«Недостаточно больные»

«Недостаточно больные»

Новые правила определения инвалидности в России вступили в силу еще в 2015 году. О том, что, благодаря нововведениям, в стране станет меньше инвалидов, правда, только на бумаге, а не по состоянию здоровья, общественность и правозащитники предупредили сразу, в том числе и на Камчатке. Так, собственно, и получилось.

Поправки в законодательство предусматривают балльную систему определения инвалидности. За то или иное заболевание – свой балл или процент, исходя из которого складывается степень ограничения жизнедеятельности. Казалось бы, все максимально прозрачно, вот только многие инвалиды, благодаря новым формулировкам, остались за бортом. Нет, здоровее люди не стали, просто по новому закону они «недостаточно больны».

«Произошла подмена понятий, – говорит председатель камчатской краевой организации Всероссийского общества инвалидов Александр Пирогов. – Раньше была врачебно-трудовая экспертная комиссия, которая определяла степень нетрудоспособности. Сейчас действует МСЭ – медико-социальная экспертиза. Проблема в том, что название есть, но социальная составляющая из экспертной оценки состояния инвалида выпала. Действует балльная система, каждая проблема (или диагноз) оценена в баллах. Начинается инвалидность с 3-й группы, которая соответствует 30 баллам. В недавнем прошлом при наличии состояния, максимально граничащего с инвалидностью, но немного до нее не дотягивающего, учитывалось и социальное положение человека – отсутствие работы или низкая зарплата, плохое жилье, недостаточное образование и т. п. В результате группу инвалидности все-таки определяли, а с ней и меры социальной поддержки».

Сегодня, по словам Александра Пирогова, сплошь и рядом случаи, когда гражданину медико-социальная экспертиза начисляет не 30 баллов, а, например, 27. То есть разница практически отсутствует, а человек не получает ничего – ни мер соцподдержки, ни индивидуальной программы реабилитационных мероприятий, в том числе не выдается технических средств реабилитации. Мало того, больной человек не получает медицинскую реабилитацию.

«Это означает, что человек в должной мере не насторожен, – поясняет Александр Пирогов. – Ведь ему сказали: уважаемый, вы, в принципе, здоровый человек, а если болезнь и есть, это проблема общего здравоохранения. В результате к врачам он не обращается, тем более что в состоянии фактической инвалидности делать это и так очень сложно. Через 2–3 года состояние человека зачастую ухудшается, и уже не до 3-й, а до более глубокой группы инвалидности».

Особенно тревожно, что эти проблемы затрагивают не явных для общества людей с ограниченными возможностями – передвигающихся на коляске, имеющих ампутацию или врожденное отсутствие конечностей. Таких как раз – меньшинство, а внедренная система определения инвалидности ничего не изменила в их положении. Большинство же граждан, нуждающихся в присвоении инвалидности, – люди с различными тяжелыми заболеваниями, в том числе с перенесенными инфарктом и инсультом. Эта категория больных не просто нуждается в пристальном наблюдении и терапии, но и имеет шанс полностью восстановить здоровье. Но реальным этот шанс может стать только с помощью мер дополнительной поддержки – социальной и реабилитационной.

«Я как председатель общественной комиссии при медико-социальной экспертизе везде говорил о том, что в результате такого подхода через несколько лет мы можем получить всплеск инвалидности, – говорит Александр Пирогов. – С введением новых поправок в закон количество инвалидов у нас падало, а в этом году оно увеличилось. Не берусь на сто процентов связывать данную статистику с нововведениями, но предмет для размышлений, уверен, есть».

В МСЭ на Камчатке тоже недовольны балльной системой и говорят о необходимости изменений. Но изменить эту систему на месте невозможно, и даже при желании помочь отдельно взятому человеку, «накинув» баллы.Схема подсчета баллов до такой степени проста, что каждый, зная свои диагнозы, имея заключения врача, может посчитать сам и не ошибется. Специалист МСЭ насчитает точно такие же баллы, потому что в связи с устранением из оценки социальной составляющей ушла и вариативность в принятии решения.

«Царица наук математика против субъективных критериев и в нашем случае, – говорит Александр Пирогов. – Эксперты действуют согласно букве, а точнее, цифре закона. Процент ограничения жизнедеятельности подсчитывают согласно прописанным в законе пунктам».

Скопировали не до конца

Законодатели не скрывали, что балльную систему определения инвалидности позаимствовали в Евросоюзе. Правда, утаили, что не до конца: там к «недобранным» баллам все-таки прилагаются и меры соцподдержки, и программы реабилитации, призванные вернуть человеку здоровье, и многое другое.

Но, судя по тому, как талантливо-избирательно подошли к нововведению в России, здесь каждый инвалид – нагрузка на федеральный бюджет. «Минтруд (автор поправок. – Ред.) намеренно и осознанно проводит политику сокращения числа инвалидов, что приводит к массовому нарушению прав граждан, недоступности для них льготных лекарств и средств реабилитации, ухудшению здоровья детей и взрослых, и, как следствие – к преждевременной, предотвратимой гибели людей, – писали председатель комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Владимир Слепак и президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский в обращении к председателю Правительства РФ Дмитрию Медведеву еще три года назад.Но воз и ныне там.

Александр Пирогов, глава общественной комиссии при медико-социальной экспертизе и председатель камчатского отделения ВОИ уверен, что ситуацию необходимо менять: «Система баллов при определении инвалидности сама по себе неплоха. Она точна и прозрачна, в том числе исключает возможные коррупциогенные факторы. Но закон нуждается в существенных дополнениях, которые наша организация готова предлагать и вести конструктивный диалог».


Мария ВЛАДИМИРОВА

1043

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых