Ошибки резидентов

Ошибки резидентов

Камчатский форум предпринимателей, завершивший свою работу 22 марта, в этот раз поставил перед всеми участниками экономических процессов на полуострове немало проблемных вопросов. Самое главное, что форум вновь стал той площадкой, на которой постоянно происходил диалог предпринимателей и между собой, и со структурами, призванными контролировать бизнес, помогать ему развиваться, оказывать поддержку.

Одним из самых интересных мероприятий форума стал круглый стол «Реализация и промежуточные итоги программ «ТОР» и «СПВ». Уже несколько лет эти два особых режима – «территория опережающего развития» (ТОР) и «свободный порт Владивосток» (СПВ) – стали неотъемлемой частью жизни камчатского бизнес-сообщества. Новости о том, что происходит на ТОРе и в СПВ не сходят со страниц газет и не покидают эфиров камчатской и дальневосточной прессы. Но хватает ли самому бизнесу этой информации, качественная ли она и влияет ли положительно именно на экономические процессы? Именно такую тему круглого стола предложил его участникам модератор Игорь ПОЛУНИН, президент камчатского краевого отделения Всероссийского союза промышленников и предпринимателей, директор АО «Муниципальный Камчатпрофитбанк».


Подводные камни

«Конечно, появление этих особых режимов для работы бизнеса – это очень хорошо, – сказал, открывая дискуссию, Игорь Полунин. – Практически еженедельно у нас появляются новые резиденты ТОР и СПВ. Сегодня их уже сотни. В территорию Камчатки намерены вложить сотни миллионов рублей из разных источников.

Но я напомню вам, что законодательство о ТОР и СПВ предполагает создание темпов ускоренного экономического развития в целом для дальневосточного региона, а не для отдельных резидентов. Оно подразумевает, что все мы с вами будем ощущать эффект от реализации локальных проектов. Каждый из нас не может стать резидентом ТОР или СПВ, но при этом мы все заинтересованы в том, чтобы эти проекты получились. Поэтому для всех нас это проекты «под стеклом» – мы должны знать о них все: и удачи, и неудачи, экспертизы и так далее. Здесь не может быть конфиденциальной информации или подачи ее однобоко, только в виде глянца.

Это не надуманный вопрос! Мы как банковская организация попробовали принять участие в некоторых проектах и почувствовать синергетический эффект. Проекты выглядели успешными! Но из-за низкого качества информации о самих проектах и внутри них мы получили большие проблемы, вынуждены были даже отказаться от части их финансирования… Мы понимаем, что тем самым поставили эти проекты на грань выживания и что многие из них уже вряд ли успешно завершат свой бизнес-план. А ведь на их поддержку затрачены немалые бюджетные средства! И почему так произошло? Потому что, по нашему мнению, информация и оценка проектов здесь, на территории, сегодня недостаточно качественны».

Многие из предпринимателей отчасти поддержали модератора, задавая массу вопросов непосредственно по процедуре вхождения в ТОР или СПВ, получения предусмотренных для этих режимов преференций… Оказалось, что подводных камней в обоих режимах немало и в отсутствие предупреждений о них каждому резиденту приходится справляться с трудностями самостоятельно, вновь и вновь обращаясь за помощью в краевое правительство и Корпорацию развития Дальнего Востока (КРДВ).

Один из ярких примеров такого вынужденного взаимодействия привел Денис Сердобольский, генеральный директор АО «Тепло Земли» – ресурсоснабжающей организации. Компания является стороной по технологическому присоединению в части геотермальной энергетики в соглашениях о реализации проектов ТОР.

«В 2016 году мы заключили три договора с КРДВ на технологическое присоединение на общую сумму 2,5 млрд рублей. Один из них – подключение аквапарка «Чудо-остров» – успешно реализован, – рассказал Денис Сердобольский. – Сегодня мы строим очистные сооружения производительностью 3 тысячи кубометров для приема стоков от туристических объектов и населенных пунктов Паратунки. Проект большой и сложный, с множеством проблем. Первая, с которой мы столкнулись, – кабальные условия обеспечения того аванса, который поступил из бюджета в размере полутора миллиардов рублей. Обеспечение требуется в виде залога недвижимости, поручительства и банковской гарантии, причем от банка, входящего в топ-20 российских. Автоматически мы не могли обратиться в банки, которые находятся у нас на Камчатке. Это привело к тому, что аванс мы не могли использовать. Только правительство края помогло получить эту гарантию, и мы смогли начать работать.

Вторая проблема нас еще ожидает: закрытие договора технологического присоединения возможно только при условии, что на том конце трубы уже должен сидеть инвестор, то есть потребитель. А часто этого нет, и объект мы сдать не можем, и договор считается невыполненным. Это как раз коллизия синхронизации строительства инфраструктуры и появления инвестпроектов».

«Режимы ТОР и СПВ – это новые условия для нас, в которых мы работаем впервые, – согласилась с выступающими заместитель председателя краевого правительства Марина Суббота. – Многие проблемы и недостатки законодательства всплывают только на практике работы с каждым отдельным объектом. Да, приходится решать такие проблемы с колес, и мы это делаем».


Таможня дает «добро», но взять его сложно

Еще одна преференция, которой могут пользоваться резиденты ТОР и СПВ, на деле превращается для многих из них в головную боль. Это возможность ввезти необходимые для реализации инвестпроекта иностранные товары и использовать их без уплаты таможенных пошлин. Это возможно в двух случаях – если резидент пойдет на применение процедуры свободной таможенной зоны в рамках своего проекта или при условии применения резидентом специальной автоматизированной системы учета товаров.

И то и другое по-своему сложно.

«Сама по себе процедура применения свободной таможенной зоны (СТЗ) – одна из самых сложных в нашем процессе, – рассказала предпринимателям и. о. первого заместителя Камчатской таможни Алена Гуреева. – Причем важно понимать алгоритм возможности ее применения. Сначала резидентом создаются все условия СТЗ (предварительно согласованные с таможенным органом), затем подается заявление о создании СТЗ, и только после этого ввозятся иностранные товары. Причем, конечно, это должны быть товары, необходимые и применяемые только для реализации инвестпроекта. Тогда их можно будет использовать без уплаты таможенных пошлин».

Конечно, ввозить их может только сам резидент либо кто-то по поручению резидента. СТЗ применяется при размещении товаров только на участке резидента, который должен быть в его владении. Само оборудование СТЗ – это как минимум ограждение и камеры видеонаблюдения по периметру, создание зоны таможенного контроля, оборудование помещения для таможенного органа (в режиме СПВ это уже отменено, в режиме ТОР тоже обещают отменить), контрольно-пропускные пункты в каждой точке въезда на территорию, шлагбаумы, автомобильные весы, канал связи с таможенным органом с функцией защиты информации… Резидент должен организовать проходной режим на СТЗ, вывозить товары с территории только с разрешения таможни и для определенных целей (например, для ремонта), не использовать их для оказания услуг третьим лицам…

Таможня советует резидентам ТОР и СПВ и потенциальным инвесторам, прежде чем решиться на создание СТЗ, внимательно посчитать размер потенциальных таможенных платежей и сравнить их с затратами на обустройство СТЗ. Посмотреть ограничения в части использования товаров, понять, подходят ли они конкретному проекту. К примеру, можно беспошлинно ввести грузовик, который будет выезжать за пределы завода за сырьем для производства и возвращаться. Но нельзя также беспошлинно ввезти автобус, который будет возить туристов за пределами таможенной зоны, потому что это уже считается оказанием услуг третьим лицам. И это только один нюанс из десятка возможных.

Неспроста из всех резидентов Дальнего Востока только 14 (!) используют режим СТЗ. На Камчатке это пока только Рыболовецкий колхоз им. Ленина.

Один из первых резидентов СПВ на Камчатке (ООО «Новый дом»), строящий пятизвездочную гостиницу на улице Ленинградской, тоже намеревался воспользоваться возможностями СТЗ. Он даже почти закончил ее обустройство. Но вот что из этого получилось.

«Сразу скажу, что создание СТЗ – очень затратное. Мы подготовили таможенную зону, поскольку иностранных материалов у нас будет очень много, с намерением воспользоваться таможенными льготами, – рассказал генеральный директор ООО «Новый дом» Михаил Смирнов. – Но потом выяснилось, что после сдачи объекта в эксплуатацию гостиницей просто невозможно будет пользоваться, потому что она продолжит находиться за забором в таможенной зоне. Снять зону – значит заплатить все пошлины (а в нашем случае и по нашим подсчетам это 300 миллионоврублей)».

Альтернатива СТЗ – это применение автоматизированной системы учета товаров. Суть его в том, что специальное программное обеспечение устанавливается у резидента и в таможне. Резидент привозит товары, вносит в систему, отчитывается о том, что с ними происходит. Таможенный орган в режиме онлайн видит эту отчетность и понимает все, что происходит с товарами. Такая система – единственный выход для того же ООО «Новый дом». И он готов ее применить, но пока вживую есть только разработанный модуль декларанта, а вот система и порядок его связи с таможней находятся на стадии разработки…

Проговаривая еще раз этот и другие аспекты информированности потенциальных и уже работающих резидентов ТОР и СПВ обо всех нюансах, участники круглого стола сошлись во мнении, что информация должна появляться своевременно. Предупредительный характер обмена информацией должен направлять предпринимателей в нужное русло, предотвращать их ошибки, необоснованные траты, а то и вовсе прекращение деятельности. Кстати, такие случаи, как оказалось, в крае уже были. По сведениям налоговых органов, есть ситуации, когда резиденты ТОР, будучи освобожденными от налогообложения на прибыль, не предоставляли отчетность и по истечении 11 месяцев были исключены из реестра юридических лиц как недействующие предприятия.


Что есть ТОР и СПВ на Камчатке

На Камчатке с резидентами ТОР и СПВ работает управляющая компания, подчиняющаяся Корпорации развития Дальнего Востока. Ее задача – встроить любой проект инвестора в существующие особые режимы.

По словам генерального директора УК ТОР «Камчатка» Анатолия Кима, сегодня в крае 77 резидентов ТОР (проекты заявлены с инвестициями более 36 млрд рублей и с созданием более 6 тысяч рабочих мест) и 117 резидентов СПВ (более 8 миллиардов инвестиций с созданием более 1 700 рабочих мест). Большая часть инвестиционных проектов реализуется предприятиями рыбной отрасли. На втором месте – строительство транспортных объектов и инфраструктуры.

Инвесторам ТОР земельные участки предоставляются КРДВ, география этого режима распространяется на весь край. Режим СПВ распространяется только на территорию Петропавловска-Камчатского, поэтому землю резидентам СПВ предоставляет город. Минимальный объем инвестиций, с которыми можно прийти на ТОР, – 0,5 млн рублей, в СПВ – 5 млн рублей. Налоговые льготы для резидентов обоих режимов почти одинаковы.

Один из главных показателей работы УК – обеспечение резидентов земельными участками. На сегодняшний день 55 резидентов ТОР заявились на получение 86 участков. Удовлетворены 55 заявок. Сложности возникли с отдельными участками в Паратунке, где судом был отменен генплан. Из-за этого часть участков, предназначенных для туристических проектов, оказалась в зоне земель лесного фонда. Сейчас УК разрабатывает с краевым правительством дорожную карту по подготовке и утверждению нового генплана.

85 резидентам СПВ необходимы 212 земельных участков. Пока передано только 78 участков. В городе найти землю сложнее, поэтому процесс идет медленнее.

Анатолий Ким считает, что УК в части обмена информацией с резидентами и инвесторами ведет прозрачный диалог, однако оценивать до конца успешность каждого бизнес-плана – это задача самих предпринимателей. А задача УК как единого окна, принимающего заявки от потенциальных инвесторов, правильно встроить проекты в ТОР или СПВ.

Кроме того, в этом году УК ТОР «Камчатка» в этом году получила статус заказчика строительства инфраструктуры. Это прецедент в Корпорации развития ДВ. В этом году планируется начать строительство геотермальной трубы от Верхних Паратунских источников и подвода ее к ТРК «Паратунка»… «Цель ТОР помимо предоставления земли – формирование инфраструктуры (в основном это энергетика), – рассказал Анатолий Ким. – В нашем случае построить трубу – значит подать тот ресурс, который даст возможность развития Паратунки. При этом тариф на него должен быть доступен для резидентов. Пример этому можно увидеть в Подмосковье, где в индустриальных парках тарифы на энергоресурсы от УК ниже, чем в целом по региону. И в нашем случае труба будет простроена за целевые средства, которые исключат амортизационные отчисления из тарифа. Это наша работа на перспективу».

Именно к УК ТОР «Камчатка» у присутствовавших было больше всего вопросов. Спрашивали все – от того, кто будет эксплуатировать строящуюся трубу с геотермальным носителем и когда она будет построена, до того, стоит ли уже сейчас становиться резидентом ТОР в Паратунке. Интересовались, можно ли стать ТОРовцем в Петропавловске, и как так получилось, что один коммерсант получил в городе сразу 50 участков под автостоянки. Спрашивали и о том, когда количество резидентов ТОР и СПВ перейдет в качество и Камчатка почувствует улучшение условий жизни от того, что на ее территории работают эти два особых режима.

Разговор был активный и конструктивный. Всем вместе пришлось все-таки признать, что информирование и первичный анализ проектов на Камчатке нужно улучшать. Вместе с этим необходимо и самим предпринимателям повышать экономическую и юридическую грамотность. Не быть потребителями в части написания бизнес-планов и экспертиз рисков третьими лицами, а больше заниматься самостоятельным анализом рынка и его условий. А властям – сделать все для того, чтобы у предпринимателей был доступ к информации для такого анализа.


Светлана СОЛОВЬЕВА

1440

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых