Виктория ТЕЛУХ: Волна «групп смерти» на Камчатке остановлена

Виктория ТЕЛУХ: Волна «групп смерти» на Камчатке остановлена

До Камчатки докатилась волна вовлечения детей в виртуальные «группы смерти». В начале сентября была арестована 17-летняя жительница Елизова, которую подозревают в организации одного из таких объединений.

Это сообщество выделялось особой жестокостью. В марте едва не покончила с собой девушка из Хабаровска. Трагедию предотвратили сотрудники правоохранительных органов. Позже выяснилось, что жительница Камчатки в соцсети «ВКонтакте» стала играть с хабаровчанкой в смертельную игру. По данным правоохранителей, именно по заданию камчатской девушки-подростка ее хабаровская знакомая поднялась на крышу многоэтажного дома для совершения самоубийства.

Полицейские выяснили, что в группе состояли несколько десятков подростков. Каждому из них администратор отправляла задания, нередко опасные для жизни. Расследование уголовного дела сейчас ведет Следственный комитет по Хабаровскому краю.

Сведения о деятельности «групп смерти» в России стали появляться в 2014 году. Врио начальника отделения по организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних УМВД России по Камчатскому краю Виктория Телух рассказала, что на отдаленной Камчатке подобные факты были официально зафиксированы только в текущем году. Об этом и многом другом – в интервью с Викторией Телух.

– Виктория Ильинична, как правоохранительные органы вышли на эту информацию?

– В январе от юной жительницы Вилючинска были получены сведения о том, что она в такую группу вступила, она же и поведала, как работает данная группа. Мы незамедлительно организовали совместные мероприятия с управлением образования для выявления и предотвращения фактов вовлечения подростков в эти объединения суицидальной направленности. Провели объемную работу в марте, апреле и мае. За этот период выявили 32 несовершеннолетних, которые прямо или косвенно являлись участниками групп либо потенциально могли ими стать.

– Каким путем это выяснялось?

– Были заявления родителей, которые говорили, что поведение ребенка становится странным и неадекватным. Делились информацией педагоги, которые предполагали, что те или иные дети вовлечены в смертельные игры.

До мая таких сообщений мы зарегистрировали 22. А после проведения профилактических мероприятий подобных сообщений к нам больше не поступало. Конечно, это не значит, что проблема исчезла, мы продолжаем отслеживать это явление, но, надеюсь, мы смогли пресечь опасную волну. Объемная работа была проведена в образовательных учреждениях не только инспекторами ИДН. С детьми активно работали психологи, социальные педагоги. Мы очень переживали за детей, которые к тому времени успели выполнить по нескольку заданий от администраторов «групп смерти», и не должны были допустить фактов суицида.

Ни по одному из 22 зарегистрированных сообщений не было возбуждено уголовных дел. Дети регистрировались в основном из интереса, серьезной роли в группах они не играли. Но страшно то, что в группы дети заходят из любопытства или «на слабо», или потому, что это модно, потом втягиваются и начинают относиться к заданиям администраторов серьезно. Надеюсь, мы предотвратили печальные последствия этих игр.

– Что представляют собой задания, о которых вы упоминаете? И какова схема работы групп?

– Схема такая же, как и везде в России. Ребенок вступает в группу, сообщает администратору о желании в ней участвовать. Получает номер с буквенно-цифровым обозначением (почему и некоторые группы названы номерами – в честь детей, которые дошли до конца и закончили жизнь суицидом). Шаткая психика подростка подвержена «зомбированию», смерть в глазах детей приобретает романтический облик, они легко втягиваются в опасную игру. Задания они должны выполнять в ночное время суток, и задания – самые разные. Например, наши дети вырезали лезвием на руках названия групп. Одна девочка написала на стене дома фразу «Киты плывут вверх». Выполнялись задания по публикации в своем аккаунте стихов суицидальной направленности.

Виды заданий зависят от того, к какому исходу готовят ребенка. Например, сделать селфи на высоте – означает, что ребенок должен будет спрыгнуть с крыши. Вырезать что-либо у себя на руке – в дальнейшем вскрыть вены. Попавшие в наше поле зрения выполнили первоначальные задания, благо до глобальных не дошло.

– Администраторы групп – это взрослые люди или такие же подростки?

– Трудно сказать. Случаи по России были зафиксированы разные. Правоохранительные органы задерживали и взрослых людей с нарушенной психикой, и подростков, которые занимались этим больше из любопытства.

– Какие дети на Камчатке входили в группы?

– В основном школьники 14–17 лет. Большинство не состояли на учете в ИДН, все из внешне благополучных семей. В процессе проверок по 22 сообщениям были выявлены 32 несовершеннолетних, которые потенциально могли быть вовлечены в эти группы. 25 из них направлены на консультации к психологам. У 7 детей на теле имелись различные порезы, самостоятельно нанесенные. Не исключено, что это были последствия выполнения заданий в группах. Из тех детей, которые дошли до психологов (не факт, что все, поскольку это дело добровольное, согласие могут дать только родители), четверо были направлены в стационарное отделение психоневрологического диспансера. Нельзя с точностью утверждать, что их проблемы были связаны с прямым воздействием групп смерти, но дети были склонны к суициду и были зарегистрированы в группах. Одна из девочек уже назначила себе дату смерти. Будем надеяться, что мы уберегли ее от этой опасности.

– Как много суицидов на Камчатке совершается подростками?

– За 8 месяцев текущего года зарегистрировано 7 попыток суицида, за аналогичный период прошлого года – 3. Завершенных суицидов в этом году не было, в 2016 году – 1. Это был ребенок с действительно трагической судьбой, у мальчика умерла мама, папа его не понимал, подросток застрелился из ружья. А попытки суицида связаны в основном с привлечением внимания к своим проблемам со стороны родителей. Впрочем, и сами факты вхождения в группы смерти связаны с нехваткой внимания и понимания дома.

– Виктория Ильинична, сколько несовершеннолетних сегодня состоит на учете в инспекции по краю?

– На Камчатке наблюдается положительная тенденция снижения числа несовершеннолетних, состоящих на учете. Сегодня таких детей – 475, в прошлом году было 525, а в позапрошлом еще больше. Снижение идет на протяжении последних пяти лет. Не допускается и роста преступлений и административных правонарушений, совершенных подростками.

– С чем это связано?

– Мы бросили максимум сил на раннюю профилактику преступлений и правонарушений. Проводим лекции и беседы в коллективах школ, средних профессиональных учебных заведениях. Не последнюю роль играет «сарафанное радио», когда несовершеннолетнего поставили на учет, он понес определенные меры ответственности и другие, что называется, на живом примере знают, что за совершенное деяние следует конкретное наказание. Огромное значение имеет работа психологов, социальных педагогов в школах и училищах. Конечно, не меньшую роль играет ужесточение законодательных норм.

– Какие виды преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних наиболее распространены?

– Среди правонарушений – в основном распитие спиртных напитков, реже хулиганство и участие в драках. Распространенные преступления – это кражи, реже грабежи и угоны. Дети попадают к нам на учет и за антиобщественные действия – главным образом уход из дома и бродяжничество. Что касается наркотиков, это явление среди несовершеннолетних на Камчатке не является распространенным. Ранее фиксировались случаи приобретения подростками спайсов, но в целом правоохранительные органы успешно борются с этим явлением. В прошлом году в отношении подростков было возбуждено 12, в текущем году 3 уголовных дела, связанных с наркотиками.

Фактов занятия проституцией среди подростков у нас практически не допускается. Видимо, этому способствует и отдаленное географическое положение нашего региона, и малочисленность населения, благодаря которой, как говорится, все друг друга знают, и тревожные явления нам вовремя удается пресекать.

– Вы упомянули ужесточение законодательства. По каким направлениям оно произошло?

– Прежде всего, это продажа детям спиртных напитков, за которую введена уголовная ответственность для продавцов, большие административные штрафы для них и юридических лиц либо индивидуальных предпринимателей. К такому административному правонарушению, как распитие алкоголя в общественных местах, относятся теперь все места вне дома. Но и если станет известен случай, когда подростки выпивали дома, родители понесут административную ответственность за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. Эти меры ограничивают детей и в приобретении, и в употреблении спиртного. Отсюда и снижение среди несовершеннолетних статистики преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения: снижение произошло на 63 процента. Если в прошлом году было совершено 27 преступлений в состоянии АО, в этом году – 10. Это 27 из 135 преступлений в прошлом году и 10 из 106 в текущем.

– А произошло ли ужесточение уголовной ответственности непосредственно для несовершеннолетних?

– Нет. Более того, изменилась судебная практика. Несовершеннолетних и ранее редко приговаривали к реальному наказанию за совершенные преступления, уголовная ответственность за которые наступает с 14–16 лет. Чаще давалось условное наказание. В этом году поставлены на учет 2 судимых несовершеннолетних, в прошлом году – 4, освобожденных от уголовной ответственности – 5.

Сейчас несовершеннолетних в основном освобождают от уголовной ответственности за преступления небольшой и средней тяжести, а применяют к ним принудительные меры воспитательного воздействия. Например, в виде предупреждения. Если после этого они в течение определенного времени совершат преступление, то подвергнутся реальному осуждению. Среди этих мер – запрет появляться на улице после 22 часов, обязательство проживать исключительно дома и другие ограничения, которые указываются в судебном постановлении. Если ограничения не соблюдаются, подростку также грозит реальный срок осуждения. Применяя ограничения, суд исходит из личности ребенка, особенностей его семьи. Если семья явно неблагополучная, ребенок постоянно пребывает вне контроля родителей, систематически совершал правонарушения и антиобщественные деяния, шанс исправляться на свободе он вряд ли получит. Как минимум ему будет грозить условное наказание, а это – судимость, которая не лучшим образом отразится на его будущем.

Одна из мер воспитательного воздействия, когда несовершеннолетний освобождается от уголовной ответственности, – это помещение в учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. В этом году в такие учреждения за совершенные преступления направили двоих несовершеннолетних, в прошлом году – никого. Подчеркну, это – мера наказания вместо реального осуждения. Фактически это школа с круглосуточным пребыванием и жесткой дисциплиной, где подростки постоянно находятся под контролем, обучаются и получают профессию.


Беседовала Мария ВЛАДИМИРОВА

1821

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых