Рискуют здоровьем детей

Рискуют здоровьем детей

За пять последних лет заболеваемость туберкулезом на Камчатке снизилась на 20 процентов, в том числе за 2017 год ее удалось сократить на 5,5 процента. Несмотря на то, что до полной победы еще слишком далеко, Камчатский краевой противотуберкулезный диспансер может гордиться своим реальным вкладом в дело международной важности – борьбу с этим опасным заболеванием.

С тех пор, как диспансер возглавил опытный врач, хирург Андрей Громов, заболеваемость снижается не только в целом по краю, но, что особенно важно, по Корякскому округу, который всегда являлся настоящим рассадником инфекции. Нужно отметить, что заболеваемость среди детей за последние 8 лет снизилась почти втрое. Соответствующими темпами сокращается и смертность от туберкулеза.

Между тем в последнее время усиливается опасная тенденция: отказы родителей от прививок БЦЖ и иммунодиагностических тестов. Начитавшись в интернете невежественных страшилок, сердобольные мамаши добровольно подвергают детей опасности заражения туберкулезной инфекцией. По статистике один своевременно не изолированный больной туберкулезом заражает в среднем 10–15 человек. Об этом и многом другом – в беседе с главным врачом Камчатского противотуберкулезного диспансера Андреем ГРОМОВЫМ.

– Андрей Валентинович, благодаря чему удалось добиться столь впечатляющих результатов в борьбе с туберкулезом на Камчатке?

– Это результат большой системной работы, и сложно выделить какой-то решающий фактор. Огромное значение имеет увеличение хирургической активности. Когда я только пришел во фтизиатрию, в год мы оперировали 25–30 человек. Сейчас число операций выросло до 120–130 ежегодно. И это не предел. При этом медикаментозное лечение не уменьшается, мы всегда обеспечены необходимыми лекарственными препаратами.

Диспансер наращивает материально-техническую базу. Улучшается бактериологическая диагностика туберкулеза за счет поставки нового оборудования.

– В недавнем прошлом заболеваемость туберкулезом росла во многом за счет заключенных, которые болели сами и заражали других. Как обстоят дела сейчас?

– Обстановка значительно улучшилась. В начале 2000-х годов на территории местной ИК-5 работало туберкулезное отделение на 50 коек, где постоянно получали лечение более сотни человек в год. После 2010 года проходили лечение около 20 больных. А сейчас необходимость в отделении отпала, оно закрыто, случаи заболевания единичны, больных отправляют на лечение в специализированную колонию для больных туберкулезом в Приморский край. Сегодня весь туберкулез в «зонах» выявляется, что называется, на входе, диагноз ставится специалистами нашего диспансера, работа с УФСИН отлажена и строится на договорной основе.

Мы стараемся охватить все направления. Благодаря специалистам нашего организационно-методического кабинета работаем с территориями всего края, собираем статистику, составляем отчеты, на основании которых видим, как работает с туберкулезом каждый населенный пункт. Это помогает нацелить усилия на звенья, где работа ослаблена.

– Как организована работа на камчатском севере?

– Наши специалисты продолжают регулярно выезжать в отдаленные районы края в составе выездных бригад. Не так давно медики вылетели в Олюторский район, где обстановка весьма напряженная, несмотря на наличие противотуберкулезного диспансера.

Кроме того, по районам Корякского округа и другим населенным пунктам ездит специализированная бригада, состоящая исключительно из наших специалистов, которая проводит обследование населения и ведет просветительскую работу.

К концу текущего года планируется завершить объединение противотуберкулезной службы. Карагинский и Олюторский противотуберкулезные диспансеры вскоре станут филиалами Камчатского краевого противотуберкулезного диспансера. Уверен, что на качестве медицинской помощи реорганизация отразится только положительно, наладится более тесное взаимодействие. Я как главный врач и другие специалисты сможем эффективнее влиять на процесс оказания помощи больным, контролировать лечение. Вся медицинская помощь сейчас жестко регламентирована стандартами и порядками оказания медицинской помощи, но зачастую в отдаленных районах бывает игнорирование этих нормативов. Именно поэтому укрупнение служб идет по всей России.

На федеральном уровне сделан важный шаг: создана электронная база – федеральный регистр больных туберкулезом (ФРБТ). На Камчатке фтизиатрическая служба провела большую работу: в регистр были внесены все ранее поставленные на учет больные, а сейчас регистр пополняется вновь зарегистрированными больными. С введением ФРБТ у врача появилась возможность контролировать проводимое лечение и обследование пациента и т. д.

– Насколько распространен на Камчатке туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью?

– Это тяжелая проблема, лечение таких больных сложное, длительное и дорогостоящее. Но, должен отметить, число таких больных не увеличивается, а в 2017 году произошло снижение на 2 процента.

Снижается общее количество больных в крае, снижается бациллярное ядро – число больных с открытыми формами заболевания. Все меньше больных выходят на инвалидность, этот показатель снижен на 20 процентов. Это свидетельствует о том, что больные туберкулезом в основном выявляются на ранней стадии развития болезни и после эффективного лечения выздоравливают.

Безусловно, этому способствует и увеличение объема профилактических осмотров. В течение многих лет этот показатель был ниже 50 процентов, а норматив составляет 75 процентов. На него мы пока не вышли, но подбираемся к этой цифре, чем увеличиваем эффективность выявления туберкулеза на ранней стадии.

Профосмотр – это не только флюорография, но и иммунодиагностическое обследование детского населения до 8 лет – проба Манту, а в дальнейшем – «Диаскинтест». Начиная с подросткового возраста, используется как флюорография, так и «Диаскинтест».

– По всей стране врачи говорят об увеличении количества отказов от противотуберкулезныхпрививок и тестов. Как обстоят дела на Камчатке?

– К сожалению, в этом мы не отстаем, угрожающая тенденция усиливается. Это явное влияние невежественных настроений, насаждаемых через интернет. Все чаще отказываются от прививки БЦЖ. С начала 2018 года было уже 23 отказа от прививки в роддомах Камчатки. Это означает, что новорожденные камчатцы в условиях эпидемиологического неблагополучия в крае не имеют защиты от туберкулеза и могут заболеть этим инфекционным заболеванием.

Отказы от пробы Манту и «Диаскинтеста» менее часты, но и их становится все больше. К сожалению, законодательство дает родителям право на отказ. Хотя в государствах Евросоюза детей, не имеющих прививки, не допускают в организованные коллективы.

С 2018 года мы будем предлагать альтернативные методы иммунодиагностики у детей. В частности, такой метод, как T-spot. Здесь применяется технология инвитро – то есть кровь на наличие антител исследуется в пробирке, а не внутри организма, как при распространенных методах иммунодиагностики. Возможно, это как-то успокоит родителей, которые считают, что ребенку не должны вводиться те или иные биологические препараты.

– Насколько высока эффективность метода T-spot?

– Эффективность очень высокая, не уступает ни реакции Манту, ни «Диаскинтесту». А при иммунодефицитных состояниях этот метод бывает более достоверен, поэтому мы планируем его опробовать на ВИЧ-инфицированных пациентах. В качестве альтернативы длялюдей с нормальным иммунным статусом он не используется широко, поскольку является весьма дорогостоящим. Поэтому для граждан он будет платным. Точная сумма еще не просчитана, но только его себестоимость – 5–6 тысяч рублей. Понятно, что массового спроса на такую услугу не возникнет. Поэтому в ряде случаев детям и подросткам до 15 лет мы предлагаем делать флюорографическое обследование, и зачастую мамы на него соглашаются легче, чем на реакцию Манту или «Диаскинтест».

– Но ведь флюорография показывает только уже пораженные легкие?

– В случае с детьми все несколько иначе. Если заболевание развивается у ребенка, у него сначала начинается туберкулез первичного периода, который реже затрагивает легочную ткань, а оседает в лимфоузлах. Мы можем заподозрить туберкулез по косвенным признакам, когда расширены корни легких, и тогда ставим диагноз – туберкулез. Но когда непривитый ребенок пролечился, есть большая вероятность, что у него возникнет туберкулез вторичного периода.

Конечно, сегодня своевременно диагностированный туберкулез хорошо поддается лечению и дети излечиваются в ста процентах. Но стоит ли подвергать ребенка такому испытанию, не делая прививки и не прибегая в дальнейшем к плановому тестированию?

Тем более участились случаи, когда дети заболевают резистентным, то есть устойчивым туберкулезом. В этом случае лечение предстоит длительное и очень сложное, бывает трудно подобрать подходящие препараты, поскольку из-за своей токсичности многие лекарства не могут применяться в детской практике.

Все дети, которые поступают на лечение к нам в стационар, – из инфекционных очагов, то есть, из семейного контакта, где есть туберкулез. Чаще всего это туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью, что многократно усложняет лечение.

– Каков дальнейший путь таких детей?

– Мы их госпитализируем, пролечиваем и направляем в специализированные санатории за пределами Камчатского края для реабилитации. Параллельно лечение проходят члены семьи, чтобы ребенок смог вернуться в здоровую обстановку. Эта схема отлажена в Петропавловске, Елизовском районе, где эффективно работают органы опеки, с которыми мы тесно сотрудничаем. Что касается Корякского округа, здесь система может давать сбои: людей сложнее образумить и организовать.

– Бывают ли в действительности осложнения от методов иммунодиагностики и от прививок БЦЖ?

– Что касается БЦЖ, осложнения встречаются. По всей России регистрируется около 5–10 случаев осложнений в год. Как правило, это касается детей с иммунодефицитом и другими сопутствующими заболеваниями, на которые медики не обратили внимания, в результате чего дети подверглись инфицированию.

Проба Манту в редких случаях может давать небольшую местную аллергическую реакцию. «Диаскинтест» исключает любые негативные реакции. Это более современный метод исследования в отличие от реакции Манту, которая может давать ложноположительные реакции в ответ на вакцину БЦЖ. В связи с тем, что в национальном календаре профилактических прививок ревакцинация БЦЖ отменена в 14 лет, с 8 лет детям применяется «Диаскинтест». Если этот тест дает положительный результат, ребенок дообследуется, проводится компьютерная томография органов грудной клетки, в том числе лимфоузлов средостения, которые первыми отвечают на наличие заболевания.

С 2018 года этот метод диагностики распространится и на взрослое население, которое пока обследуется только методом флюорографии. Все понимают, что флюорография у взрослых показывает пораженные инфекцией легкие. Но мы, наконец, пришли к тому, что туберкулез у взрослых будет диагностироваться до развития болезни. Если до настоящего времени «Диаскинтест» был показан только детям, то в ближайших планах Минздрава РФ наряду с флюорографией применять его и к лицам старше 18 лет в группах высокого риска по заболеванию туберкулезом. Уже началась реализация пилотных проектов в ряде регионов, к которым Камчатка пока не отнесена, но, уверен, что это вопрос времени.

Латентную туберкулезную инфекцию нужно искать у людей, подверженных этому заболеванию, и прежде всего у ВИЧ-инфицированных, среди которых мы планируем в первую очередь использовать данный метод диагностики. Однако озабоченные своим здоровьем люди могут пройти «Диаскинтест» по собственной инициативе.

Каждый год 24 марта отмечается Всемирный день борьбы с туберкулезом – с целью обратить внимание на необходимость борьбы с заразной болезнью. Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения, каждый год в мире заболевают туберкулезом около девяти миллионов человек. Из них только шесть миллионов больных проходят лечение. Ежегодно от заболевания погибают до 1,6 млн человек.


Беседовала Мария ШУПЕНИК

1032

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых