Дело о субсидиях: бесконечные метаморфозы

Дело о субсидиях: бесконечные метаморфозы

Возвращаться к истории, о которой пойдет речь ниже, газета уже и не планировала. Разве что в нескольких словах сказать о том, что закон восторжествовал, а камчатские полицейские следователи – молодцы, имеют смелость признавать свои ошибки.

Но, видимо, премии и грамоты за галочку о возбужденном уголовном деле уже розданы, вот и приходится отрабатывать на всю катушку и вопреки здравому смыслу. К тому же, нерадивых пинкертонов явно не накормят пряниками, когда их нынешний подследственный получит право на реабилитацию за незаконно возбужденные уголовные дела. А, быть может, неких «пряников» хотят получить от него, человека в статусе предпринимателя? Ведь непросто найти рациональное объяснение действиям, напоминающим месть и тихий террор, которые сегодня развернулись в отношении законопослушного гражданина.

Придется напомнить: уголовных дел на жителя Петропавловска-Камчатского, Константина М., «навозбуждали» немало. Об этом газета «Камчатский край» писала в ноябре 2018 года, в феврале 2019 года.

Следствие длится уже более 20 месяцев. 29 сентября 2017 года старшим следователем СЧ СУ УМВД РФ по Камчатскому краю Дмитрием Булаткиным было возбуждено первое уголовное дело в отношении Константина М. по части 3 статьи 159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат с использованием служебного положения, санкция — от штрафа до лишения свободы на срок до 6 лет).

Фабула уголовной истории связана с тем, что Константин как генеральный директор ООО, желая получить субсидию по квартплате, оформил для МАУ РКЦ недействительную справку по форме 2-НДФЛ, в которой не были отражены сведения о его доходах в виде дивидендов.

9 ноября 2017 года было возбуждено еще одно уголовное дело по тем же обстоятельствам, но за другой период времени. Эти дела были соединены в одно производство, и соединенное дело следователь пробовал направить в суд для рассмотрения по существу.

Однако прокуратура эту попытку полицейских пресекла. В это время уже ни для кого не было секретом, что никакой справки по форме 2-НДФЛ Константин не составлял. А все, что он составил, так это законную справку о своей заработной плате, в которой не было никаких ложных сведений.

Дело вернулось из прокуратуры следователю. Прилежный Булаткин, изложивший в своих постановлениях выдуманные сведения о несуществующей справке, предъявил Константину новое обвинение. Из него следовало, что денег было похищено еще больше. Теперь следователь не стал ссылаться на справки по форме 2-НДФЛ, а внес новую мысль: оформляя на себя справку о заработной плате, Константин не указал в ней дивиденды. Какое отношение дивиденды имеют к понятию заработной платы — следователь не пояснял.

И снова прокурор вернул пинкертону уголовное дело. И хотя защита неоднократно обращала внимание руководства следственного органа на тот факт, что никакого преступления не было, расследование было поручено продолжить все тому же Дмитрию Булаткину.

А несогласие Константина признавать себя виновным как вал породило новую волну уголовного преследования. 27 ноября 2018 года Булаткин возбудил в отношении Константина уже третье по счету уголовное дело по части 3 статьи 159.2 УК РФ. Дела вновь были соединены в одно производство, а срок предварительного следствия продлен до 15 месяцев.

В декабре 2018 года расследование было поручено следователю Наталье Пешковой, на время отсутствия Булаткина. 18 января 2019 года подполковник юстиции Пешкова вынесла постановление о прекращении уголовного дела в отношении Константина по части 3 статьи 159.2 УК РФ.

Но вместе с тем продолжила уголовное преследование по уже «нетяжкой» части 1 статьи 159.2 УК РФ, по которой 21 января 2019 года предъявила Константину новое обвинение. Из обвинительного заключения следует полная чепуха: он, как подозреваемый, в отношении которого 29 сентября 2017 года было возбуждено уголовное дело, узнал о необходимости предоставить в МАУ РКЦ сведения о своих доходах, но не стал делать этого, чем и совершил преступление. Следователь даже не смогла устно интерпретировать Константину, чем именно он нарушил закон. Видимо, и для нее самой это большая загадка.

Впрочем, даже из этой абракадабры понятно: первое уголовное дело возбуждено незаконно, ведь ему сейчас предъявили обвинение в том, что только с момента возбуждения уголовного дела он стал что-то скрывать. Но разъяснять это письменно следователь почему-то отказывалась.

А 28 января 2019 года суд признал незаконным постановление следователя Натальи Пешковой о приостановлении предварительного следствия от 1 января 2019 года по уголовному делу в отношении Константина М., вынесенное в связи с пунктом 3 части 1 статьи 208 УПК РФ, — то есть в связи с тем, что место нахождения обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует. Для чего вообще понадобилась эта авантюра сыщикам?

Как пояснил адвокат Игорь Копытов, следователь на вопросы суда даже не стала скрывать, что таким решением хотела сэкономить процессуальные сроки. Суд с данной позицией не согласился и признал незаконным приостановление срока следствия.

Но полиция, назначение которой — бороться с нарушением законов, сама не поторопилась исполнять решение суда. Ведь в этом случае срок предварительного следствия должен был закончиться еще 27 января 2019 года, как и само уголовное дело кануть в лету.


Хроника террора

Между тем, следователь Булаткин, напитавшись в отпуске витаминами, приступил к своим обязанностям с новым рвением. В начале апреля позвонил супруге Константина, Марии, в очередной раз пригласил к себе с целью «опросить». В кабинет к следователю она явилась, и, дабы не тратить время, сразу отказалась от дачи показаний, сославшись на ст. 51 Конституции РФ, позволяющую не свидетельствовать против близких. Однако вопросы все равно задавались, и на каждый ей пришлось отсылать пинкертона к основному закону государства.

В конце апреля, когда супружеская пара с детьми мирно готовила дачу к посадке грядок, Марии позвонили из больницы, где она работает медсестрой. Как оказалось, Булаткин туда наведывался на задушевные разговоры с ее коллегами. Спрашивал, как женщина ведет себя в коллективе, дорого ли одевается, не побивает ли ее муж. И, со слов медиков, нашептал им про некие 70 миллионах рублей на счетах мужа.

На следующий день Булаткин пришел домой к отдельно проживающей 19-летней дочери Марии. Задавал вопросы: как жили, что лежало в холодильнике. И поверг девушку в полное недоумение рассказом о том, что ее отчим Константин кому-то заплатил деньги, в результате чего честный следователь никак не может завершить дело.

25 мая, когда супруга Константина с детьми собирала отпускные чемоданы, раздался звонок от Булаткина: надо еще раз поговорить. Женщина напомнила ему, что уже отказалась от показаний. «А я вам покажу одну бумагу, и вы подумаете, — сказал следователь. — Я не привык возбуждать уголовные дела на людей, пока с ними не пообщаюсь».

11 июня раздался звонок в дверь квартиры Константина, отправившего жену с детьми в отпуск. На пороге стояла женщина, представилась инспектором по делам несовершеннолетних. Войдя в квартиру, вслух усомнилась: сюда ли попала? Уточнив фамилию хозяина, обмолвилась: вы явно не наш контингент. Видимо, не обнаружив забрызганных кровью стен и грызунов с насекомыми по углам. Словом, почувствовала себя явно неловко.

Как оказалось, следователь Булаткин дал ей письменное поручение проверить — бьет ли Константин жену, морит ли голодом детей. Инспектор, сотрудник полиции, и сама была удивлена: почему получила такое поручение в рамках уголовной статьи по мошенничеству?

А Константин удивился еще больше: в документе фигурировала все та же, уже отмененная тяжкая часть 3 ст. 159.

После этого события изнуренный следователь Булаткин вновь исчез из жизни Константина. Надолго ли – неизвестно. Но сейчас дело поручено новому — Роману Сергеевичу Беляеву, и тоже — по особо важным делам. Пока адвокат Константина находится в отпуске, Беляев вручил Константину запрос удивительного содержания: «В связи с расследованием уголовного дела №…, возбужденного 29.09.2017 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159.2 УК РФ в отношении Вас, прошу Вас предоставить в наш адрес: авансовые отчеты о выданных и полученных займах и денежных средствах на хозяйственные нужды под отчет в отношении ООО «…» за период времени с 01.01.2012 по настоящее время; документы о внесении денежных средств в кассу ООО «…», полученных Вами от физических лиц в качестве возврата займов, ранее полученных ими от ООО «…» с 01.01.2012 но настоящее время; сведения о полученных Вами доходах, в том числе дивидендах с 01.01.2012 по настоящее время».


А караван движется

Похоже, руководству полиции на Камчатке впору задуматься о более частых медосмотрах своих сотрудников, по результатам которых добавлять в их рацион витамины и молоко, а безнадежных досрочно отправлять на пенсию. Все-таки разрушение рассудочной деятельности у людей, выполняющих важные государственные функции, представляет большую общественную опасность.

Остается загадкой, зачем вообще было возбуждено несколько уголовных дел-пустышек. Сначала – на основании справки 2-НДФЛ, рожденной исключительно в недрах сознания следователя. Затем про справку стыдливо «забыли», но дело продолжили, хотя опрос работников МАУ РКЦ свидетельствует о том, что все документы супруга Константина предоставляла в необходимой комплектации. При этом у работников РКЦ есть право в любой момент потребовать дополнительные данные, даже не начислять выплат до их предъявления. Но караван двигался.

Но главное, сегодня со странным упорством и безрассудством продолжаются следственные действия в рамках уже отмененной тяжкой статьи.

«Это там (в запросе – ред.) просто так написано», — сказал Беляев в телефонном разговоре с Константином. Хотя следователь не может не знать, что статьи 159 по части 3 уже нет, она не может фигурировать ни в каких документах после того, как была отменена. К тому же, по первой части и не пришлешь запрос с вопросами о деятельности предприятия.

Пока защитник Константина отсутствовал на Камчатке, назревало очередное уголовное дело. Однажды коллега-предприниматель попросил взаймы 100 тысяч рублей. Сумма для Константина, коммерсанта с невысокими доходами и с тремя несовершеннолетними детьми немалая. Он подстраховался и выручил коллегу, оформив договор займа. Тот деньги давно вернул, а забытый документ «всплыл» в ходе следственных действий. В результате следствие намекает на перспективу возбуждения уголовного дела в отношении Константина за незаконную то ли коммерческую, то ли банковскую деятельность. За какую именно – они, судя по их богатому опыту, обязательно придумают.

Находящийся в отпуске защитник Константина, адвокат Игорь Копытов, в телефонной беседе высказал сожаление работой следователей управления МВД по Камчатскому краю. «Мы часто в СМИ видим положительные примеры о раскрытии преступлений следователями, за что им честь и хвала, — сказал адвокат. — Но бывают другие случаи, когда никто не объясняет: почему возбудили уголовное дело по обстоятельствам, которых не было, почему никто не несет за это ответственности, и куда обращаться, когда расследование превращается в инструмент откровенного преследования по принципу — был бы человек, а преступление в его действиях найдется. Механизм честности, видимо, пока срабатывает только тогда, когда Президент обратит на подобный факт внимание. Тогда сразу устанавливаются нарушившие закон должностные лица, выясняются причины незаконного преследования, и делается это в считанные дни. К сожалению, законодательством установлено, что ход следствия определяет следователь, и, даже если этот ход неправильный, защита может влиять на него путем долгих и сложных шагов».

Мария ШУПЕНИК

1390

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых