Наталья КИСЕЛЁВА: Ищите друг друга…

Наталья КИСЕЛЁВА: Ищите друг друга…

ТВ-шоу «Жди меня» много лет пользуется широкой популярностью. А вот люди, благодаря которым оно создается, как правило, остаются в тени. Наталья КИСЕЛЕВА – известный камчатский краевед, биограф адмирала Василия ЗАВОЙКО, член Русского географического и Российского военно-исторического обществ, занимается еще и поиском людей, являясь доверенным добровольным помощником программы «Жди меня» и официальным представителем Национальной службы взаимного поиска людей.

Социальные катаклизмы, распад Советского Союза, военные действия – эти и подобные проблемы стали причиной обращений граждан, потерявших своих близких и друзей. Разделенные судьбы стали основой для создания масштабного проекта «Жди меня». Вот уже 18 лет на абсолютно добровольных началах, без всякой зарплаты Наталья Сергеевна ищет тех, чьи следы теряются на Камчатке, и соединяет потерявших друг друга людей. Наталья Сергеевна – замечательный человек, которая всю боль и душевное состояние других людей переносит через себя и своим бескорыстным трудом помогает людям стать счастливее.

«Сердце за людей постоянно болит: дети ищут отцов, матери – сыновей. Ищут друг друга потерявшиеся друзья и подруги...» – с этих слов началась наша беседа.

– Наталья Сергеевна, сколько людей удалось найти и соединить за эти годы? И насколько сложна работа следопыта?

– За 18 лет – более 3 тысяч. Откровенно говоря, работа непростая. Миграционная служба предоставляет сведения об умерших и выехавших за пределы Камчатки, и это уже полезная информация. Но адреса и телефоны живущих на Камчатке дать не могут, это будет нарушением закона, и их приходится искать самостоятельно. Конечно, я задействовала свой ресурс как лектор и краевед. Проехала все селения Камчатки от Усть-Камчатска до п. Октябрьского Усть-Большерецкого района с лекциями и уроками истории для школьников о Петропавловской обороне 1854 года, о первом военном губернаторе Камчатки адмирале В.С. Завойко. Приезжая в поселки, приходила в администрацию, в полицию, предоставляла сведения о тех, кого разыскиваю. Мне шли навстречу: были объявления по радио, в газетах, на телевидении с указанием имен тех, кого ищу, и номера моего телефона. Ингода, будучи в Петропавловске, звонила своим знакомым в селах, они помогали мне искать на месте.

– Помнится, лет 8 назад в Доме Дружбы в центре города был киоск программы «Жди меня». Что с ним случилось?

– Действительно, мы были пятым городом в России, где удалось открыть такой киоск. Первый вторник каждого месяца с 17 до 19 часов я встречалась с людьми, которые приезжали из всех районов Камчатки. Так мы работали два года, но однажды, придя туда, я увидела, что на месте киоска разместили представительство одной организации, а весь архив документов и адресованных мне писем был выброшен. Так что больше штаб-квартиры у нас нет.

Продолжаю работать с помощью миграционной службы при УМВД: она от моего имени и с моего разрешения посылает мои данные, телефоны по адресам разыскиваемых людей с просьбой позвонить по моему телефону или написать по моему адресу. Разыскиваю людей по всей Камчатке.

– Как это удается без денег, без личного транспорта?

– Практически всегда пользуюсь общественным. В особенно трудном поиске транспорт выделяет городская администрация. Спасибо ей за понимание важности поиска. Есть одна проблема – очень сложно получать пропуск в Вилючинск, а искать там людей приходится очень часто. Буквально на днях звонила женщина, инвалид. Мама у нее умерла, а папа вдруг признался, что она приемная, и сейчас мы ищем на материке ее родную маму...

Иногда пропуск в Вилючинск дают всего на несколько дней. А живу я на пенсию, и деньги на проезд, на перекус в кафе есть не во все дни месяца, уж простите за откровенность. Иногда сотрудники бюро пропусков Вилючинска отвечают по телефону: «Вилючинск не для гуляний…» Требуют подтверждающие документы: действительно ли я – действующий волонтер программы «Жди меня»? А нас таких во всем мире 1 500 человек. В интернете есть картотека с нашими лицами, с указанием принадлежности к стране и региону. Хотелось бы, чтобы пропуски давались на более длительный период и должностные лица понимали, для чего это необходимо.

– Вы соединили более 3 тысяч человек. Какие сюжеты выходили на эти темы?

– Дальний Восток в Национальной службе взаимного поиска людей курирует подполковник милиции Л.Н. Кондабарова. Она систематически присылает мне списки людей, которых нужно разыскать: их фамилии, имена, отчества, даты начала поиска, историю и кто ищет. А адрес того, кто ищет, остается в архиве программы «Жди меня». Неизвестен и адрес разыскиваемого человека, потому что это моя задача – его найти. Найдя адрес, я сообщаю его Людмиле Николаевне, а она передает его обратившемуся человеку. Такая специфика...

По камчатскому каналу телевидения было показано несколько сюжетов. Первая история очень трогательная и печальная. В «Жди меня» обратился мужчина из Керчи, который искал старшего брата: у них был один отец, но разные матери. Я нашла этого человека в Ключах, его звали Анатолий, около 40 лет. Оказалось, что у него онкология – рак языка. Нашла его по телефону через других жителей Ключей. Его женщина мне сказала, что к медикам он не обращается, лечиться не хочет. Я встретилась с главврачом онкодиспансера, решали вопрос о его размещении.

Жителей п. Ключи попросила собрать деньги и купить Анатолию билет до Петропавловска. Он приехал в город на костылях. Я встретила его на 10 км и на такси привезла в больницу. Оказалось, что у него сломана нога и к тому же он болен туберкулезом. О том, что он нашелся, сообщила в «Жди меня». Оказалось, что его брат из Керчи Евгений не может приехать на Камчатку из-за сложного материального положения. Он работает водителем тепловоза, три дня осталось до конца отпуска, а все деньги истрачены.

Позвонила в Москву куратору Л. Кондабаровой и спросила разрешение на обращение к нашим депутатам с просьбой профинансировать приезд Евгения. Мы все делаем бесплатно и не имеем права просить деньги на какое-нибудь мероприятие без специального разрешения центрального офиса в Москве. Разрешение было получено, так как это был исключительный случай.

Я обратилась к председателю Заксобрания Валерию Раенко. Огромное ему спасибо за то, что по его просьбе депутат Копылов выделил средства на билеты для Евгения. Братья встретились.

Журналисты камчатского телевидения сразу сняли сюжет встречи двух братьев для программы. К сожалению, вскоре Анатолий скончался.

Выходило еще два сюжета на одну тему. Это трагическая история, которая до сих пор не завершена. Много лет назад в Усть-Камчатске незамужняя женщина, имевшая маленькую дочку, родила двух мальчиков-близнецов. Одного ребенка она кому-то отдала, а второго, по имени Виталий, вырастила. Он пошел учиться в петропавловское ПТУ и однажды услышал от одногруппников вопрос, который принял за шутку. Его спрашивали, мол, ты что, слишком умный, ведь ты уже учился, а все продолжаешь. Он не придал значения этой фразе. Потом ушел в армию, и именно в это время его близнецу в приемной семье сообщили, что он не родной и у него есть брат.

Брат приехал в Усть-Камчатск, пришел в эту семью. Матери в живых уже не было. А сестра Виталия сказала, что он умер. И тот, расстроенный смертью брата, которого так и не повидал, уехал.

Прошло много лет, Виталию исполнилось 60 лет, и бывшая одноклассница решила ему рассказать всю правду. Узнав свою историю, Виталий обратился ко мне, и в программе появился сюжет об этом. С помощью программы «Жди меня» мы ищем до сих пор его брата. Виталий же искренне верит в то, что его брат жив, и уверен, что близнецы могут умереть только одновременно…

– Кого ищете сейчас?

– Новые задачи появляются практически ежедневно. В одном случае муж разыскивает жену для того, чтобы с ней развестись. Они давно не живут вместе, и на своем новом месте жительства мужчина не может завести новую семью. Уже были объявления по радио и в газетах, но женщина не откликается.

Другой случай. Молодежь отдыхала в Анапе, и девушке очень понравился парень. Я его нашла, но выяснилось, что молодой человек уже женился…

Было немало трогательных историй о соединении родителей с детьми, и они для меня особенно важны. Бывают случаи, когда люди, зная, что их ищут родственники, не желают с ними встречаться. И тогда мне приходится их убеждать, что людей, тем более родных, необходимо прощать.

Был случай, когда бывшего военного офицера, армянина, искали родные, так как он давно им ничего не сообщал о себе. Я обратилась в армянскую общину. Такого человека там не знали, посоветовали сходить и спросить в бане, где бывают армяне. В одной – на 10 км – не знали, указали адрес другой бани – на 13 км. Не знают, не приходил… Нашла я его все-таки в общежитии на 75 км. С родными созвонился и даже слетал к ним.

Как-то ко мне в киоск «Жди меня» пришла бабушка и поведала такую страшную историю. На площади Ленина было праздничное гуляние. День. Солнце. Музыка. Ее дочь, оставив бабушке внука, ушла погулять с подругой, которая взяла с собой дочку. К берегу подплыла шлюпка, в ней три парня пригласили девушек покататься по бухте. На следующий день в бухте нашли мертвую девочку, а остальные не найдены до сих пор. Заведено уголовное дело. Но почему бабушка пришла ко мне? Потому что на рейде стояли иностранные суда. Догадки. В надежде, что когда-нибудь правда всплывет.

Однажды я получила заявку на поиск моряка, который предположительно работал на судах БОРа. Два года он не давал знать о себе маме, у которой было три сына. Один живет с ней на Украине, один – на Сахалине, третий – на Камчатке. В отделе кадров мне отказались сообщить, где в данный момент находится потерявшийся. Потому что сомневались в том, что я добровольный помощник программы «Жди меня». Я все-таки смогла установить, что этот моряк переписывался с мамой через главпочтамт, потому кадры БОРа, не имея адреса родных, не сообщили маме о гибели еесына. Заявка была выполнена перед самым Новым годом, и я не рискнула сообщать маме о погибшем сыне. Весть об этом я отправила лишь спустя пару месяцев.

Наталья Сергеевна, что заставляет вас заниматься поиском людей?

– У меня осталось мало родственников, и, по сути, никогда не было настоящей большой семьи. Во время войны я потеряла маму и попала с братом в детдом. Иногда показывают в кино, что дети находят свою маму. Это всегда меня ранило. Наверное, поэтому я радуюсь, что другим есть кого искать. Я с удовольствием помогаю им в этом. Хочу, чтобы семьи соединялись. Чтобы матери и дети находили друг друга.

У меня рано ушел из жизни муж, есть сын. Семья – это главное в жизни человека, все остальное вторично. В семье человек питает любовь, силы побеждать, жить. Страшная трагедия – потерять родных. На моей практике часты случаи, когда сыновья забывают интересоваться о своих мамах, их здоровьем, не поздравляют с днем рождения и даже вовсе теряются. А мамы ждут и ищут. Для этого есть мы, волонтеры, которые находят членов семьи, напоминают о родных, помогают устраивать жизнь.

– В какой поддержке вы нуждаетесь как волонтер?

– Как я говорила, хотелось бы, чтобы никогда не возникало проблем с оформлением пропуска в Вилючинск на продолжительный период. И крайне важна помощь участковых полицейских в трудных поисках. Людей нужно находить, пока они живы!

И еще. Я очень благодарна журналистам редакции газеты «Камчатский край»: пусть больше людей знают о том, что есть у нас на Камчатке доверенный добровольный помощник Национальной службы взаимного поиска людей, который поможет найти друг друга.

Ищите, чтобы ни было, и ждите, несмотря ни на что!


Мария ШУПЕНИК

1646

1 комментарий

rosenberg_lubov
20:05
rosenberg_lubov
Прочла статью… Знаю эту замечательную женщину много лет и как писателя и как сердечного друга и как бескорыстного и трудолюбивого человека. Мне странно, что за столько времени с момента выпуска этой статьи никто из найденышей не написал даже пару добрых слов благодарности… Почему, когда чего-то нет у человека — он мается, страдает, ищет помощи. а когда получает её, то воспринимает как должное? Обязательно напишу об этом в моем блоге Инстаграм. С огромным уважением к самоотверженному труду Натальи Сергеевны Киселевой и её несгибаемой вере в добро, Психолог, гештальт-терапевт, регрессолог Любовь Розенберг, Москва
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых