Над чудом надо работать!

Над чудом надо работать!

«Добрый день, уважаемая редакция газеты «Камчатский край»! Я вас давно читаю и знаю, что вы часто пишите о хороших людях, живущих на Камчатке. Хочу попросить вас рассказать как раз о таком человеке – Валентине Ивановне КОВАЛЬ. Она трудится инструктором лечебной физкультуры в краевой детской больнице.

Так получилось, что, имея своих двоих детей, мне пришлось взять под опеку третьего – сына своей родственницы. Не буду вдаваться в подробности этой истории. Скажу только, что жизнь у малыша была непростая. Достался он нам с кривошеей. Кто-то скажет, мол, пустяки, довольно распространенная патология. Но у Даньки был запущенный случай, и врач сказал, что, скорее всего, грозит операция, если не помогут физиопроцедуры, ЛФК и массаж. Нас направили к Валентине Коваль. Она не обещала гарантированного результата, просто сказала: «Будем работать». Но как только Данька оказался в ее руках, я поняла, что результат будет. Видели бы вы, как ловко и уверенно она управляется с малышами. Она и меня обучила азам массажа и комплексу упражнений, показала и рассказала все в подробностях. Курсов массажа было несколько. И дома мы продолжали трудиться, делать упражнения. Валентина Ивановна интересовалась, как у нас дела, давала советы, всегда подбадривала. И, знаете, мы справились. Мы победили! Данька уже ходит в сад, марширует как солдат и держит голову ровно-ровно! И все болячки уже позабылись. И поблагодарить нашу спасительницу по-человечески мы тоже на радостях как-то забыли. От всего сердца благодарю Валентину Ивановну за профессионализм и чуткость! За то, что наш сын идет по жизни с гордо поднятой головой! За ваш труд. За вашу скромность. За вашу человечность. Поздравляю с Днем медицинского работника и желаю крепкого здоровья! С уважением, Евгения Филина».

Очень приятно получать такие письма. На медицину у нас принято жаловаться. А тут слова благодарности. Когда мы пришли к Валентине Коваль брать интервью, она тоже немало удивилась, мол, чем она так прославиться успела, посмеялась, что «вроде подвигов не совершала».

Валентина Ивановна всю жизнь прожила на Камчатке, за исключением студенческих лет: диплом о высшем образовании она получила в Хабаровске. Вопроса «куда пойти учиться?» перед ней не стояло. В школе Валентина была очень активной девчонкой: посещала спортивные секции, участвовала и побеждала в соревнованиях, имела разряды по легкой атлетике и лыжам.

– Я все свободное время посвящала спорту, мечтала учиться в Хабаровском институте физкультуры, – рассказывает Валентина Ивановна. – В институте я познакомилась со своим будущим мужем Геннадием. Из него вышел отличный учитель физкультуры! А вот я пошла по другой профессиональной дороге. Помимо основного диплома нам выдавали еще и диплом инструктора-методиста лечебной физкультуры, 4 года параллельно со спортивными дисциплинами у нас было много медицинских предметов плюс практика в больницах – в различных отделениях, и со взрослыми занимались, и с детьми. И вот во время обучения и практики я поняла, что пойду не в спорт, а в медицину.

Валентина Коваль – редкий по нынешним временам работник, в ее трудовой книжке за 37 лет стажа значится одно-единственное место работы – Камчатская краевая детская больница. Больница за это время меняла свой статус, когда-то была городской, потом областной. А вот Валентина Ивановна оставалась в ней константой. На вопрос, сколько за это время через ее руки прошло маленьких пациентов, Коваль смеется: «Такого учета не вела, понятно, что тысячи, точнее не скажу».

Краевая больница – большое учреждение, и различных отделений здесь много. Детки лежат с разными диагнозами, и многим из них назначают ЛФК.

– Мои пациенты – это дети от 0 до 18 лет, – объясняет Валентина Ивановна. – И новорожденные с различными патологиями, которых отправляют к нам в больницу прямо из роддома, и ребята с разными травмами, переломами, пострадавшие в ДТП, и пациенты соматического отделения – с пневмонией, бронхитом, гастритом, и дети с неврологическими заболеваниями, и даже онкобольные на стадии ремиссии. Бывает, что приходится заниматься и с детьми, которые находятся в коме и лежат в реанимации.

Конечно, вспомнить всех своих пациентов Валентина Коваль не сможет, это просто нереально. Но есть истории, которые запали в сердце, есть дети, судьбой которых врач интересуется до сих пор.

– Однажды к нам привезли девочку-подростка Машу, после «автодорожки» она месяц лежала в коме во взрослой нейрохирургии, потом ее перевели в нашу детскую больницу, – вспоминает Валентина Ивановна. – Там был целый букет: черепно-мозговые травмы, переломы. Был проведен ряд операций. Чудом было, что она выкарабкалась. Но, признаюсь, то, что Маша вернется к нормальной жизни, сможет ходить, мы даже не надеялись. Осталась жива – уже великая удача. И в этот момент, когда идет первая реабилитация, случается второе ДТП, в котором погибает Машин отец. Невозможно даже представить тяжесть горя, свалившегося на ее маму. Она осталась тогда одна с тремя детьми, одна из них – беспомощная Машенька. Мы очень старались помочь, трудились над девчонкой, как могли. После первой реабилитации мама унесла Машу на руках. После второй реабилитации девочка уехала на инвалидном кресле. Никогда не забуду тот день, когда с грохотом открывается дверь, и Маша заходит на своих ногах! Это была наша общая победа. И мы внесли свою лепту, и мама, и сама девочка очень хотела жить полноценно. Кстати, несколько лет назад наша Маша стала мамой!

Огромный спектр заболеваний, возрастной диапазон пациентов… А какая ответственность! Дети в силу маленького жизненного опыта не всегда размышляют о перспективе, они концентрируются на конкретной боли, не задумываясь, будут ли они ходить, смогут ли родить ребенка. А вот их родители наверняка, когда приходят к специалисту ЛФК, хотят прочитать в его глазах: «Надежда есть». Врач, работающий с такими пациентами, помогающий вернуться им к нормальной жизни, наверняка, должен быть хорошим психологом?

– Знаете, специалистов нашего профиля чаще ругают, бывает, обвиняют в черствости, – признается Валентина Ивановна. – Ведь мы лечим через боль. В хирургии детки меня очень не любят. Вот, например, сняли гипс, сустав привык не двигаться, а я заставляю сгибать и разгибать ногу. Бывает, маленькие пациенты кричат, кусаются и дерутся. Но дети – это одно. А вот когда жалости требует родитель – это уже другая история. Есть многие родители, которые понимают, что требуется большая совместная работа, и в ней будет боль, и отчаяние, и слезы, и снова работа. Они трудятся вместе с нами, не надеясь на чудо. А есть те, кто жалеют ребенка: ему больно, не делайте это упражнение, он же плачет. И стоят плачут над его кроватью сами. Не занимаются с ребенком дома, опять же проявляя эту странную жалость. А я ведь тоже сострадаю, только мое сострадание направлено на выздоровление, на то, чтобы он встал с этой кровати и пошел по жизни на своих ногах. Да, я верю в чудо, но над чудом надо работать!


Яна ЩЕГОЛИХИНА

1389

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых