не только поселки, но и судьбы разных людей, которые знакомятся, общаются, помогают и поддерживают друг друга.


Беседовала Мария ШУПЕНИК

Фото Виктора ГУМЕНЮКА

1438

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых