Вдохнуть жизнь – это не волшебство, это – труд!

Вдохнуть жизнь – это не волшебство, это – труд!

Избушка со скрипучими половицами, на веревке сушатся мухоморы и пучки травы, кругом – кости, рога, черепа… Не зная хозяина дома, можно подумать, что здесь обитает шаман или какой-то колдун. Да, в общем, не так далеко от истины. Григорий ЛАБИНСКИЙ и вправду шаманит и колдует тут днями напролет: превращает мертвое в живое. Из рога рождается у него олень, из ребра – морская корова, из бивня – мамонт. Ни волшебной палочки, ни живой воды у него нет. Вся магия – в золотых руках художника да в его беспокойной голове.

Отцовское наследство

Мастерская эта, которая приютилась на склоне Мишенки, досталась Григорию в наследство от отца – Юрия Лабинского, известного мастера народных промыслов, передовика производства нашей сувенирной фабрики. В далекие 1970-е он приехал на Камчатку из столицы Киргизии, как и многие тогда – за романтикой Севера. В Палане, откуда Юрию Михайловичу пришел вызов, этой романтики было в избытке. Лабинский-старший был уже к тому времени крепким мастером, лауреатом конкурсов, участником зарубежных выставок. Однако на Камчатке ему многому пришлось научиться: и технологию обработки у наших аборигенов перенять, и овладеть новыми, невиданными доселе материалами, с которыми в южных республиках не приходилось работать. Когда семья перебралась в Петропавловск, Юрий Михайлович устроился работать на фабрику объединения народных художественных промыслов. Мастер Лабинский был на особом счету, ему довольно скоро разрешили уйти в самостоятельное плавание – не ходить на работу от звонка до звонка, а трудиться в собственной мастерской. И даже печать ОТК выдали, чтобы сам проставлял ее на своих изделиях. Такое доверие было к уровню мастерства художника Лабинского. Своим сыновьям ему тоже удалось привить любовь к ремеслу.

– Он по-макаренски подошел к этой задаче, – рассказывает Григорий Лабинский. – Отец нас не заставлял трудиться, однако мы с радостью шли и помогали ему в мастерской. Подойти и попросить у него денег просто так мы не могли, на всякие мелочи нам их мама выдавала, а ведь хотелось и мопед купить, и магнитофон, и цветомузыку. Отец ввел такую систему: за час помощи в его работе – 50 копеек. Никогда он нам их не выдавал на руки, эти деньги оставались, так сказать, трудоднями в его тетрадке. А вот когда подходило время летних каникул, он подсчитывал, кто на что наработал. Один раз я заработал 250 рублей, он мне еще 250 добавил и купил мотоцикл.

От отца Григорий научился многому: и всем этапам ремесленной рутины, и художественному подходу, и хитростям мастерства. И о другой профессии не мечтал, знал, что поступит в Мухинское художественное училище и пойдет по папиным стопам. Местная сувенирная фабрика должна была выдать Грише направление на учебу в «Мухе». Однако когда в 1991-м он окончил школу, огромная страна под названием СССР тоже закончила свое существование. Фабрика развалилась. И никаких тебе направлений… Пришлось осваивать морскую специальность, ходить в рейсы. Григорий уже много лет трудится в колхозе им. Ленина: сначала в море, потом вахтами на берегу. Но, к счастью, все эти перипетии не заставили его отказаться от дела жизни. Он не забросил отцовскую мастерскую и не оставил ремесло. Вокруг Григория собрались единомышленники и образовали артель.

Артель Лабинского

Сегодня артель Григория Лабинского выпускает разнообразные камчатские сувениры. Из бивня мамонта, рога оленя, клыка моржа, когтя медведя и даже… из кости стеллеровой коровы. Признаюсь, раньше не доводилось слышать о том, что этот материал используется в художественных промыслах. Григорий начал работать с ним лет 10 назад.

– Тогда одна работница сувенирного магазина позвонила и предложила взять в работу клык моржа, который она закупила, – вспоминает Григорий Лабинский. – Я посмотрел и говорю, мол, вынужден разочаровать – это не клык моржа, а кости коровы. Женщина была в панике, потратила кучу денег на мешок коровьих костей! Я рассмеялся и успокоил ее: это кости не простой коровы, а морской, и я попробую что-то из них сделать. Материал оказался очень необычным, ведь это не просто свежие кости. Корова Стеллера – исчезнувший вид, последнюю особь съели еще в 1768 году. А до этого стеллеровы коровы обитали на Командорах тысячи лет. Кости этого животного до сих пор выбрасывает на берега штормами. Море их просолило, они минерализовались и стали уникальным, правда, совсем непростым в работе материалом. Я подумал, что логичнее всего из этих костей делать фигурки стеллеровой коровы. В назидание человечеству.

Григорий рассказывает, что к коровьим костям уже проявили интерес зарубежные гости: в прошлом году на Командоры приезжала группа американцев и скупала останки по 500 рублей за килограмм. Чужеземцы объяснили, что хотят собрать из этих костей целый скелет морской коровы. Один такой скелет несколько лет назад удалось собрать знаменитому камчатскому путешественнику и писателю Сергею Пасенюку.

– А сын Пасенюка, Дмитрий, с оказией передал мне с острова Беринга мешочек костей коровы Стеллера, – объясняет Григорий Лабинский. – Вообще, мне кажется, эти кости могли бы помочь оживить жизнь на Командорах. Ведь можно было бы организовать там артель из местных. Люди бы ходили, собирали после шторма останки и тут же делали бы сувениры. Я бы мог приехать и оказать посильную помощь в организации производства, научил бы этапам обработки. В принципе, это ремесло не очень сложно освоить. Глядишь, и работа бы появилась у людей, и дело бы пошло, и еще одна приманочка для туриста.

Поддержите мастеров!

Григорий уверен, что вдохнуть жизнь в туристическую отрасль позволит не только строительство новых гостиниц и разработка захватывающих маршрутов, но и создание красивых легенд и развитие народных промыслов.

– В общем, на федеральном уровне есть прекрасные законы по нашей отрасли, но загвоздка в том, что ориентированы они на брендовые фабрики и заводы, такие как в Гусь-Хрустальном, Жостово и прочих «тяжеловесов», а ведь основная часть «сувенирки» – это ремесленники-одиночки и небольшие артели, – рассуждает Григорий Лабинский. – Для нас нужны региональные программы, не разовые гранты, а именно комплекс мер, чтобы создать понятное поле, на котором камчатскому кустарю можно было трудиться и вносить свой вклад в отрасль гостеприимства. Одна из проблем – материал. Оленеводство стало голову поднимать, на прилавках мясо появилось. А рога куда дели? Китайцы скупили! Там рог оленя ценится, как лекарство. Говорят, что мои фигурки китайцы покупали, чтобы дома натереть их и съесть. А ведь можно решить этот вопрос на уровне власти: сделать так, чтобы какой-то процент рога оставляли камчатским ремесленникам. Нам много не надо, нас гораздо меньше, чем китайцев. Без доступного материала народный промысел задыхается. Помимо этого необходимо ремесленника обеспечить гарантированным заказом, который помог бы свести концы с концами в межсезонье. Почему у нас на миллионы закупают китайские сувениры? Разве не правильней поддержать местных мастеров? Очень хорошие региональные программы приняты в Москве, в Якутии, в Самарской области. Кое-где даже открыты государственные магазины, в которых сувенир продается с минимальной наценкой. У нас есть предложение для краеведческого музея – сделать действующую экспозицию-продажу изделий современных камчатских мастеров. Все это даст толчок для развития, для возрождения ремесел. Здесь ведь есть и социальная составляющая. Народными промыслами можно увлечь коренную молодежь. Была бы перспектива и возможность стабильного заработка, нам удалось бы заякорить в этой отрасли не один десяток аборигенов.

В гостях у Григория мы познакомились с молодым коряком Мишей Логиновым. У парня есть постоянная работа в Петропавловске, он трудится на стройке, но когда есть свободная минута, обязательно приезжает к Лабинскому и учится ремеслу. Мишин дед сам был мастером, но жизнь так сложилась, что не получилось передать свое дело внуку.

– Интересно жизнь складывается: когда-то коряки научили этому делу моего отца, а сегодня я учу их детей и внуков, передаю им эти знания, – улыбается Григорий. – И ведь интерес у этих ребят есть, у них это в крови! Нам бы этот огонь не погасить! Важно, чтобы власти помогли региональной программой. Мы, мастера, умеем вдыхать жизнь в камень и кость, и это не волшебство, это – труд! И в развитие народных промыслов можно вдохнуть жизнь, тоже потрудиться понадобится.


Яна ЩЕГОЛИХИНА

Фото автора и из архива артели Г. Лабинского


Сувенир – на экспорт!

В головах единомышленников Григория Лабинского созрела идея создания гильдии мастеров – организации, которая будет помогать удержаться любимому делу на плаву. Гильдию возглавит коллега Григория – Дмитрий Сидоров.

– Нам бы очень хотелось, чтобы ремесленники вносили свой вклад в имидж края, – рассказывает Дмитрий. Появился интересный проект – «Промышленный экспорт». Сейчас правительство края собирает заявки от тех производителей, которые хотят свой продукт выставить от имени нашего региона на экспорт. Гильдия мастеров уже заявилась на этот проект!

1224

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых