Зелёный змей за зелёные талоны

Зелёный змей за зелёные талоны

Антиалкогольная кампания, начавшаяся с подачи Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила ГОРБАЧЕВА в 1985 году, привела к ажиотажному спросу на пиво и винно-водочные изделия. И на Камчатке в первую очередь, так как все спиртное делалось у нас из привозного сырья. Производство алкоголя стабильно снижалось, а спрос на него из года в год только рос.

В итоге очереди в винно-водочные магазины в Петропавловске в 1986–1988 гг. стали напоминать, как шутил народ, очередь в Мавзолей Ленина. В них стояли сотни, а то и тысячи людей. Драки и скандалы в таких очередях были обыденным делом. Не помогали ни лимиты отпуска алкоголя в одни руки, ни решетки на дверях – очереди приходилось регулировать с помощью милиции.

Пышным цветом расцвело самогоноварение, хотя за него и наказывали вплоть до уголовной статьи. Народ гнал спиртное из всего: варенья, джема, сахара, картошки, томатной пасты… Но первым в борьбе за трезвость в Петропавловске пал именно сахар, который стали сметать с полок магазинов мешками. Он шел не только на летние сладкие заготовки, но и на нечто более крепкое. На сахар сначала ввели жесткие нормы отпуска, а летом 1988 г. и талоны.


Исходя из имеющихся ресурсов…

Ограничения, связанные с продажей сахара по талонам, жуткий дефицит алкогольных напитков не могли не сказаться на винно-водочных изделиях. Вопрос введения талонов на спиртное был просто вопросом времени и, как сейчас модно говорить, политической воли. В конце сентября 1989 года эта политическая воля материализовалась в коллективном органе: решение было принято на сессии городского Совета народных депутатов.

Квартальные талоны на спиртное (октябрь – декабрь) были официально введены 1 октября 1989 года. Однако реально их начали выдавать чуть позже — пока отпечатали в типографии, пока пересчитали, пока развезли. Выдача талонов продлилась аж до конца октября, хотя свободная реализация алкоголя с 1 числа уже была прекращена.

Месячная норма отпуска алкоголя была рассчитана, как сообщила начальник областного управления торговли Раиса Стодольникова, «исходя из имеющихся ресурсов». Ресурсов в октябре 1989-го хватило на две бутылки водки в месяц на человека или бутылку водки и бутылку вина. Такая ежемесячная норма в среднем сохранялась в различных вариациях в ноябре – декабре 1989-го и в течение всего 1990 года…

Выдавались талоны строго по предъявлении паспорта. При этом особо обращали внимание еще и на дату рождения. Так как алкоголь продавали только лицам, достигшим 21 года, соответственно, комплект талонов можно было получить только при достижении этого возраста. Предыдущие месяцы на талоне безжалостно отрезались раздатчиком талонов.

Новые талоны тут же окрестили «долларами», и не зря. Сразу после появления их стали массово продавать и обменивать. На другие талоны, на продукты. К тому же цвет: талоны того периода были зелеными.

Неработающие пенсионеры и инвалиды Петропавловска, а их насчитывалось тогда 28 тысяч, получали талоны на алкогольную продукцию в собесе на улице Войцешека. В октябрьские дни 1989 года ежедневно в очереди здесь томились до тысячи человек. Хотя городской отдел соцобеспечения, занятый тогда перерасчетом пенсий, категорически отказался от этой неблагодарной работы. Управление торговли вынуждено было отрывать от прилавков продавцов, и они занимались в собесе выдачей талонов пенсионерам.

Отоварить талоны можно было в любом винно-водочном магазине Петропавловска. Дело было за малым – чтобы в магазине было спиртное, необходимое вам. Выбор был небогат, но приходилось побегать, чтобы найти нужный товар. Самыми распространенными в те годы была водка «Столичная», дагестанский коньяк, вино «Анапа», сухие и крепленые вина соцстран.


Обмен на стеклотару

Проблемы возникли сразу же после введения талонов. Буквально спустя 1,5 месяца, как говорится, пришла беда, откуда не ждали. Предпраздничный ажиотаж накануне 7 ноября даже при наличии на заводе спирта четко дал понять: без бутылки – ты не водка. Заводу остро не хватало стеклотары для розлива спиртного. Все взаимосвязано: чем меньше покупаешь и пьешь, тем меньше бутылок сдаешь. К тому же даже непьющий народ стал выкупать водку и хранить ее дома как заначку: бутылкой 40-градусной всегда можно было расплатиться за какую-нибудь работу или услугу.

Дабы не накалять ситуацию, владельцев «пушнины» заинтересовали материально. Талонами. Всего лишь за сотню пустых бутылок-«чебурашек» любой желающий мог получить талон на водку. Плюс, естественно, деньги за сданную стеклотару.

Натуральный обмен прожил недолго. 800 талонов, полученных от горисполкома, разошлись за неделю. Их вполне хватило, чтобы дела винно-водочного завода по розливу спиртного резко пошли в гору. Директор завода Петр Грицук обращался в горисполком и городской отдел торговли с просьбой выделить еще талонов, но там отказали. Отказ власти мотивировали тем, что появился ажиотаж и нездоровые тенденции: стеклопосуду стали перекупать прямо у приемных пунктов.


Я пью до дна, а муж мой в море…

Значительная часть населения города – рыбаки и моряки – подолгу находилась в море. И далеко не у всех из них были семьи, которые могли бы отоварить талоны, которые были действительны только в течение месяца. Проблема была настолько серьезной, что в некоторых магазинах «оголодавшие» до спиртного труженики моря устраивали скандалы и драки.

В отделе кадров одной из баз флотов корреспонденту газеты «Камчатский комсомолец» разъяснили, что их дело – только распространить талоны, а как поступят с ними владельцы – их собственная печаль. Можно продать, подарить, отоварить…

В итоге было принято решение о том, что талоны моряков, рыбаков и геологов действительны в течение последних 3 месяцев. В начале 1991 года эта норма нашла свое отражение в правилах, утвержденных горисполкомом. Однако на талонах должна была стоять печать отдела кадров предприятия и запись, подтверждающая, что человек был в море или экспедиции. Для обслуживания таких талонов в 1991 году были определены 6 магазинов города.


Талонов больше, чем сахара и водки

Несмотря на введение талонов на сахар, а потом и на спиртное, в течение 1990–1991 годов остро ощущался дефицит и того и другого. Даже по талонам. Сразу же получили хождение фальшивые и нелегально отпечатанные талоны, а также талоны, запущенные в оборот по второму разу.

Однако и власти, и милиция вообще крайне неохотно комментировали вопрос о поддельных талонах. Так, в сентябре 1990 года, отвечая на вопрос газеты «Народный депутат», сотрудники ОБХСС сообщили, что фактов изъятия поддельных талонов не регистрировалось. Учет же талонов в торговых точках, по мнению ОБХСС, полностью не налажен…

Впрочем, спустя пару месяцев милиция все же кое-что прояснила. «По данным УВД, – писала в декабре 1990 г. газета «Народный депутат», – на руках у населения области находится 300 тысяч винно-водочных талонов, из которых каждый шестой – «сверхплановый». Пути возникновения фальшивой «валюты» не ясны. Существует и хорошо налаженное подпольное производство талонов, как правило, рисованных. В магазинах они попадаются часто, но распознать их можно только при детальном изучении. К этому можно добавить и большое количество талонов, которые идут по второму «кругу».

В ноябре – декабре 1990 г. в этой связи горисполком принял два более подробных регламентирующих документа – о правилах выдачи талонов и об уничтожении талонов. Положением о правилах выдачи талонов устанавливалось, что они являются документом строгой отчетности. Талоны на все виды товаров выдаются населению по месту прописки через жилищно-коммунальные службы, комендантов общежитий, председателей кооперативных домов, отделы кадров баз флотов…

Талоны на алкогольные напитки должны были выдаваться только по предъявлении паспорта лицам, достигшим 21 года, табачные изделия – лицам, достигшим 16 лет. В магазинах талоны должны были храниться в пачках по 100 штук в течение месяца, как бланки строгой отчетности. Ежедневно должен был вестись учет реализации и движения товаров, учет отоваренных талонов. Их уничтожение должно было проводиться в первый вторник каждого месяца (квартала) во всех магазинах города специальной комиссией в присутствии депутатов городского Совета народных депутатов или представителя рабочего контроля. Однако и это не помогало, фальшивые талоны продолжали появляться с завидной регулярностью…


Миссия ненасильственного отрезвления

В 1991 году с алкоголем на Камчатке начались серьезные проблемы, точнее с сырьем для его изготовления.

В январе в Петропавловске с подачи областных властей был проведен эксперимент. Объединением «Продтовары» в пяти магазинах Петропавловска были организованы отделы по продаже товаров повышенного спроса в обмен на алкогольные и табачные талоны. Предполагалось, что это частично ударит по спекуляции спиртным и куревом. В обмен на талоны предлагалось растворимый кофе, шоколад, конфеты. На один талон полагалась банка бразильского кофе либо две коробки конфет ассорти или «Птичье молоко».

Что произошло после этого, хорошо описано в газете «Камчатский комсомолец», корреспонденты которой проехали все магазины города, участвовавшие в «миссии ненасильственного отрезвления».

Во всех магазинах наблюдали солидные очереди. Продавцы хватались за голову, а спрос на «альтернативный» товар превзошел все ожидания. Особенно активно расходилось кофе, и уже к обеду потребовались дополнительные поставки. Продавцы с удивлением наблюдали, как граждане выкладывали на прилавки по 10, 20, 30 талонов. Особенно много было табачных...

– Пока милиция не наведет порядок с талонами, такие эксперименты будут обречены на провал, поскольку запасы кофе и конфет очень ограничены, – прокомментировала ситуацию газете «Камчатский комсомолец» Екатерина Будовская, заместитель начальника «Продтоваров».

Законодательно подделка талонов тогда была никак не наказуема, поэтому прикладным рисованием мог заниматься любой умелец. К тому же стала появляться уже первая качественная копировально-множительная техника.

В целом эксперимент горожанам понравился, но уже через несколько дней запасы кофе и конфет иссякли.

Весной 1991-го на табачные и винно-водочные талоны можно было купить 500 граммов шоколадных конфет и 1 пачку натурального кофе, или 3 пачки черного перца (на него был дефицит), или 2 пачки кексов, или 300 граммов шоколада. Но уже, естественно, в специально определенных магазинах.

Перебои с винно-водочными изделиями ощущались весь 1991 год. И хотя обычно норма отпуска на талон составляла 1 бутылку водки и 1 бутылку вина в месяц, талоны постоянно продлевались. То на месяц, то на два. Иногда отменялись, оставляя месяц «трезвым».


В новый рынок – с новыми талонами

1992 год Петропавловск опять встретил с талонами, несмотря на то, что цены, в том числе и на винно-водочные изделия уже были отправлены в «свободное плавание».

На 1992 год были отпечатаны 200 тысяч комплектов талонов на вино и водку и 290 тысяч – на продукты и товары первой необходимости. Винно-водочным талонам на 1992 год дали оранжевую расцветку.

Однако с алкоголем был полный провал. Февральские талоны на алкоголь вообще не отоваривались: сырье на заводе отсутствовало полностью. То же самое было и в марте 1992-го.

Директор винзавода Геннадий Строкач сообщил в газете «Камчатский комсомолец», что вина не будет вообще до конца года. В принципе, возможность выпускать его имеется. Однако на бутылку винца по 700 рублей (такова себестоимость) мало кто польстится. А водка весной волне может появиться: администрации винзавода удалось договориться с Марьинским спирткомбинатом на поставку сырья по бартеру. Мы им рыбу – они нам спирт.

Но это был уже слишком оптимистический прогноз. Менять рыбу на спирт, когда нечего есть, власти не очень-то рвались. По новым ценам бутылка водки стоила 42 рубля. Цены на нее регулировало государство. А вот коньяк и вино ушли в «свободное плавание». Дагестанский коньяк «Три бочки», разливаемый местным заводом, стоил в торговле 128 рублей. И все это – по талонам.

Продовольственная комиссия администрации области, заседавшая 29 апреля 1992 года, особо обсуждала положение с продуктами. Чего, где и сколько? Как результат на май оставили всего 4 талона: на спички, сигареты, баранину и сахар. А талоны на спиртное были похоронены еще в середине апреля. Похоронены неофициально, но окончательно. Об этом заявил в газете «Камчатский комсомолец» директор винзавода Г. Строкач. Он сообщил, что госпоставок спирта завод давно не получал и уже вряд ли получит. Спирт теперь предлагают по коммерческим ценам и даже по 600 рублей за литр. Сколько будет стоить водка, изготовленная из него, каждый мог посчитать сам.

Именно с той поры на память у многих горожан остался так и не израсходованный комплект винно-водочных талонов на 1992 год. Такого светло-мандаринового цвета. Как шутят некоторые, ждет новой перестройки. Авось пригодится…


Талоны: в последний путь

5 декабря 1992 года в «Камчатском комсомольце» вышла историческая заметка «Талоны: в последний путь». Как сообщалось в информации, талоны, которыми мы тешились два года, доживают последний месяц. «Отныне продовольственная комиссия областной администрации будет собираться значительно реже, исключительно для анализа запасов продовольствия, но не для его распределения. Продукты будут поступать в торговую сеть и реализовываться по свободным ценам».

Вот так, тихо, без труб и барабанов, в Петропавловске ушли в прошлое талоны. На 1993 год их уже никто не печатал и не распространял.

Впрочем, было уже не до талонов: в Петропавловске в 1992 году вовсю шла распродажа муниципальной собственности – магазинов, парикмахерских, ателье, бань. Это было гораздо интереснее каких-то кусков мыла, килограммов риса, пачек чая, носков и трусов, водки и вина. Бывшие знакомые и соседи вдруг становились, как говорится, «владельцами шахт, заводов, пароходов…». Страна вступала вэпоху дикого капитализма.


Вадим БОГОМОЛОВ

2419

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых