Валерий РАЕНКО – об итогах завершившегося парламентского сезона

Валерий РАЕНКО – об итогах завершившегося парламентского сезона

Завершается очередной парламентский сезон. Он стал первым для Законодательного Собрания Камчатского края третьего созыва. О том, как отработали народные избранники, рассказывает председатель Законодательного Собрания Камчатского края Валерий РАЕНКО.

– Валерий Федорович, каким был уходящий парламентский сезон?

– Не скажу, что легким. Плотная работа шла по приведению регионального законодательства в соответствие с федеральным. Госдума взяла высокий темп, нам необходимо было оперативно корректировать краевую законодательную базу. За 9 месяцев с момента нашего избрания проведено 10 сессий, принято 117 законов, 219 постановлений, 12 нормативных правовых актов. Иной раз приходилось собирать сессию два раза в месяц, чтобы решить не терпящие отлагательства вопросы. В межсессионный период у нас активно работает президиум Заксобрания, где мы рассматриваем поступающие проекты федеральных законов. Любой законопроект попадает на рассмотрение Госдумы, только если его одобрят более половины субъектов Российской Федерации. Вот на заседаниях президиума мы эти проекты и рассматриваем. На 25 заседаниях было рассмотрено почти 2 000 вопросов.

– Поговорим подробнее о региональном законотворчестве. Какие важные решения были приняты?

– Начну с экономического блока, прежде всего, с бюджета края. Мы почти на каждой сессии возвращаемся к принятому ранее закону о бюджете на 2017 год: жизнь вносит коррективы и, соответственно, нам нужно постоянно вносить поправки в главный финансовый документ региона. Добавлять средства, когда есть дополнительные поступления, распределять новые доходы.

Что важно – у нас сохраняются все социальные обязательства. Мы продолжаем строить. В бюджете предусмотрены средства на продолжение строительства жилья, причем не только в краевой столице. Продолжаем строить нашу «магистраль жизни» – трассу Петропавловск – Мильково. В этом году значительный участок примем в эксплуатацию, останется совсем немного до завершения строительства. Крупные объекты – это краевая больница, театр кукол, детский садик на Северо-Востоке, ФОК и автостанция в Милькове. Свыше 2 млрд рублей мы направили на строительство инфраструктуры проекта ТОР «Камчатка». Это дороги и подъездные пути к инвестиционным площадкам, объекты энергоснабжения. В частности, в паратунской зоне уже ведется строительство очистных сооружений, почти завершен проект теплоснабжения туристической площадки «Паратунка» от Верхне-Паратунского термального месторождения.

Очень важную поправку в бюджет мы внесли на последней сессии Заксобрания. 2,5 млрд рублей будут направлены на снижение стоимости киловатт-часа для предприятий и организаций Камчатки. Вы знаете, что по поручению Президента был разработан и принят федеральный закон, по которому с 1 января 2017 года должно произойти снижение стоимости электроэнергии для дальневосточных предприятий до среднероссийского уровня. Понижать энерготарифы на Дальнем Востоке будут за счет их повышения на оптовом рынке в остальных регионах России. На Камчатке тариф для предприятий после снижения составит 3,17 рубля без НДС за киловатт-час. Сейчас они платят 6,25 без НДС. Это снижение практически вдвое. Поскольку закон распространяется на период с начала года, то всем предприятиям будет сделан либо возврат переплаченных средств, либо перерасчет на будущее. Конечно, мы ожидаем, что эта мера поддержки не только послужит повышению конкурентоспособности предприятий, но и повлечет стабилизацию, а где-то и снижение цен на местную продукцию.

– Какие-то еще меры поддержки бизнеса вводились?

Мы дополнилисписок социально значимых проектов, под реализацию которых край дает землю в аренду без торгов. Теперь на эту льготу имеют право те, кто инвестирует значительные средства в строительство дошкольных учреждений, лечебно-профилактических организаций, спортивных объектов, парков культуры и отдыха, а также ряд других объектов культурно-массовой направленности. Объем вложений должен составлять от 50 до 100 млн рублей при строительстве в Петропавловске, Елизове и Вилючинске и от 10 до 50 млн рублей – в отдаленных населенных пунктах.

Считаю, этот закон действительно необходим нашему краю и нашим жителям, потому что станет хорошим стимулом для развития социальной инфраструктуры в регионе. И, безусловно, мы рассчитываем, что принятый нами закон о предельных размерах земельных участков для фермеров послужит развитию агропромышленного комплекса: мы увеличили верхний потолок допустимой для предоставления крестьянско-фермерским хозяйствам площади. Теперь это не 50, а 100 гектаров на одно хозяйство. Надеемся, это откроет новые горизонты развития для аграриев.

– Вы сказали, что, несмотря на кризис, сохранены в полном объеме все меры социальной поддержки граждан. Насколько мы знаем, они не только сохранены, но и расширены. Это так?

– Действительно, мы полностью выполняем все ранее принятые финансовые обязательства, выделяем на это средства. Кроме того, нам удалось во исполнение майских указов Президента найти средства в бюджете и направить более 185 млн рублей на повышение зарплаты ряду категорий бюджетников. Также мы приняли закон в поддержку детей-инвалидов. Мы установили денежную компенсацию стоимости 2-разового питания для детей-инвалидов, обучающихся на дому. Еще одно социально важное решение – смягчаются требования для получения льгот школьниками из числа КМНС. С принятием изменений право на бесплатное питание во время обучения в школе, а также на единоразовую выплату для приобретения школьной формы получают дети, у которых хотя бы один родитель имеет национальную принадлежность к КМНС. Ранее необходимо было доказывать национальную принадлежность самого ребенка.

– Валерий Федорович, уже традиционно вы уделяете большое внимание работе с федеральным центром, вместе с нашими представителями в российском парламенте продвигаете важные для региона инициативы. Есть ли какие-то успехи в этом направлении в нынешнем парламентском сезоне?

Мы работаем активно на площадке Совета законодателей страны. Я являюсь членом комиссии по социальным вопросам. Владимир Путин регулярно встречается с Советом законодателей. За эти годы было пять встреч. На четырех из них мне удалось выступить по актуальным для Камчатки проблемам. Именно на этой парламентской площадке я озвучил проблему дрифтерного промысла, и в конечном итоге «дрифтер» был запрещен. А результат этого запрета – рекордные уловы рыбы, которые мы наблюдаем уже второй год.

В этом году я озвучил другое предложение, которое позволит рыбохозяйственному комплексу работать еще эффективнее. Не секрет, что помимо региональной власти полномочия по контролю во всех отраслях имеют многочисленные территориальные подразделения федеральных ведомств. Часто получается, что каждый делает свой участок работы, а общей картины нет ни у кого. О какой эффективности здесь может идти речь? Взять Камчатку – контроль за рыбной отраслью ведут и Федеральное агентство по рыболовству, и ФСБ, и целый ряд соответствующих федеральных структур. Я предложил дать полномочия парламентам регионов заслушивать федералов по итогам их работы, чтобы можно было объективно оценивать ситуацию в отрасли и принимать меры в случае необходимости. Владимир Владимирович поддержал это предложение. Законопроект внесен. Сейчас он проходит стадию рассмотрения региональными законодателями.

– У вас в этом году была еще одна важная инициатива по рыбной отрасли. Расскажите подробнее.

– Да, действительно, серьезное обращение мы направили премьер-министру Дмитрию Медведеву. Оно касается ограничения использования жаберных сетей на морских участках прибрежного лова. Мы просим наделить региональные комиссии по регулированию добычи правом самостоятельно определять орудия и способы добычи биоресурсов на прибрежных морских участках. Дело в том, что в последние годы резко усилился промысловый пресс на морских участках именно по причине использования жаберных сетей. Традиционным, щадящим орудием лова являются ставные невода. Ответственные предприятия, заинтересованные в воспроизводстве лосося и сохранении его популяции, используют на промысле только их. Однако отдельные рыбопромышленники стали массово использовать более дешевые жаберные сети. Чтобы вы понимали, такие сети представляют собой практически сплошное нейлоновое полотно, которое ничего через себя не пропускает. Как правило, они выставляются в линию или в шахматном порядке на всю протяженность морского участка на продолжительное время. При этом никто не контролирует ни параметры сетей, ни порядок их использования. В результате полностью перекрываются большие участки побережья, и лосось не может пройти в реки на нерест. Соответственно, встает угроза для воспроизводства популяции.

Кроме того, жаберные сети создают серьезную угрозу экологии акватории и безопасности мореплавания. Рыбопромышленники не особо дорожат ими из-за дешевизны такого орудия лова, поэтому, когда сети отрываются и дрейфуют, их никто не собирает. Запутываясь в брошенных сетях, погибает значительное количество птиц и морских зверей, чем наносится непоправимый ущерб животному миру полуострова. Также неоднократно были зафиксированы случаи наматывания дрейфующих сетей на винты промысловых судов, а это уже чревато трагедиями.

Конечно, мы понимаем, что полностью запретить жаберные сети невозможно. В ряде районов, в особенности на севере западного побережья Камчатки, из-за особенностей рельефа морского дна, частых сильных штормов, мощнейших приливов и отливов использовать ставные невода просто не реально: там могут применяться только жаберные сети. Кроме того, их традиционно используют коренные малочисленные народы Севера, а также рыболовы-любители и рыболовы-спортсмены. Отрегулировать этот вопрос на региональном уровне у нас полномочий нет. Мы считаем, что необходимо наделить комиссию по регулированию добычи анадромных видов рыб правом вводить частичный запрет на использование жаберных сетей исходя из промысловой обстановки.

– У камчатских депутатов также были предложения по защите прав детей-сирот…

– Да, у нас действительно есть такая инициатива. В апреле она была поддержана Советом законодателей России. Суть предложений в том, чтобы упростить порядок приобретения жилья для детей-сирот. Вы знаете, что регионы обязаны обеспечивать выпускников интернатных учреждений жильем, если таковое у выпускников отсутствует. Квартиры для сирот чаще всего приходится приобретать на вторичном рынке у граждан. Сегодня законодательство требует при проведении государственных закупок проводить аукцион, чтобы можно было выбрать наиболее выгодное предложение как минимум из трех. Однако в отдаленных малонаселенных селах это условие выполнить практически нереально из-за отсутствия новостроек и ограниченного количества жилья на вторичном рынке. Мы предлагаем в глубинке разрешить приобретать квартиры для сирот, даже если продавец на всю деревню всего одни. Кстати, эта проблема актуальна для многих субъектов Российской Федерации.

– Традиционно лето – время парламентских каникул. Интенсивность работы затихает?

– Я бы так не сказал. Впереди еще одна, 11-я сессия, где мы рассмотрим ряд важных вопросов. В июле на совместном заседании парламентских ассоциаций Северо-Запада России и «Дальний Восток и Забайкалье» я буду выступать по проблемам и законодательным пробелам в сфере обращения с твердыми бытовыми отходами. И, кроме того, никто не отменял работу с избирателями. Депутаты работают в округах, встречаются с населением, собирают предложения, напитываются информацией перед новым парламентским сезоном.

633

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых