Отстрелять нельзя спасти

Отстрелять нельзя спасти

Давняя общественная дискуссия на тему «Что делать с беспризорными животными», пожалуй, не затихнет никогда. Во всяком случае до тех пор, пока бродячие собаки не исчезнут из городской среды. Но каким именно путем вольно гуляющие звери, потенциально опасные для человека, должны ее покинуть – этот-то вопрос и является самым сложным и деликатным.

Вот уже и в Петропавловске-Камчатском по примеру других городов открылся пункт временного содержания безнадзорных животных. Разместился он вблизи городской свалки, перед поворотом на поселок Тундровый. По замыслу мэрии, его работа сделает более безопасными городские улицы. Кроме того, временный пункт поможет животным, в силу разных причин ставших бездомными, найти себе хозяев.

В пункте – 44 двухместных вольера, в которых одновременно могут содержаться до 88 собак. На территории также находятся 2 модуля – бытовой и ветеринарный. Гостями временного приемника становятся собаки, отловленные в черте Петропавловска по заявкам граждан. И большинство вольеров заполнены.

Новость об открытии пункта довольно быстро разлетелась по краевому центру. Рабочий по имени Виктор здесь единственный, на которого легли все заботы по уходу за животными. На лице и в жестах – явный отпечаток усталости, отсюда и не слишком ласковое обращение с посетителями. «Они приезжают сюда «собачек посмотреть» и поплакать, – говорит Виктор. – Забрать собак к себе домой никто не спешит. А на меня сыплются все шишки: и вольеры грязные, и собаки худые, и вообще, как так можно обращаться с животными…»

Помощников у Виктора нет. Он до сих пор единственный, кто постоянно находится здесь. Отлучается, чтобы привезти собакам пропитание. Оно бывает разным: это и специальные комбикорма, и остатки еды из школьных и детсадовских столовых. Хотя сердобольные граждане чего только сюда не привозят. «Куда я дену соленые сухарики? Прошу увезти обратно. Вот привезли ящик просроченных конфет. Конечно, их собакам тоже нельзя, но раз в день я угощаю их по одной в качестве лакомства». Вскоре здесь появится своя полевая кухня, чтобы готовить питание прямо на месте.

А вот ветеринарный пункт пустует, поскольку еще не обустроен, ведь договора с ветклиникой пока нет. Да и большой вопрос – будет ли здесь на постоянной основе находиться собачий лекарь.

В идеале это должно выглядеть так. «Попавшая в пункт собака проходит ветеринарный контроль и получает необходимый уход. Затем она стерилизуется, чипируется и отпускается в естественную среду обитания либо к тем горожанам, кто хочет завести домашнего питомца. Время пребывания в пункте передержки не может превышать 30 дней», – говорили представители управления благоустройства. Но одно дело написать на бумаге, и совсем другое – действовать в условиях жестокой и очень малобюджетной реальности.


«Собачий» закон пока не писан

В 2015 году полномочия по отлову и содержанию бездомных животных были переданы субъектам РФ. До той поры этим, как могли, занимались муниципальные образования. А как они могли – ни для кого не секрет. Политкорректный термин из нормативных документов «отлов» всегда фактически означал умерщвление животного либо сразу на месте, либо спустя непродолжительное время. Сложно спорить с тем, что они выполняли нужную работу, обеспечивая безопасность граждан. Но под горячую руку попадали все без разбора: и домашние животные, и вполне социальные прикормленные собаки, и вовсе безобидные кошки.

Хотя сегодня полномочия и отошли регионам, новых законов не появилось. В наличии – лишь древняя нормативная база в виде инструкции по отлову. Каждый раз, когда в разных городах страны собаки калечат или загрызают насмерть людей, как правило, детей, – Президент вновь напоминает Госдуме о необходимости незамедлительно принять федеральный закон. Последнее такое напоминание имело место на весенней сессии. Закону придумано и название – «Об ответственном содержании животных». Но толку мало: воз и ныне там. Проект закона, призванного регламентировать порядок отлова и содержания, тухнет уже около десятка лет.

Регионам ничего не оставалось, как начать пользоваться набором правил, придуманных светлыми умами общественников из Санкт-Петербурга и Москвы. Речь в них идет именно об отлове и содержании с исключениями, в которых может осуществляться эвтаназия. Но толкований, которые появились в силу недоразвитости нормативно-правовой базы, слишком много, и они запутаны. Например, есть безнадзорные городские животные, вполне социальные, которые «дружат» с человеком на взаимной основе. А есть дикие и полудикие. С одной стороны, таковые продолжают оставаться собаками, которые генетически не боятся людей, но, поскольку никогда не видели человеческих рук, не подлежат адаптации и социализации и представляют явную угрозу для людей и других домашних животных. Как с ними поступать? Пока нет федерального закона, об этом можно только рассуждать. И, конечно, действовать, при этом нарываясь на статью УК РФ о жестоком обращении с животными.


В идеале и на деле

«Органы государственной власти должны, прежде всего, обеспечивать безопасность населения, – уверена руководитель агентства по ветеринарии Камчатского края Марина Ништа. – Я сама люблю собак, занимаюсь ими с детства, и когда твоя собственная собака нападает на человека, приоритеты выстраиваются очень четко. Если выбор стоит между здоровьем и безопасностью человека и жизнью собаки, я выбираю человека».

…На Камчатке сформирована какая-никакая региональная нормативная база – правила отлова и содержания безнадзорных животных. Приняв в 2015 году полномочия по отлову и содержанию, власти края понимали всю сложность вопроса. В отличие от Санкт-Петербурга и ряда других городов у нас нет частных приютов, с которыми можно было заключить договоры и работать по схеме «отлов – стерилизация – устройство либо выпуск в среду обитания». Поэтому вместе с деньгами эти полномочия были переданы обратно городским округам и муниципальным районам. Тогда же всем районам, кроме Алеутского и Пенжинского, и всем городским округам были сделаны межбюджетные трансферты от края.

Тогда же было принято решение о создании приюта в Елизовском районе как пункта не временного, а постоянного либо длительного пребывания животных. Он работает в статусе филиала муниципального зоопарка, что с организационной точки зрения весьма удобно. В остальных муниципалитетах созданы небольшие пункты для временного содержания на 3–4 вольера. В Петропавловске в октябре появилось более крупное по количеству «посадочных мест» хозяйство.

Попав в пункт, в течение 10 дней животное должно быть осмотрено ветеринаром. Если собака здоровая и неагрессивная, для нее полагается найти хозяина, который будет согласен подписать акт о приеме и ответственном содержании животного. Но прежде собаку необходимо стерилизовать. Логика в этом требовании прослеживается: если человек заплатит деньги за щенка дорогой породы, он неоднократно подумает, прежде чем впоследствии выкинуть его на улицу, не сойдясь характерами. С дворнягой из приюта в случае возникновения проблем никто церемониться не будет. Оказавшись в «естественной» среде, она произведет не один выводок таких же никому ненужных существ.

Это, видимо, и есть ответ на вопрос тех, кто в первые дни работы пункта желал забрать домой щенков, но рабочий Виктор стойко преграждал визитерам путь и псов не отдавал.

После стерилизации собака, по опыту все тех же российских (и не только) мегаполисов, может быть выпущена в прежнюю среду обитания. «Большинство уличных животных социализированы. Люди не могут взять их домой, но общаются с ними и кормят. Главное – чтобы не появлялись щенки», – считает Марина Ништа.

Но вот незадача: правильно определить характер собаки может только компетентный эксперт – кинолог либо ветеринар соответствующей специализации. Будут ли таковые привлекаться к работе – пока не очень понятно.

А вот тех, кто опасается псов именно в качестве разносчиков бешенства, можно успокоить: на всей территории Камчатского края эпидемиологическая обстановка по данному заболеванию абсолютно гладкая. Бешенства у нас попросту нет.


По карману ли Айболит?

С 2015 года пункты временного содержания бродячих животных в Петропавловске работали на основе договоров с некоммерческими волонтерскими организациями. Но получалось не все из-за отсутствия транспорта и должного оснащения. С учетом полученного опыта было решено создать имущественный комплекс, что и было сделано – в виде тех самых 44 вольеров и двух небольших модульных построек. И на сей раз подряд по конкурсу выиграли не волонтерские организации, а МУП «Спецтранс».

Очень важная деталь: предыдущие контракты на временное содержание животных «стоили» около 400 тысяч рублей из расчета на один месяц. Сумма скромная, но ее хватало на питание и обслуживание. А главное – ветеринарные клиники брались за стерилизацию животных по себестоимости, просили лишь обеспечить перевязочный материал.

На сей раз на конкурс вышло МУП «Спецтртанс», снизило цену до 500 тысяч рублей на два месяца действия контракта. Итого – по 250 тысяч на месяц, а на это уже вовсе не разбежишься. Ветклиники сначала высказали готовность продолжать сотрудничество с пунктом на альтруистических началах, но, услышав о сумме, были вынуждены сообщить, что она не укладывается даже в себестоимость.

В октябре на совещании представителей мэрии, «Спецтранса» и волонтеров было подтверждено: за эти деньги не сделать операции даже в государственной клинике. И пришли к выводу: не остается ничего, как подключить «административные рычаги», а именно заключить с ветеринарной станцией общий договор, не расписывая при этом стоимость каждой услуги. Планируется делать операции по мере потребности, стерилизовать«девочек», а на кобелях в основном экономить.

Согласно нормам содержать животное в пункте можно до 10 дней. Этого срока с трудом хватает на обязательный карантин, дегельментизацию и стерилизацию. Ветеринары утверждают, что только на восстановление после операции суке требуется 10–14 дней, кобелю – не менее 7 дней. Впрочем, по заключению ветврача срок содержания в пункте может быть продлен до 14 дней. О 30 днях речи уже не идет: это непозволительная роскошь.

И как успеть стерилизовать и выходить животное за отведенное время? «Есть хорошо зарекомендовавший себя метод стерилизации, не требующий снятия швов, разработанный доктором Юрием Микитюком из Санкт-Петербурга. Весной прошлого года группа ветврачей из Петропавловска и районов обучилась данному методу, который теперь успешно применяется», – пояснила Марина Ништа. В общем, как бы ни ругались зоозащитники, денег от этого больше не станет.


Не при детях будет сказано

Как не прекратятся и отстрелы собак. Своры диких псов бегают вблизи воинских частей, доков и причалов – действующих и заброшенных. Жители прилегающих домов боятся. Сейчас представители агентства по ветеринарии пытаются договориться с жителями района судоверфи, где особенно много полудиких собак. Люди должны определиться, с какими животными они «дружат», и забрать их себе. Но уже сейчас понятно, что большинство собак придется отстрелить. Днем они сверкают глазами из-под пола, а ночью выходят на охоту.

Директор МУП «Спецтранс» Андрей Кашин не скрывает, что только за пару недель октября было «отловлено» две сотни псов, которые в преддверии зимы вернулись из лесов в город. Как с ними пришлось поступить – не при детях будет сказано. Да и пункт, как мы знаем, рассчитан максимум на 88 «голов».

Из бесед с Андреем Владимировичем становится ясно, что в роли собачьего «опекуна» он оказался скорее вынужденно и чувствует себя не вполне уютно. Но, назвавшись «груздем», в рамках своей должности обязан выполнять закон. А его, федерального, как не было, так и нет, несмотря на президентские напоминания. И где ставить знаки препинания в предложении «отстрелить нельзя спасти» – не очень понятно.


Волонтеров много не бывает

Хоть как-то облагородить ситуацию способны только волонтеры. «Если бы волонтерские организации в Петропавловске постоянно не занимались безнадзорными животными, дело бы вообще не сдвинулось с мертвой точки, все животные были бы на улицах и в подвалах, – считает Марина Ништа. – Они знают, как содержать и куда можно определить собак, успешно подыскивают им хозяев. Сейчас их главная задача – пристроить животных».

Андрей Кашин подтверждает: «Мы ждем волонтерские организации, готовы к ним прислушиваться и сотрудничать». Дело не заставило себя ждать. Недавно было заключено соглашение между МУП «Спецтранс» и некоммерческой организацией «Лига помощи животным Камчатки». За последнее время через волонтеров было передано новым хозяевам более десятка собак. «Потенциальным хозяевам мы объясняем, как кормить собак, как гулять с ними и что заботиться о животном придется ближайшие 10–15 лет, – говорит юрист лиги Мария Штейн. – Некоторые после таких бесед меняют свои планы».

Но волонтеров много не бывает. «Мы ждем, что наши ряды пополнятся, – говорит Мария. – Содержащихся в пункте собак необходимо выгуливать, общаться с ними. Имеющихся сил для этого не хватает».

Минувший тайфун натворил здесь немало бед: территорию пункта залило водой, и рабочий Виктор в одиночку рыл каналы. Поэтому силы волонтеров понадобятся и для того, чтобы «приподнять» вольеры. Как во избежание подобных ситуаций, так и чтобы псы зимой здесь меньше мерзли.

Не стоит забывать, что виновниками ситуации, в которой приходится создавать временные прибежища для несчастных животных либо их отстреливать, остаются люди, отказавшиеся от ответственности за тех, кого приручили. А сегодня произошло главное: в городе положено начало большому и хорошему делу, и шанс исправить ошибки есть у каждого.


Мария ШУПЕНИК

457

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых