Юбиляр Сергей БЫЧКОВ: Жизнь прекрасна!

Юбиляр Сергей БЫЧКОВ: Жизнь прекрасна!

Записки на полях нотной тетради

17 сентября в концертном зале Камчатской филармонии состоялся творческий вечер известного музыканта, журналиста, идейного вдохновителя многих интересных проектов в области культуры, экологии и туризма, заслуженного артиста России Сергея БЫЧКОВА.

Формальных поводов обнаружилось сразу несколько: помимо 65-летия в этом году музыкант отмечает 50-й юбилей творческой деятельности. И плюс ко всему теснейшие, можно сказать, родственные узы плодотворного сотрудничества вот уже 25 лет связывают замечательного солиста, концертмейстера и блестящего лектора-музыковеда Сергея Бычкова со сценой Камчатской филармонии. А ведь когда-то все только начиналось… Слово – юбиляру.


Начало начал

Семь лет мне исполнялось только 17 сентября 1961 года, так что в первый класс я пошел шестилеткой.

В селе Елизово моя семья жила в 4-квартирном деревянном доме в Больничном переулке, с палисадником под окнами, и на первую в своей школьной жизни школьную линейку я отправился с букетом георгинов, выращенных моей мамой.

В сквере перед школой им. Ломоносова построили учеников с первого по десятый классы. Бронислав Степанович Гусев, директор школы, произнес речь, и мы парами отправились грызть гранит всяческих наук.

В классе было тепло, солнечно, и все было внове: пенал с карандашами и перьевой ручкой, чернильница-непроливайка и тетрадки с дневником. Так что первый школьный день пролетел интересно и весело.

Евдокия Алексеевна Слесарчук, моя первая учительница на долгие годы стала еще и моей второй мамой – доброй, умной, заботливой. И через семнадцать дней обучения подарила мне книжку рассказов Драгунского «Он живой и светится» с роскошными иллюстрациями, а также чайную кружку с блюдцем и надписью серебряной краской «Сереженьке в День рождения 17 сентября 1961 года».

«Денискины рассказы» теперь читает моя внучка Полина Ивановна, а кружка стоит на полке. Берегу ее как зеницу ока.

С китайскими коллегами-музыкантами, 2010 г.


Портвейн и «пляшущие» клавиши

Мне всегда везло с учителями. Вот и в музыкальном училище (куда я поступил в 1969 году, благословленный в музыку Владимиром Пантелеймоновичем Киселевым) моими наставниками стали замечательные музыканты, прекрасные преподаватели, интереснейшие люди – Валерий Павлович Тумило, Валерий Трофимович Кравченко, Владимир Иннокентьевич Полутов, его супруга Ольга Юсуфовна Девликанова и многие другие. Кстати, они никогда не называли нас «дети», как это принято сейчас. Мы были для них взрослыми людьми – да, очень юными, допускающими ошибки, но ответственности за наши поступки с нас никто не снимал. И уже в училище я не только занимался с детьми в классе педагогической практики, но и немножко подрабатывал преподаванием.

Конечно, на заре моей студенческой жизни случались и курьезы.

У директора Камчатского музыкального училища Евгения Борисовича Воробьева имелась такая воспитательная метода – исключать студентов за всяческие прегрешения на неделю-две. Казалось бы, вот оно – счастье!.. Отдыхай, родной, гуляй по городу, читай книжки! Но кто знает, что за предмет музыкальная «гармония» и что значило пропустить хотя бы один урок, поймет, каково это – догонять товарищей, продираясь сквозь дебри мудреной музыкальной науки.

К счастью, на первом курсе изучали мы, недавние абитуриенты, теорию музыки – предмет менее сложный. Ну да не о том речь…

Деревянный барак, в котором располагалось в те годы музыкальное училище, находился на Комсомольской площади, аккурат за гастрономом. Жили иногородние студенты в общежитии кооперативного техникума на Вилюйской. Народ в комнате подобрался бойкий, самостоятельный, «бывалый».

Возвращаясь как-то к обеду после субботней бани (развалины которой и по сию пору можно увидеть напротив бывшего кинотеатра «Октябрь») и заглянув в «Третий магазин», чтобы купить немудреную закуску к общему столу, решили «по-взрослому», что после бани – святое дело пропустить по стаканчику чего-нибудь. Остановились на дежурном «Портвейне 777» по 0,7 литра. Что за доза для четверых красавцев! Так за обедом и пригубили. Мои сомнения по поводу того, что к четырем часам к Валерию Павловичу на специальность нужно топать, были проигнорированы – мол, выспишься еще.

Конец октября в Петропавловске сухой и морозный. Почва выстуживается, готовясь принять первый снег, который хоть и растает в конце октября, но к ноябрьской демонстрации уже ляжет до весны.

По морозцу я взбодрился и в класс вошел свеженький, розовощекий с блестящими от странного возбуждения глазами. Однако через пять минут в протопленном классе меня разморило, и… почему-то клавиш на инструменте оказалось значительно больше, чем обычно. Да и пальцев на руке поприбавилось… А тут еще меня потянуло по-серьезному обсудить проблему «пляшущих» клавиш. Валерий Павлович все понял, урок прекратил, однако гнать из класса не стал. Приобняв за плечи, довел до вешалки (что напротив директорского кабинета), помог надеть пальтишко, вывел на крыльцо и, спросив, дойду ли я самостоятельно до общежития, отпустил с миром.

Ни на следующий день, ни когда бы то ни было даже в шутку не вспоминал он эту мою мальчишескую глупость. Так миновали меня директорский гнев и жестокое наказание.

С тех славных дней прошло пятьдесят лет.

Начинающий преподаватель С. БЫЧКОВ, март 1973 г.


Без фантазии – никуда!

Вся моя последующая жизнь была пронизана музыкой. Учился в Дальневосточном институте искусств во Владивостоке, затем в Государственном институте искусств в Воронеже у моего незабвенного учителя Юлия Изакеновича Гриншпуна, замечательного пианиста и очень интересного режиссера, человека, обладавшего тонким чувством юмора и невероятной фантазией, без которой, уверен, в искусстве делать нечего. Наверное, поэтому и я наряду с классической музыкой всегда интересовался многими другими вещами.

Срочную службу я проходил на Чукотке в гарнизоне, который базировался в поселке Угольные Копи. Сначала в боевой части, затем в Доме офицеров. Играл концерты, ставил спектакли, сочинял песни. После армии преподавал в Красноярском институте искусств, работал в театрах оперетты Красноярска и режимного Свердловска-44 (ныне это атомный город Новоуральск), занимался экологическим просвещением в проекте программы развития ООН «Сохранение биоразнообразия Камчатки», руководил Ассоциацией ООПТ Камчатского края и туристским информационным центром, с 2003 года редактирую газету «Заповедная территория».

Бывало всякое. Когда в семье не хватало денег, шел работать грузчиком на молокозавод или рыбаком ставного невода на камчатском севере, в пос. Пахачи; грохотал и солил икру в Усть-Большерецке.

Но главную роль в моей жизни, конечно, всегда играла музыка. И в любые, даже самые сложные времена я находил возможность выйти на сцену, чтобы поиграть соло или с кем-то из замечательных партнеров. И, конечно, мне навсегда запомнились выступления с такими замечательными музыкантами, как Николай Саченко, Борис Андрианов, Елена Маймескул, Евгений Пасечниченко, Александр Гилев, Юрий Кравченко. Вместе с коллегами на базе Камчатской филармонии мы создали фортепианное трио, квартет, квинтет. Отдельной вехой в музыкальной жизни стало сотрудничество с Камчатским камерным оркестром. Доводилось мне выступать и за пределами полуострова – во Владивостоке и Хабаровске, а в 1990-е годы – побывать и поиграть в Америке.


Чуть светлее

По большому счету, для артиста нет разницы – играть для людей в концертном зале большого города или в маленьком классе сельской музыкальной школы. Свои сердце и знания мы отдаем людям, чтобы в мире было чуть светлее и теплее, поскольку музыка – искусство светлое.

Я и по сей день благодарен моей маме, Евгении Ивановне Бычковой, за то, что когда-то привела меня в музыкальную школу, а потом, во многом себе отказывая и несколько лет отдавая долги, смогла купить на Камчатке в 1962 году (!) отличное пианино «Красный Октябрь»! А еще хотелось бы сказать ей спасибо за то, что убедила не бросать занятия музыкой, когда вместо этого мне, надо сказать, весьма шустрому мальчишке, хотелось бегать, прыгать и играть в футбол.

Музыкальная школа, музыкальное училище, институт искусств, аспирантура и последующая концертная и педагогическая работа определили мою жизнь. И сейчас я главным образом занимаюсь музыкой: играю концерты в филармонии и работаю в детской музыкальной школе № 5. А в голове, как всегда, зреют разные идеи!.. Но я, по крайней мере, надеюсь, что сакраментальное «мы ленивы и не любопытны» ко мне не относится.

А еще рядом со мной любимая жена, мои дети Ваня и Сережа, невестка Наташа, внучка Полина Ивановна, многочисленные друзья и интересные партнеры.

Жизнь прекрасна!


Сергей БЫЧКОВ, заслуженный артист Российской Федерации



БЫЧКОВ Сергей Александрович, музыкант, журналист, общественный деятель.

Родился в г. Николаевск-на-Амуре 17 сентября 1954 г. На Камчатке – с 1956 г.

Окончил Елизовскую музыкальную школу по классу фортепиано (1969 г.), Камчатское областное музыкальное училище (1973 г.), Воронежский государственный институт искусств (1978 г.).

Выступал на одной сцене с такими известными музыкантами, как лауреаты международных конкурсов Николай Саченко (скрипка) и Борис Андрианов (виолончель).

Солист, концертмейстер, лектор-музыковед Камчатской областной филармонии – с 1994 г. Заслуженный артист Российской Федерации – с 1999 г.

Работал в разные годы директором методического кабинета по учебным заведениям управления культуры Камчатского облисполкома и телекомпании «ТВК».

Возглавлял Ассоциацию ООПТ Камчатского края и туристский информационный центр на Камчатке. Являлся на протяжении 10 лет экспертом и координатором по экологическому просвещению проекта ПРООН «Сохранение биоразнообразия Камчатки». Главный редактор газеты «Заповедная территория» – с 2003 г.

1348

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых