Пешая жандармская команда на Камчатке

Петропавловск, начало XX века
Петропавловск, начало XX века

Назначенный в 1911 году приамурским генерал-­губернатором Николай Львович Гондатти добивается создания на Сахалине и Камчатке пеших жандармских команд. Поскольку комплектование их нижними чинами предусматривалось за счет сибирских стрелковых полков, об учреждении команд извещал приказ по Военному ведомству.

Военный министр Российской империи генерал-­адъютант В.А. Сухомлинов в письме приамурскому генерал­-губернатору Н.Л. Гондатти 27 апреля 1913 года сообщал: «Военный Совет… положил:

Упразднить местные команды Сахалинскую – на острове Сахалин и Петропавловскую – на Камчатке и сформировать Сахалинскую и Камчатскую пешие жандармские команды с подчинением таковых на Сахалине и Камчатке начальнику жандармского полицейского управления Уссурийской железной дороги в строевом, инспекторском и хозяйственном отношениях, на правах начальника дивизии, а в отношении исполнения этими командами полицейских обязанностей подчинить их по принадлежности губернаторам Сахалинской и Камчатской областей.

Означенное положение Военного Совета в 15­й день февраля сего года удостоилось ВЫСОЧАЙШЕГО утверждения».[1]

Камчатское подразделение состояло из трех офицеров корпуса жандармов, врача, вахмистра, нескольких унтер-­офицеров сверхсрочной службы и нижних чинов. Общая их численность составляла 126 человек.

От жандармской пешей команды на Камчатке в мирное время требовалось навести порядок в японских промысловых поселках, в том числе, если возникала необходимость, – с применением оружия. На нее также возлагались задачи охраны основных го­су­дар­ственных и военных объектов, силовой поддержки местной немногочисленной полиции и пограничный контроль пассажиров и команд, прибывающих в Петропавловск судов. Последнее направление, как считалось, позволит «противодействовать иностранному шпионству и революционной деятельности».

В случае появления угрозы иностранной интервенции Камчатская жандармская команда разворачивалась в стрелковый батальон с передачей его военному ведомству.

Подчинение Сахалинской и Камчатской команд начальнику жандармского полицейского управления Уссурийской железной дороги, находившемуся во Владивостоке, трудно объяснить. Особенно если учесть, что железных дорог на Камчатке не существовало ни тогда, ни сегодня. Охранные органы на транспорте выполняли совершенно другие задачи, нежели в отдаленных областях империи пешие жандармские команды. И это странное подчинение является одной из причин того, что жандармские подразделения на Камчатке и Сахалине как органы обеспечения го­су­дар­ственной безопасности не состоялись.

Планировалось, что Камчатскую жандармскую команду расквартируют в нескольких населенных пунктах области, но реальные условия, а также начавшаяся Первая мировая война не позволили этого сделать. Да и вообще, созданная команда из всех возложенных на нее задач время от времени занималась паспортным контролем пассажиров и команд иностранных судов, а также несла караульную службу и конвоировала задержанных и осужденных подданных Российской империи во Владивосток.

Реальное формирование команды началось спустя несколько месяцев после выхода распоряжения по Военному ведомству. 14 сентября 1913 года ротмистр Константин Николаевич Бологовской, потомственный дворянин, участник Русско­-японской войны, приказом по Отдельному корпусу жандармов назначается начальником Камчатской команды. В ее состав также входят поручики Н.И. Пинегин и П.Г. Птицын. Все три офицера до этого проходили службу в Варшавском жандармском дивизионе. Нетрудно предположить, что назначение на восточную окраину империи они восприняли без энтузиазма. Комплектовалась Камчатская пешая команда, как уже сказано выше, из нижних чинов сибирских стрелковых полков и частично Сахалинской местной команды.

Хоть Военным министерством и предписывалось направлять в жандармские команды наиболее благонадежных рядовых и унтер­-офицеров, на деле в Отдельный корпус командировали не самых лучших. Так, в принципе, и до сего дня поступает любой командир, получив распоряжение направить подчиненных для комплектования вновь создаваемых частей.

Начальник жандармского полицейского управления Уссурийской железной дороги полковник Андрей Николаевич Меранвиль де Сент­-Клер 25 января 1914 года сообщал приамурскому генерал­-губернатору: «Поступившие на укомплектование команды из разных частей войск нижние чины действительной службы в большинстве крайне неразвиты умственно, почти не обучены военному делу, плохо владеют оружием и не проникнуты воинским духом».

Случайный подбор личного состава предопределит активное участие оставшихся после 1917 года на Камчатке жандармских нижних чинов в революционном движении. Они составят костяк первого отряда Красной гвардии на полуострове. Судьба многих из них хорошо известна. Среди них А.Н. Олейник (Топорков). Его имя присвоено одной из улиц краевого центра. Он в декабре 1917 года совместно с И.Е. Лариным организовал первый Петропавловский городской совет рабочих и солдатских депутатов, который возглавлял с апреля по июль 1918 года. Затем партизанил в Приморье. После Гражданской войны работал в милиции и прокуратуре, активно участвовал в Великой Отечественной войне.

Бывший вахмистр Камчатской жандармской команды К.А. Куксенко также партизанил на Камчатке. В 20­е годы возглавлял милицию Петропавловска­-Камчатского. Правда, органы ОГПУ привлекут Куксенко к уголовной ответственности за нелегальную торговлю пушниной и криминальные связи с китайскими контрабандистами.

Однако вернемся к комплектованию жандармской команды. Во Владивосток, где происходило ее формирование, ротмистр К.Н. Бологовской прибывает только в декабре 1913 года. Ранее на Камчатку с 25 нижними чинами для строительства казармы командируют обер­-офицера команды поручика П.Г. Птицына. До сооружения деревянных строений жандармы жили в палатках в районе Култучного озера.

Два других офицера команды ротмистр К.Н. Бологовской и поручик Н.И. Пинегин доставят остальных членов команды, семьи, продовольствие и строительные материалы в Петропавловск. На Камчатке их застанет известие о начале Первой мировой войны.

Жандармская команда примет участие в эвакуации населения из города осенью 1914 года, когда возникнет опасность подхода к городу базировавшейся в Циндао[2] германской эскадры. На Камчатке немцы якобы намеревались создать военно-­морскую базу. Но японцы, выступившие в войне на стороне Антанты, преградили германской эскадре путь на север, и угроза захвата Петропавловска, не имевшего никаких укреплений, миновала. Жители вернулись в город.

Служба у ротмистра Бологовского на Камчатке не задалась. У него не сложились отношения с вице­-губернатором А.Г. Чаплинским, имевшим серьезные связи в Петербурге. Родной брат чиновника Г.Г. Чаплинский в чине тайного советника[3] занимал должность сенатора Уголовного кассационного департамента Правительственного сената. Причиной конфликта между офицером и вице­-губернатором, по некоторым данным, стали недостатки в снабжении чинов жандармской команды положенными видами довольствия и якобы вскрывшиеся махинации Чаплинского с пушниной. Вина вице­-губернатора осталась недоказанной, но чиновник поспешил избавиться от беспокойного начальника жандармской команды. При связях вице­-губернатора увольнение ротмистра с должности не составило труда.

Тем более что у Бологовского оказались натянутыми отношения с офицерами жандармской команды и ее врачом коллежским асессором Макаревичем. Они забросали Никольск­-Уссурийский и Петроград[4] жалобами. Первая проверка, которую по поручению полковника А.Н. Меранвиль де Сент­-Клера проводил начальник Хабаровского отделения Жандармского полицейского управления Уссурийской железной дороги подполковник Гириллович. Он особого злоупотребления в деятельности Бологовского не нашел.

Меранвиль де Сент­-Клер, докладывая 20 апреля 1915 года шифрованной телеграммой в штаб корпуса жандармов о результатах проверки на Камчатке, отмечал, что «отлично аттестованный месту прежнего служения, проявивший ныне занимаемой должности выдающиеся энергию, служебное рвение, любовь делу, ротмистр Бологовской, не обладая необходимой выдержкой, слишком горяч, резок подчиненными, но сомневаться его добросовестности я оснований пока не имею».

Результаты разбирательства, очевидно, не устроили А.Г. Чаплинского. Он приводит в действие административные рычаги, и в мае 1916 года назначается новая проверка. В этот раз ее проводят офицеры военно­-судебного ведомства. В результате Бологовского отстраняют от должности и передают дело следователю. Жандарма обвиняют по девяти статьям уложения Российской империи о наказаниях.

У меня возникли серьезные подозрения в реальности большинства инкриминируемых ротмистру преступлений.


Владимир СЛАБУКА



[1] Орфография, в том числе написание строчных и прописных букв, сохранена.

[2] С марта 1898 года колония Германии. Капитулировала перед англо­-японскими войсками 7 ноября 1914 года.

[3] Гражданский чин соответствовал званию генерал-­лейтенанта.

[4] С началом Первой мировой войны Санкт­-Петербург был переименован в Петроград.

434

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых