Восток-Запад

Восток-Запад

Похоже, что красная камчатская путина-2018 всем нам запомнится на долгие годы. Раз за разом ее будут вспоминать, анализируя впоследствии и выловы, и цены на рыбу и икру, и способы регулирования вылова в разных районах, и даже взаимоотношения промысловиков, одни из которых от путины в восторге, а вторые обижены на недолов. Уникальность нынешней лососевой рыбалки во многом. Но в первую очередь, конечно, в том, что впервые за всю историю промысла красной рыбы к нашим берегам подошло такое количество горбуши. Для кого-то это стало трудностями организации, для кого-то — возможностью отлично заработать, кому-то дало пищу для разговоров и пересудов на десятки тем – от предложений разрешить ловить всем и всё до идей о том, что нужно перегородить устья рек, чтобы не пустить избыток рыбы на нерестилища.

Но нам сегодня хотелось бы услышать мнение людей, которые станут летописцами этой путины. Они всегда принимают лосось таким, каким он возвращается в наши реки, взвешивая его не на весах прибылей и убытков, а только для того, чтобы понять, как он питался и рос во время нагула, как смог выжить, чтобы вернуться на нерест туда, где проклюнулся из икринки. Директор ФГБНУ «Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии» (КамчатНИРО), кандидат биологических наук Нина ШПИГАЛЬСКАЯ рассказала нам и о том, как формировались прогнозы на эту путину, и о том, что сейчас происходит на камчатских нерестилищах.

— Нина Юрьевна, как оправдались научные прогнозы на этот раз? Сформировав их на столь неожиданном для всех уровне, сразу ли наука сама поверила себе?

— Отвечая на этот вопрос, необходимо говорить прежде всего о горбуше. Ведь «урожайность» лососевой путины всегда оценивается именно по ее подходам. Именно горбуша среди всех тихоокеанских лососей — основной объект, который является наиболее массовым и значимым в промысловом отношении. На этот раз и прогнозы, и подходы оказались беспрецедентными и по востоку Камчатки, и по западу.

Для востока вообще-то у нас урожайными считаются нечетные годы. Таким был прошлый год, когда на востоке рыбаки взяли около 149 тысяч тонн горбуши. Если ориентироваться на двухлетнюю цикличность, то в этом году подходы здесь должны были быть скромнее. Но, анализируя целый комплекс факторов, влияющих на выживаемость горбуши, мы признали ее поколение, которое сейчас вернулось на нерест, успешным, и ориентировали промысловиков на подготовку к высокому подходу горбуши на северо-востоке Камчатки.

Сначала специалисты КамчатНИРО прогнозировали вылов на востоке около 66 тысяч тонн, сейчас промыслом освоено 106,7 тысяч тонн горбуши. Опираясь на фактические данные подхода, оперативно скорректировали рекомендуемый вылов.

Наиболее массовые подходы горбуши на востоке Камчатки в этом году зафиксированы в группе рек Тымлат, Кичига, Белая – то есть центральной части Карагинского залива. При этом в Карагинской подзоне неплохими были и подходы нерки – выше прогнозных ожиданий. А вот кеты здесь было освоено несколько меньше объема, разрешенного к вылову.

Специалисты КамчатНИРО провели авиаучет в Карагинском и Олюторском заливах, охватив основные нерестовые реки северо-восточной части Камчатки. Заполнение нерестилищ горбуши здесь на оптимальном уровне, по нерке — выше оптимума, по кете — на субоптимальном уровне (это нижняя граница оптимума). То есть сейчас можно резюмировать, что и промысел в этом районе был успешным, и пропуск на нерестилища состоялся на должном уровне.

— Еще интереснее на этот раз сложился нерестовый возврат горбуши на западную Камчатку.

— Именно он и превратил путину-2018 в настоящее историческое событие для лососевиков. Следует отдать должное нашим коллегам из ТИНРО-Центра (Владивосток). Они ежегодно выполняют съемку в Охотском море, куда на ранней стадии нагула приходит молодь лососей (в том числе — и горбуши) всех охотоморских регионов – Западной Камчатки, Сахалина, Курильских островов, бассейна реки Амур и Магаданской области. По результатам этих работ ученые дали информацию о том, что учтено беспрецедентно большое количество молоди горбуши. Данные были просто невероятными – 2,7 миллиарда особей. В научной среде к этой информации отнеслись с большой осторожностью.

Конечно, при прогнозировании численности поколений мы руководствуемся не только данными этих съемок. Учитываются данные и по скату, и по численности родительского поколения, и по условиям, в которых проходил нерест, инкубируется икра и т. д. Все доступные нам данные были заложены в математическую модель, результаты применения которой свидетельствовали о том, что на западе будет суперурожайный год по горбуше. Это подтвердили и генетические исследования, которые показали, что в массовых скоплениях молоди горбуши в Охотском море примерно 80 процентов — западнокамчатского происхождения. Результаты исследований были использованы в материалах прогноза, который обсудили на расширенном ученом совете в головном институте – ВНИРО, и утвердили решением Отраслевого совета по промысловому прогнозированию при Росрыболовстве. Утвержденный прогноз составил 152, 5 тысячи тонн. До этого наибольший прогноз с наибольшим освоением был зафиксирован в 2012 году — 155 тысяч тонн горбуши тогда взяла Западная Камчатка.

— Ведь этой рыбе еще нужно было выжить и дойти до наших берегов, а мы должны были подготовиться к встрече с ней?

— Безусловно. В июне ТИНРО-Центром была проведена съемка в прикурильских водах, через которые горбуша возвращается после океанического нагула. Она подтвердила высокий процент выживаемости горбуши, хорошие условия ее нагула и массовый возврат на нерест. После этого Росрыболовство, дальневосточные научные организации, Минрыбхоз Камчатского края еженедельно на каждом заседании штаба путины говорили о том, что нужно готовиться к очень большим подходам, готовить приемные мощности, транспортный флот, холодильные мощности и т.д.

Надо сказать, что подходы горбуши к западной Камчатке превзошли все наши ожидания! По состоянию на 27 августа ее уже выловлено порядка 268,9 тысячи тонн. Рыбаки не останавливаются ни на минуту, работают в очень большом напряжении. Небольшую передышку дали им только штормовая погода и сложности со сдачей улова. Но при этом береговые заводы не прекращают работать.

Суточное освоение в этом году превышало 13 тысяч тонн. Такого не было никогда. В 2012 году зафиксирован только один день, когда освоение приблизилось к этой цифре. Еще один рекорд – долгосрочность горбушовой путины. Она никогда у нас не длилась так долго и с такой интенсивностью: горбуша идет не толчками, а постоянным мощным потоком. Все привыкли к тому, что активный промысел горбуши длится не более трех недель. Сейчас он идет уже больше месяца. Поэтому рыбаки, безусловно, выкладываются «на все сто» – надо отдать им должное.

Сейчас спад подхода мы зафиксировали только на юго-западе Камчатки, южнее реки Большая. Вводим там даже проходные дни для пропуска кижуча. Но от реки Колпакова до реки Кихчик горбуша продолжает мощно идти на нерест. И видеосъемки прошлой недели, которые поступают из этого района, показывают, что в море рыба еще есть. На этой неделе наши специалисты приступят к облетам нерестилищ в реках западной Камчатки, чтобы оценить, насколько эффективно идет нерест.

А пока на заседаниях Комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб в Камчатском крае и на штабе путины продолжаем говорить о том, чтобы рыбаки не сбавляли темпов промысла, потому что избыточный пропуск горбуши на нерестилища тоже не нужен.

— Многие уже сейчас говорят о том, что нерестилищам угрожает переполнение. Это действительно так? И какие это может повлечь последствия?

— На сегодняшний день пока нет достаточных свидетельств и подтверждений того, что на нерестилищах ситуация складывается по негативному сценарию. По реке Большая горбуша распределилась очень хорошо, причем зашла в те притоки, в которых ее не было долгие годы. А ведь это река, которая испытывает на себе колоссальную антропогенную нагрузку (влияние человека). Северо-Восточное территориальное управление Федерального агентства по рыболовству (СВТУ ФАР) уделяет этой реке, как и другим нерестовым рекам, очень пристальное внимание, инспекторы кету с неркой буквально провожают до мест нереста. В этом году по горбуше здесь ситуация хорошая. Наибольшую тревогу у нас вызывают реки Кихчик, Пымта, Коль, Колпакова… Именно они отмечены наибольшими подходами производителей горбуши. Она при избыточном подходе может повлиять на эффективность нереста других видов лососевых.

— Те, кто говорит о переполнении нерестилищ, используют термин «экологическая катастрофа». Такое понятие вообще существует в научном понимании?

— Для такого вида, как горбуша, характерны резкие колебания численности. Есть четкое понимание, что на численность ее в наибольшей степени оказывает влияние антропогенная нагрузка. Сейчас повлиять на ситуацию могут только промысел и его интенсивность. Чем больше горбуши будет освоено, тем меньше риск пропуска излишнего числа производителей на нерест.

Даже в избыточном заполнении нерестилищ для природы никакой катастрофы нет. Все это — естественные процессы саморегуляции природных систем. Конечно, горбуша — важнейшая составляющая экосистемы полуострова и оказывает огромное влияние на ее состояние. В природе ничего лишнего не бывает. Последствия избыточного подхода ее численности могут быть оценены как негативные и катастрофические только человеком с точки зрения его потребностей. Но в настоящее время выводы делать преждевременно. Окончательная оценка специалистами будет дана, когда нерестовый ход лососевых будет завершен на основании всего комплекса полученной информации.

— Нина Юрьевна, говоря о заполнении нерестилищ, невозможно пройти мимо Курильского и Азабачьего озёр, в которых нерестится наша нерка. Как обстоят дела с их заполнением?

— Начнем с Курильского, в которое уже пропущено порядка 1 600 000 производителей озерновской нерки. Река Озерная, которая вытекает из озера Курильское — относительно короткая, промысел здесь ведется преимущественно в реке. Речные тони начинают промысел раньше морских неводов и ловят в режиме «Два дня промысел, два дня – пропуск». Это позволяет равномерно пропускать нерку в озеро Курильское. Здесь, в месте истока реки Озерная, стоит рыбоучетное заграждение (РУЗ). Ежегодно там работают научные сотрудники, которые оценивают пропуск нерки на нерест. Кроме того, благодаря Ассоциации рыбопромышленников Озерновского региона (АРПОР) был закуплен гидроакустический комплекс, который позволяет в более ранние сроки оценивать количество прошедших по реке производителей. Он стоит после последней речной рыбалки выше по реке. Второй год ведется гидроакустический учет — и сравнивается с данными РУЗа. Комплекс дает данные раньше и очень нам помогает в подготовке рекомендаций по регулированию промысла. Оптимум заполнения нерестилища Курильского озера – 1,5-1,7 миллиона производителей. К моменту начала промысла морскими неводами около трети этого количества уже оказывается в озере. В этом году все было именно так. В Озерной вообще вся организация промысла, соблюдение решений комиссии по промыслу и пропуску прошли идеально. Был полностью освоен прогноз (19, 5 тысячи тонн нерки), который в соответствии с фактическими нерестовыми подходами скорректировали в сторону увеличения. В целом в Камчатско-Курильской подзоне рыбаки выловили 26,2 тысячи тонн нерки. Таким образом, мы констатируем, что ситуация с одним из самых значимых стад нерки Камчатки сейчас благополучна.

— Можно ли то же самое сказать о нерке Камчатского залива?

— Увы, уже как минимум третий год специалисты КамчатНИРО фиксируют здесь недостаточное количество производителей на нерестилищах. Мы даем промышленникам рекомендации, которые, с точки зрения КамчатНИРО, могут эту ситуацию исправить и повысить пропуск рыбы на нерест. Понимаем, что приведение неводов в нерабочее состояние – это достаточно сложно и трудоемко. Но считаем, что те решения, которые принимаются комиссией, должны выполняться. Промысел в бассейне реки Камчатка организован таким образом, что, если его вести в полном объеме и без ограничений, на нерестилища попадет критический минимум производителей. Единственная мера, позволяющая сохранить воспроизводство лососей в бассейне реки Камчатка хотя бы на уровне нынешнего состояния (не говоря об его улучшении!), — неукоснительное соблюдение ограничительных мер, решение о которых принимается на комиссии по регулированию промысла анадромных, и контролируется силами ПУ ФСБ России по восточному арктическому району на море и СВТУ ФАР на реке.

В этом году наши специалисты вновь отмечают недостаточное количество производителей на нерестилищах. В первую очередь это касается нерки. В результате тех усиленных ограничительных мер, которые были приняты в конце июля – начале августа, был зафиксирован пропуск поздней нерки в Азабачье, что позволяет сейчас говорить о том, что общее количество производителей, прошедших в озеро, приблизилось к оптимуму. Конечно, емкость озера позволяет отнереститься и большему количеству нерки. И если мы хотим увеличения стада, то нужно пропускать больше. Но опускаться меньше величины в 100 тысяч экземпляров категорически нельзя.

Необходимо отметить, что в текущем году достигнут показатель оптимума только за счет поздней нерки и только в озере Азабачье. Ранняя, весенняя нерка была пропущена в недостаточном количестве. Дефицит зафиксирован колоссальный, поэтому и вводились дополнительные проходные дни с приведением ставных неводов в нерабочее состояние. Но! Вся информация, которую мы получаем с контрольных створов и авиаучетов, говорит о том, что, за исключением озера, нерестилища бассейна реки Камчатка не заполнены. Например, в реке Еловка – одном из основных притоков Камчатки, где обычно нерестится около половины от общего числа производителей нерки – рыбы очень мало, порядка 120 тысяч особей при необходимом минимуме около 200 тысяч. В целом, с учетом озера и всего остального бассейна Камчатки, только около половины необходимого числа производителей нерки пропущено на нерест.

Часть рыбопромышленников Усть-Камчатска считают, что путина была провальной. Хотя официальные данные промысловой статистики говорят об обратном: горбуши выловлено 3915 тонн из 5000, кеты 3092 из 5230 тонн, нерки 10026 из 16008 тонн, кижуча 1239 из 2125 тонн, чавычи 256,9 из 440 тонн. Это данные промысла лососей в Петропавловско-Командорской подзоне на 27 августа. Помимо пользователей, работающих в Камчатском заливе (в основном — Усть-Камчатский район), в подзоне работают еще два залива – Авачинский и Кроноцкий. Цифры не окончательные, так как промысел еще продолжается, в том числе — и на реке Камчатка.

В целом при оценке путины следует учитывать и тот факт, что по сравнению с прошлыми годами увеличилась промысловая нагрузка. Так, не меньше половины пользователей в Камчатском заливе в этом году выставили ставные невода с длиной крыла до 1 км 300 м, хотя раньше ограничивались километром. Увеличилось и количество неводов. Эти меры повысили интенсивность лова, что негативно отразилось на пропуске производителей в бассейн реки. Но как это странно — не понимать, что лосось, не пропущенный на нерестилища сегодня, – это пустые невода через 5-6 лет.

— Это тем более странно с учетом того, что сами промышленники помогают науке проводить авиамониторинг нерестилищ и подходов рыбы на них.

— Ассоциации и рыбопромышленные организации края понимают необходимость проведения авиаучетов и облетов нерестилищ. Рыбохозяйственной науке в этом помогают промышленники всех районов – кто в составе ассоциаций, кто самостоятельно. КамчатНИРО с большой благодарностью принимает содействие в организации научных работ. На большом количестве предприятий работают наши научные сотрудники — изучают состав уловов. В этом году с помощью нескольких ассоциаций рыбопромышленных предприятий западного побережья Камчатки были впервые проведены исследования прибрежной среды в период ската молоди лососей из рек в море. Получили очень ценные данные. Надеюсь, что сотрудничество отраслевой науки и промышленников и далее будет таким же плодотворным.


Беседовала Светлана СОЛОВЬЕВА

1406

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых