Виталий ФЕДОРОВ: КамГУ – выбор всей моей жизни

Виталий ФЕДОРОВ: КамГУ – выбор всей моей жизни

Аттестационная комиссия Министерства образования и науки Российской Федерации, заседание которой состоялось 3 октября в Москве, определила окончательный список кандидатов, фамилии которых будут внесены в избирательные бюллетени. Судьба крупнейшего классического вуза региона небезразлична как для органов государственной власти, так и для жителей региона. В этой связи редакция газеты «Камчатский край» решила познакомиться с кандидатами и выслушать их точку зрения о перспективах развития университета. Сегодня мы беседуем с одним из них, Виталием ФЕДОРОВЫМ.

– Виталий Викторович, не могли бы вы рассказать для начала о себе и о том, что значат эти выборы в вашей жизни?

–Во-первых, я хотел бы поблагодарить редакцию «Камчатского края» за предоставленную возможность донести свое видение будущего университета через ваше издание. За последние два года значительная часть как газетных, так и электронных публикаций о вузе носила нелицеприятный характер, затрагивая в основном скандальные факты, связанные с деятельностью предыдущего руководства. Я искренне надеюсь, что наступит то время, когда на страницах камчатских газет и на порталах электронных СМИ полуострова появится больше позитивной информации о жизни КамГУ. Сотрудники университета и жители Камчатского края смогут познакомиться с серьезными аналитическими материалами о проблемах, с которыми сталкивается вуз. Авторы публикаций станут стремиться к тому, чтобы давать объективную оценку деятельности университета, уделяя большее внимание содержательной, а не эмоциональной составляющей.

Для меня университет является неотъемлемой частью жизни. В далеком 1986 году я поступил на первый курс Камчатского государственного педагогического института. Я всегда увлекался иностранными языками, поэтому мой выбор пал на исторический факультет. В то время в вузе не было факультета иностранных языков, он появился позже, а исторический факультет готовил тогда историков и учителей иностранного языка. С тех пор вуз прошел путь от педагогического института до классического университета, а я – от студента-первокурсника до кандидата на должность ректора. Я ни разу не пожалел о своем выборе: КамГУ дал мне многое – интересную профессию, возможность реализовать себя в научной сфере, моих лучших друзей, коллег-профессионалов своего дела и многое другое.

За эти годы наша страна пережила значительные перемены. Когда я вспоминаю свой первый курс, то в памяти возникают комсомольские песни, партийные собрания, съезды стройотрядовцев, пионерские лагеря, начало перестройки. В 1997 году я ушел в армию, а когда вернулся, нашел уже другой мир – перестройка, гласность, распад СССР. Начало моей трудовой биографии, учеба в аспирантуре, защита кандидатской диссертации совпали с 90-ми, дальше были нулевые, десятые… Все эти этапы жизни нашего государства вуз переживал вместе с ним своими взлетами и падениями; благоприятные времена сменялись периодами поиска своего места на карте образования, финансовое благополучие переходило в экономически неблагоприятное время. Но оставалось главное – талантливейшие преподаватели и прекрасные выпускники. Я уверен, что многие наши бывшие студенты не сразу вспомнят ректора, при котором они учились, но всегда назовут любимых педагогов, подвижников просвещения, имена которых навсегда вошли в «золотой фонд» камчатского образования. Я считаю себя их учеником. Выборы для меня – это в первую очередь возможность рассказать о них, о том, как лучший управленческий и преподавательский опыт может быть использован в современных условиях жизни университета. Во-вторых, это определенная проверка на прочность, жизненный рубеж, который необходимо преодолеть, возможность заявить о себе и, самое главное, представить реальную альтернативу пути развития вуза.

– Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы КамГУ имени Витуса Беринга на сегодняшний день?

–Я бы охарактеризовал текущую ситуацию в вузе в целом как нестабильную. Имеется ряд серьезных проблем, решением которых новому ректору придется заниматься незамедлительно. Это неблагоприятное состояние экономики университета, снижение притока абитуриентов, отсутствие внятной стратегии развития, снижение общего уровня взаимодействия между вузом и территориальными органами власти и, конечно, неблагоприятная психологическая атмосфера в коллективе. События, произошедшие за последний год, связанные с кадровыми изменениями в руководстве вуза, сложная финансово-экономическая ситуация и неопределенность с руководящим составом дестабилизируют обстановку, что приводит к неуверенности сотрудников в завтрашнем дне и снижению мотивации к труду.

– Каким образом вы собираетесь решать экономические проблемы университета?

–Избранный ректор должен будет в первую очередь заниматься экономикой вуза, поскольку от материального благополучия университета напрямую зависит развитие всех остальных направлений его деятельности. На сегодняшний день объем субсидии на выполнение государственного задания снизился с 227,40 млн рублей в 2013 году до 121,90 млн рублей в 2017 году. В течение последних лет университетом не соблюдались в полной мере требования дорожной карты по установлению соответствия между количеством ставок профессорско-преподавательского состава и численностью обучающихся, а также по оптимизации численности административно-управленческого аппарата. Эти показатели в настоящее время превышают установленный дорожной картой норматив, что приводит к необоснованному увеличению фонда заработной платы. Вуз также оказался ограничен в возможности осуществления набора студентов сверх контрольных цифр приема в силу высокой стоимости образовательных услуг. Объемы финансовых поступлений от деятельности, приносящей доход, снизились с 85,8 млн рублей в 2013 году до 65 млн рублей в 2017 году. Кроме того, имеются проблемы, связанные с обслуживанием имущественного комплекса вуза.

В программах всех без исключения кандидатов в качестве основной меры по оздоровлению экономики вуза значится оптимизация. Я в полной мере понимаю, что это слово пугает сотрудников университета, поскольку для них за ним стоят сокращения и увольнения. Я – противник такой оптимизации. Для меня оптимизация предполагает в первую очередь анализ экономических условий жизни вуза, инвентаризацию приходно-расходной части, поиск точек экономического роста и внедрение новых экономических инструментов для пополнения внебюджетной части. Сегодня в вузе работает около 200 сотрудников. Любое предложение по дальнейшему уменьшению их числа выглядит нелепо. Мы можем просто утратить свой статус классического университета, поскольку как по численности студентов, так и по числу работников приближаемся к небольшому западноевропейскому колледжу.

По моему мнению, в следующем году основной задачей избранного ректора должна стать стабилизация финансово-экономических условий жизнедеятельности вуза, основным результатом которой станет своевременная выплата заработной платы. Одновременно с этим с первых дней своей работы новый ректор должен сформировать рабочую группу из сотрудников университета по разработке программы оптимизации. У нас работает значительное количество специалистов – профессионалов своего дела (юристов, экономистов, социологов, менеджеров), которые понимают проблемы изнутри, как никто другой. Скорее всего, выработанный документ будет включать меры по адаптации организационно-штатной структуры вуза к реальным экономическим условиям его существования. Для этого понадобится дополнительное финансирование, получение которого можно будет добиться у учредителя при условии, если в программе найдут отражение меры по пополнению внебюджетного фонда.

По моему мнению, вуз должен научиться зарабатывать деньги, и необходимый потенциал для этого у него имеется. Для этого следует активнее внедрять новые экономические механизмы: создавать малые инновационные предприятия, искать инвесторов для модернизации работы тех подразделений, которые могут приносить доход (примером здесь может являться наш издательский центр, который мог бы удовлетворять не только потребности вуза, но и обеспечивать качественными типографскими услугами весь город), расширять перечень программ дополнительного образования, не бояться открывать новые направления подготовки, создавать условия, при которых обучение может осуществляться за счет работодателя, разрабатывать индивидуальные программы подготовки и переподготовки и, конечно, делать все возможное для увеличения численности обучающихся в нашем вузе.

– Скажите, как можно увеличить количество студентов КамГУ в условиях непростой демографической ситуации и достаточно острой борьбы за каждого абитуриента между вузами Камчатского края?

–За последние пять лет контингент студентов в университете снизился с 1 809 человек в 2012 году до 1 337 человек в 2016 году, что привело к общему сокращению числа образовательных программ. Надеяться на кардинальные перемены к лучшему в этом вопросе не приходится. По всем прогнозам Камчатка не преодолеет демографический кризис в ближайшие пятнадцать лет.

Это не означает, что вуз должен бездействовать, рассчитывая на лучшие времена или удачное стечение обстоятельств. Я бы разделил меры, которые следует принимать в этом вопросе, на два направления: экономическое и идеологическое. Очевидно, вуз может стать привлекательным для абитуриента в том случае, если мы предложим ему скидки на обучение, возможность получения образовательных кредитов, разумные схемы оплаты программ дополнительного образования, возможности временного трудоустройства и трудоустройства после завершения обучения. Кроме экономической привлекательности вуз обязан стать и идеологически привлекательным. Наши абитуриенты должны чувствовать, что они являются ценностью для нас, что вуз готов создавать все условия для их учебы, труда и отдыха, что в университете есть то, чего нет больше ни в одном из учебных заведений края.

– Как вы планируете выстраивать взаимоотношения с краевыми властями и научно-образовательным сообществом региона в том случае, если станете ректором КамГУ?

–Я бы сказал, что на сегодняшний день между вузом и территориальными органами власти отсутствует полноценное взаимодействие. Такая ситуация сложилась не сегодня. Долгое время в университете активно формировалось мнение о том, что ФГБОУ ВО «КамГУ им. Витуса Беринга» является учебным заведением федерального подчинения и, следовательно, «полностью независимо» от региона. Как следствие, в течение ряда лет вуз проводил самостоятельную политику, ориентированную, преимущественно, на внутренние потребности и возможности и в меньшей степени на запросы органов власти Камчатского края. Подобное положение дел является неприемлемым и нуждается в скорейшем исправлении. Моя программа как кандидата на должность ректора называется «Оптимизация научно-образовательной среды классического университета как средство модернизации социально-экономического уклада региона». Я уверен, что старейший вуз региона не сможет обойтись без помощи краевых властей, а Камчатский край не будет развиваться в полной мере без содействия КамГУ. Именно интеграционная модель развития вуза, при которой все направления его деятельности адаптируются к потребностям региона, признается наиболее перспективной в моей предвыборной программе.

Исторически сложилось так, что краевые власти в первую очередь заинтересованы в нас как в учебном заведении, осуществляющем подготовку учителей. Эта заинтересованность мне понятна. Я убежден, что пока в поселке есть школа, а в городе вуз, сохраняется население этого поселка и этого города. Могу заверить, что КамГУ всегда будет оставаться крупным образовательным центром подготовки педагогов. В текущем году был возобновлен набор на педагогическое направление подготовки «Русский язык и литература», в ближайшем будущем планируется открыть набор абитуриентов на такие направления, как «Математика и физика» и «География и биология».

В то же время следует понимать, что кроме задачи обеспечения региона учителями между стратегией развития Камчатского края и программой развития университета достаточно много иных точек соприкосновения. Как мне видится, этот вопрос еще никто не прорабатывал в полной мере. Так, например, на поверхности лежит идея о привлечении ресурсов университета для реализации основных направлений программы «Территория опережающего развития (ТОР) Камчатского края», принятой Правительством Российской Федерации в сентябре 2015 года. Цели, декларируемые данным документом, предполагают в первую очередь развитие рекреационного потенциала региона. Край и университет могли бы выйти на хороший уровень взаимовыгодного сотрудничества в решении задач, поставленных программой ТОР: на базе направления подготовки бакалавриата «Геология» может быть создано малое инновационное предприятие, оказывающее услуги по геологической экспертизе; правительство Камчатского края, отечественные и зарубежные резиденты ТОР могут формировать заказ на набор студентов, обучающихся по индивидуальным планам и рабочим программам, вуз может открывать новые направления подготовки в соответствии с запросами резидентов ТОР и так далее.

Говоря о взаимодействии с научно-образовательным сообществом региона, следует отметить, что у нас сложились крепкие связи со всеми научными (ИКИР, НИГТЦ, ИВиС) и образовательными центрами края, которые не подвластны времени и будут укрепляться в дальнейшем.

– Есть ли у вас образцы для подражания? Каким в идеале должен быть ректор старейшего вуза Камчатки?

–Как ректоры для меня образцами для подражания являются М.В. Сущева и Г.П. Рябов. Первое имя известно всей Камчатке. Марина Вениаминовна была ректором университета более пятнадцати лет. Она заложила все те основы жизни нашего вуза, которые позволили ему выстоять в дальнейшем. Я бы охарактеризовал этого человека как прекрасного организатора, сумевшего сформировать вокруг себя широкий круг единомышленников, создать в университете атмосферу академизма, заинтересованности в результатах общего дела, то чувство-настроение, когда на работу идут с радостью, а дома скучают по ней.

Второе имя неизвестно в нашем регионе. Геннадий Петрович Рябов длительное время был ректором НГЛУ имени Н.А. Добролюбова, вуза, где я учился в очной целевой аспирантуре. Это был очень тихий, спокойный, интеллигентный человек, который после своей победы на первых в истории вуза выборах ректора оставил в качестве проректоров всех своих конкурентов. С этой командой он руководил университетом более двадцати лет и смог добиться того, что НГЛУ стал ведущим лингвистическим вузом страны. Говоря современным языком, это был прекрасный ректор-менеджер, который сочетал хорошие управленческие навыки с высокими личными качествами: честностью, порядочностью, искренностью, добрым отношением к своим коллегам.

Я отдаю себе отчет в том, что повторить в полной мере опыт М.В. Сущевой и Г.П. Рябова не удастся. Это были руководители, работавшие в другое время, в иных условиях, в другой, по сути, системе образования. Новый ректор КамГУ будет продуктом своей эпохи. Я считаю, что это должен быть мобильный, динамичный человек, готовый к переменам и не боящийся внешнего мира. Мобильный – потому что ему придется проводить значительную часть времени в коридорах Министерства образования и науки Российской Федерации, чтобы оперативно решать накопившиеся проблемы, динамичный – потому что необходимость реагировать на происходящее будет возникать ежеминутно, готовый к переменам – поскольку он сам должен стать генератором тех идей, которые изменят ситуацию к лучшему.

Отдельно хочу остановиться на «ректорских страхах». В предыдущую эпоху в коллективе вуза получило широкое хождение представление о враждебности окружающего мира, отголоски которого звучат и сейчас. На самом деле это заблуждение. Будущий ректор должен будет видеть в Министерстве образования и науки Российской Федерации надежного советника, в краевых властях – верных союзников, в образовательных организациях региона – друзей, а в своих подчиненных – соратников, любящих свою работу и делающих общее дело.

Я верю, что главная миссия ректора – отстаивать интересы вуза, формировать в коллективе благожелательную атмосферу, налаживать диалог со всеми его сотрудниками, быть честным и открытым с людьми, служащими высокому делу просвещения. Ректор должен объединять, а не разъединять.

– Спасибо за интервью. И удачи на выборах.

16276
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых