Особенные дети

Особенные дети

Тема, которой мы сегодня коснемся, весьма щепетильна, потому что касается особенных детей. Так уж получается, что родителям деток с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) в нашем непростом мире выпадает особая миссия – двойная забота, усиленное внимание, более пристальное сопровождение своих малышей во всем, независимо от их возраста. Эти объективные трудности порой бывают такими, что у взрослых даже опускаются руки, а дефицит информации не позволяет им сориентироваться в особо важных для ребенка обстоятельствах.

Одно из таких обстоятельств – поступление ребенка в школу. Если с детскими садами и периодом дошкольного образования особенного ребенка все более или менее понятно, то в момент выпуска его из детского сада многие родители, имея на руках рекомендации психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК), не понимают, где их ребенок продолжит образование, в какую школу пойдет. В этом году к нам в редакцию обращались такие родители за советом и помощью, просили вместе с ними разобраться, в какие двери им стучаться, как стать первоклассниками.

Вопрос этот оказался непростым, и разобраться в нем нам помогли специалисты камчатского КГАУ ДПО «Камчатский институт развития образования».

Главное, что мы должны твердо усвоить: окончательное решение о том, где именно будет учиться ребенок, принимают только родители. Российский закон «Об образовании» говорит, что родители имеют право устроить ребенка в любое учебное учреждение, которое считают нужным. Конечно, при условии наличия в нем мест. Если у вас, например, ребенок с ОВЗ (это может быть и задержка развития, и умственная отсталость, проблемы со слухом или зрением и так далее) и вы считаете, что ближайшая к вам общеобразовательная школа ему подходит, вы идете именно в нее. Или, наоборот, полагаете, что по педагогическому составу и условиям обучения вам подходит школа, расположенная в другом районе города, – вы идете в нее. При наличии мест ни одна школа не имеет права отказать такому ребенку в обучении. Однако родители должны при этом четко сознавать, что особенным детям и при обучении в обычной школе будет требоваться их особое внимание и усиленная помощь. Поэтому, выбирая между общеобразовательной школой и специальным учебным заведением, нужно очень хорошо подумать.

Старший преподаватель кафедры педагогики и психологии дополнительного и специального образования Института развития образования Светлана Ложанова рассказала о том, как педагоги вместе с родителями могут помочь особенным деткам пройти все ступени образования наиболее оптимально и с пользой.

– Когда ребенок поступает в массовую группу детского сада, работающие там внимательные педагоги через некоторое время должны увидеть, чем он выделяется среди других детей в эмоциональной сфере, в поведении, удается ли ему найти контакт с другими детьми, не уходит ли он в себя, или, наоборот, не активен ли излишне. За ребенком наблюдают на занятиях, в общении… На этом этапе специалисты предлагают родителям провести тестирование ребенка и диагностику, которые позволяют выявлять проблемы. Только в том случае, если родители дают согласие, психологи, дефектологи, логопеды начинают это обследование. Если согласия нет, продолжается просто наблюдение этого ребенка. Затем в любом случае педагоги приглашают родителей на беседу, чтобы рассказать им о возникающих проблемах и вместе найти способы помочь ребенку адаптироваться в коллективе. Если родители идут на контакт – хорошо, если нет, то процент успешного обучения малыша, конечно, снижается. Ведь причин даже у задержки развития ребенка может быть множество, а педагоги могут узнать о них только от родителей. Причем запрашивать эту информацию педагоги не имеют права, она охраняется законом.

– Светлана Михайловна, получается, что в таких случаях важно, чтобы родители были честными и с собой, и с педагогами, потому что от их поведения и решений в этот период зависит дальнейшее развитие ребенка и будущее обучение. Для многих родителей само направление на ПМПК уже становится чуть ли не приговором, а рекомендации этой комиссии воспринимаются почти как клеймо: мой ребенок умственно отсталый, все – конец! На самом деле ведь это не так?

– На самом деле ПМПК – и есть тот ориентир, который должен помочь и родителям, и ребенку. Нужно именно так относиться к рекомендациям комиссии. Если на дошкольной ступени малыш прошел ПМПК с выявлением каких-то проблем, родителям не нужно паниковать и передавать эту панику ребенку. Ведь только ПМПК определяет, что у ребенка есть ограничения возможностей здоровья и расписывает в своих рекомендациях все условия, которые должны быть созданы для его дальнейшего обучения и в детском саду, и в школе. Это очень важно понимать. Самостоятельно этого не может сделать ни один педагог. ПМПК расписывает, что ребенку необходима помощь логопеда, дефектолога (если есть проблемы с познавательной сферой), психолога, чтобы корректировать эмоциональную сферу, и так далее. Без решения ПМПК такие услуги ребенку не будут оказаны, потому что это нарушение финансовой дисциплины учебного учреждения.

Родители, кстати, вправе никому не предъявлять заключение ПМПК и настаивать на обучении ребенка на общих основаниях. Но! Если ребенок с ОВЗ пришел к педагогам, а педагоги не знают рекомендаций ПМПК, то его будут обучать по стандартной программе. Результатом может стать то, что ребенок «не потянет» эту программу, будет сильно отставать, а требования к нему будут предъявляться общие, в то время когда ему требуются специальные образовательные условия по специальной программе, которую он освоит успешно. Поэтому мы бы посоветовали родителям обратить на рекомендации ПМПК самое пристальное внимание.

Бывает, что родители скрывают проблемы ребенка, учитель о них не знает и может ненароком даже навредить ему своими требованиями, предъявляемыми как к обычному ребенку. Это может даже выключить ребенка из процесса обучения на какое-то время, стать мощным демотиватором к дальнейшему обучению, затруднить социализацию и так далее.

ПМПК – никакой не приговор. Эта комиссия всегда назначает через какой-то временной промежуток повторное обследование ребенка, чтобы дать ему время и ресурсы проявить себя, показать динамику развития, а потом снова обследовать для дачи новых рекомендаций.

– Ну, допустим, ребенок с ОВЗ закончил детский сад, прошел обследование ПМПК, выходит на школьную ступень. Что делать родителям, как правильно определиться с тем, где ему лучше учиться? Многим родителям советуют идти по инклюзии в ближайшую школу. Но родители не совсем понимают, что это такое…

– Инклюзия – это подключение определенного количества детей с ОВЗ в общеобразовательный класс. В таких классах учитель работает сразу по двум программам – по общеобразовательной и по программе для детей с ОВЗ. Наша система образования только начинает работать по такой схеме. Пока это вызывает определенные трудности и проблемы для школ и педагогов.

– Наверное, учителя не слишком хотят усложнять себе и без того нелегкую работу, и где-то в душе не слишком хотят прихода детей с ОВЗ в общеобразовательные классы…

– Возможно. Но работа есть работа, и обязанность учителя уметь работать именно со всеми категориями детей прописана в профессиональном стандарте. И потом, для детей с ОВЗ в школе предусмотрено комплексное сопровождение. Они обучаются по своим программам, которые им рекомендует ПМПК. А эти программы включены в образовательные стандарты. С ними работает не только учитель (он вообще для них вторичен).С ними работают дефектолог, логопед, психолог и социальный педагог. В начальной школе ребенок может даже не посещать все уроки учителя. Он вместе со всем классом будет на уроках музыки, рисования, труда, физкультуры. А на уроки русского языка и математики его будет забирать дефектолог или логопед, потому что они лучше знают, как дать ребенку эти знания. То есть, у ребенка будет свое расписание.

– Так, наверное, должно быть в каждой школе. Но, боюсь, не все из них могут сейчас похвастаться именно такой организацией учебного процесса. Есть учебные заведения, в которых все сделано правильно для особенных детей?

– Конечно, примером организации образования для детей с ОВЗ все-таки являются наши коррекционные школы. Очень хорошо, что на территории Камчатского края нам удалось их сохранить. Ведь многие крупные города в России такие школы ликвидировали, полностью перейдя на инклюзивное образование. Но у нас именно в коррекционных школах работают самые сильные дефектологи и психологи. Они учитывают индивидуальные особенности каждого ученика. И всем остальным школам, которым все равно придется работать по инклюзии, мы всегда ставим эти школы в пример.

В Петропавловске есть две специальные коррекционные школы – № 1 и 2. Есть школа в районе 6 км (в 80-е годы это был первый центр реабилитации) для детей с проблемами слуха. Великолепная школа с прекрасными условиями. Это школы именно для детей с ОВЗ. Все они краевого подчинения. Учебный процесс в них выстроен своеобразно. Он в некотором роде цикличен, кода детям дают каждый год одни и те же темы, постепенно расширяя их. Он отличается от поступательного процесса общего образования, которое год от года существенно усложняется. Помните, как учили раньше детей в сельских школах – разновозрастные классы, где всем давали общие знания? Это чем-то похоже на обучение детей в современных коррекционных школах. Самое главное для педагогов этих школ – научить детей жить в нашем сложном мире.

Кроме того, коррекционная школа дает детям профориентацию. Наблюдая за каждым ребенком с первого класса, педагоги выявляют его склонности к той или иной профессии, помогают ее приобрести. Есть определенный перечень профессий, которым учат таких детей: помощник воспитателя, оператор почтовой связи, санитар и так далее. Все начинается на уроках ручного труда, а с пятого класса начинается целенаправленная трудовая подготовка. И экзамены дети в этих школах сдают только по трудовому обучению. У школы № 2 очень хорошо налажены связи с предприятиями, где требуются работники такой сферы обслуживания.

Коррекционная школа № 1 временно находится в помещении общеобразовательной школы № 32, так как ее «родное» здание признано аварийным. Там тоже работает хорошо подготовленный педагогический коллектив.

– К сожалению, эта школа не набирала в этом году первый класс учеников, поскольку ей не хватает для этого помещений. Хотя, насколько нам известно, желающих пойти в эту школу было немало…

– На самом деле нехватка помещений не может быть причиной отказа в приеме детей. Их могли бы инклюзировать во второй класс этой школы. Если, конечно, вторые классы не переполнены. Но и даже в этом случае родители имели право настаивать на приеме детей в эту школу, особенно если они живут в непосредственной близости от этого учебного учреждения. Это не проблемы родителей, а вопросы организации образовательного процесса, которые решает директор школы.

– Светлана Михайловна, скажите, испытывают ли дети с ОВЗ определенный стресс при поступлении в школу, даже в коррекционную?

– Конечно, да. Это естественно. Стресс испытывает даже обычный ребенок, пришедший из детского сада в общеобразовательную школу. Поэтому начальная школа часто находится в отдельных блоках. Вокруг большие дети, все незнакомое. В этот период важна поддержка родителей. Не нужно быть самим тревожными в этот период, чтобы не стимулировать тревожное состояние детей. Они все это очень хорошо чувствуют. Пройти этот этап нужно всем вместе, а педагоги помогут это сделать.

В коррекционной педагогике нет случайных людей. Люди идут в нее по призванию, после того как столкнулись в жизни с трудностями детей с ОВЗ. И все они сходятся во мнении, что если у ребенка есть проблемы, то лучше его хотя бы на время начальной школы учить в специальной школе. А то у нас получается: ни ребенок не готов к переходу в школу и новую среду, ни педколлектив не готов к его принятию в общей школе. Коррекционная школа очень хорошо может подготовить ребенка с ОВЗ к переходу в общеобразовательную школу, если родители захотят продолжить его обучение именно там.

– Испытывает ли камчатская коррекционная педагогика кадровый голод? Во всех ли школах у нас есть дефектологи, логопеды, социальные педагоги?

– Конечно, кадровый голод есть. Логопеды есть в школах Петропавловска, социальные педагоги – не везде. С дефектологами сложнее, они в основном работают только в коррекционных школах. В крае некому даже готовить таких специалистов. Ближайшие учебные заведения находятся в Биробиджане, Хабаровске, Москве. А профессия дефектолога – профессия настоящего и будущего. Став дефектологом, ты можешь получить еще и разные специализации – для работы с детьми с нарушениями зрения, слуха, опорно-двигательной функции, расстройствами аутистического спектра и так далее. Наши уже имеющиеся специалисты переподготовку проходят дистанционно. Учителя проходят переподготовку по направлению олигофренопедагогики – это дает им право работать с умственно отсталыми детьми и детьми с задержкой развития по адаптированным программам. Специалисты коррекционной педагогики – очень ценные кадры, которые и сейчас, и в ближайшем будущем очень востребованы.


Беседовала Светлана СОЛОВЬЕВА

818

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых