О минных полях и военных лоцманах, без которых пройти ни в Петропавловск, ни обратно было невозможно

Казаки Петропавловского отряда восстановили и поставили в бухте Русской памятную доску в честь работы военно-лоцманского пункта. Август 2015 г.
Казаки Петропавловского отряда восстановили и поставили в бухте Русской памятную доску в честь работы военно-лоцманского пункта. Август 2015 г.

«В первые же дни войны ТОФ стал выставлять оборонительные минные заграждения на подходах к Владивостоку, Советской Гавани и Петропавловску-Камчатскому, – сообщается в книге «Гидрографы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». – В июне – августе 1941 года создана военно-лоцманская служба, которая сразу же приступила к обеспечению проводок кораблей и судов по минным фарватерам… пополнялась за счет призыва штурманов и капитанов транспортного и промыслового флотов».

У входа в Авачинскую губу постоянно дежурили два пограничных катера. Не зная пароля, пройти мимо них было невозможно. Пароли знали военные лоцманы.

Михаил Васильевич Стукалин перед войной был начальником и лоцманом рыбного порта АКО. Будучи призван на военную службу 1 августа 1941 года, он возглавил военно-лоцманскую службу Петропавловск-Камчатской военно-морской базы и организовал проводки по минным полям так, что в Петропавловск и обратно было проведено около 5 000 всевозможных плавсредств без единого ЧП.

Капитан дальнего плавания Виктор Федорович Скорупский, мобилизованный в ТОФ перед войной, в июле 1941 года выставлял минные поля в Авачинском заливе. Мне довелось встретиться с ним в Москве осенью 1990 года. Он даже нарисовал план размещения мин.

Застала я в живых и Илью Кондратьевича Краснопоясовского, служившего в Ахомтене с сентября 1942 года. Он сменил в руководстве ВЛП М.В. Стукалина в августе 1945 года, когда того перевели в один из корейских портов, где минные поля выставили с самолетов американцы. Илья Кондратьевич подарил мне подписанный им итоговый документ о работе ВЛП в бухте Ахомтен, датированный 15 мая 1947 года.

Этот документ и рассказ о работе военных лоцманов опубликованы уже 20 лет назад в книге «Ленд-лиз. Тихий океан» (М., 1998) и больше 10 лет назад в книге «Третий период славы Петропавловска-Камчатского» (П.-К., 2007) (последняя книга сделала меня лауреатом всероссийского конкурса Союза журналистов в номинации «За профессиональное мастерство»).

Военный лоцман, находясь на судне, идущем первым в караване из 3–5 судов, вел этот караван через проходы в минных полях кильватерной колонной. Сегодня нередко мы слышим о том, что Камчатка в годы войны была тылом. Кто-то называет этот тыл глубоким, кто-то стратегическим, кто-то и вовсе использует понятие «камчатский тыл».

Мне хотелось бы познакомиться с тем, кто считает, что в тылу ставят минные поля, что тылом является государственная граница, которая проходит не только по восточному, но и западному побережью Камчатки.

Вызывает большое сожаление и то, что камчатские исследователи Курильского десанта ни слова не говорят об участии в нем военных лоцманов. А ведь те из них, которые привели два отряда из Петропавловска к Шумшу, были награждены орденами Боевого Красного Знамени. Это старший лейтенант Захар Иванович Байков и лейтенант Алексей Николаевич Буцык.

Осенью 1946 года Захар Иванович Байков, ставший уже капитан-лейтенантом, привел караван судов из Ахомтена в Петропавловск, пришел с рейда на катере, почувствовал себя плохо. Пока дежурный портнадзора искал машину, чтобы отправить его домой, он умер.

Рано, не дожив до 60 лет, 27 февраля 1961 года умер Михаил Васильевич Стукалин. Он был моряком всех ипостасей. В 19 лет со второго курса Самарского университета пошел добровольцем в РККФ (Рабоче-Крестьянский Красный флот), попал в гидрографические части. После учебы в Ленинграде служил на Дальнем Востоке. Вышел в отставку и работал в управлении Севморпути начальником службы проводки Восточного сектора Арктики. На Камчатку переехал в 1939 году, работал в рыбном порту. После войны служил в Даляне, Владивостоке, в Центральной гидрографии ВМФ в Ленинграде. Выйдя в отставку, вернулся на Камчатку и работал капитан-наставником в Камчатрыбпроме. Были известны самые высокие оценки этой его работы.

Похоронив Стукалина на кладбище у Халактырского аэропорта, вдова и сын уехали с Камчатки и вскоре один за другим тоже ушли из жизни. Когда книга «Ленд-лиз. Тихий океан» вышла в свет и попала на Камчатку, ее прочитал краевед Вадим Валентинович Бооль, который жил в годы войны рядом со Стукалиными, учился в школе с их сыном Володей и дружил с ним. О работе отца друга он тогда не знал ничего, узнал только из книги. А узнав, стал искать могилу Михаила Васильевича. Помогала ему Татьяна Александровна Шубина, знавшая о краеведческих исследованиях Бооля. Они нашли могилу в 2001 году. Военные моряки привели ее в полный порядок и подновляли каждое лето.

В июле 2006 года накануне Дня ВМФ первый и пока единственный раз почтили память главного военного лоцмана Камчатки представители командования Войск и Сил на северо-востоке России во главе с командующим тогда контр-адмиралом А.В. Витко. Сейчас он полный адмирал и командует Черноморским флотом.

В 2014 году обелиск с пятиконечной звездой, которая является символом воинской славы как СССР, так и РФ, на могиле офицера-фронтовика капитана 2-го ранга Стукалина заменили на черную мраморную плиту. Но я не теряю надежды, что когда-нибудь на нее обязательно вернется пятиконечная звезда.


Алла ПАПЕРНО

948

1 комментарий

феликс
07:32
феликс
Что знаете о судьбе Виктора Федоровича Скорупского. Встречался с ним, когда он был капитаном-директором На «Пищевой Индустрии». Рассказывал, как сидел на Колыме в 30-х.
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых