Первый секретарь эпохи расцвета

Первый секретарь эпохи расцвета

7 ноября Дмитрию Ивановичу КАЧИНУ, стоявшему «у руля» Камчатской области с 1969 по 1986 годы, исполняется 90 лет

Биография его не просто емкая, но и очень характерная для незаурядного человека Севера той эпохи. В 1945 году, в неполные 16 лет, паренек из рыбацкой семьи села Большая Речка Бурятской АССР становится сначала матросом, потом бригадиром на судах Байкальского Госрыбтреста. В 1949–1954 учится в Московском технологическом институте рыбной промышленности. Получает направление на Камчатку.

Ходит тралмастером на траулере «Палтус» и в 1957 году получает первую награду – медаль «За трудовую доблесть». Быстро проходит следующие ступеньки: инженера ПО «Камчатрыбпром», начальника отдела добычи и руководителя промысловых экспедиций Управления тралового и рефрижераторного флота. Не удивляйтесь стремительности: людей с дипломами о высшем образовании тогда и в стране был большой дефицит, не говоря уж о Камчатке. После учебы в Высшей партийной школе при ЦК КПСС (Качину около 32 лет) его избирают секретарем парткома тралфлота. Конечно, это очень почетно для молодого человека, и можно восхищаться дальновидностью рыбаков, сделавших свой выбор по уму. Мужики были зубастые, с хорошо развитым чувством собственного достоинства: пройти их сито не просто. Но… вопреки мифу 90-х годов ушедшего столетия, партработники зарабатывали раза в полтора меньше производственников. Переходить на ответственную и хлопотливую работу людей заставляло железное чувство партийной дисциплины, присущее коммунистам той эпохи.

В 1963–1965 Дмитрий Иванович – секретарь по промышленности горкома КПСС. В 1965–1968 – первый секретарь Петропавловск-Камчатского горкома. В 1968 – недолго секретарь по промышленности обкома партии. В 1969–1971 – председатель Камчатского облисполкома. С 1971 по 1986 годы (15 лет!) – первый секретарь Камчатского обкома КПСС, первое лицо Камчатки. С 1986 по 1990 – посол в Социалистической Республике Вьетнам. Кстати, тогда на нас «посыпались» вьетнамские фрукты. Мы их по дремучести побаивались из-за напалма, которым выжигали эту несчастную страну. Потом покупали: СССР вели к революции, дефицит продуктов организовали страшный.

Годы, когда Д.И. Качин был председателем облисполкома (читай – губернатором), а потом первым секретарем обкома, стали расцветом Камчатки. Рыба считалась стратегическим запасом, а наша полувоенная область – признанным лидером отрасли. Для этого шли постоянная модернизация и увеличение флотов, реконструкция рыбоперерабатывающих предприятий, организовывались научно-поисковые экспедиции для обследования новых районов промысла. На всех этапах рыбакам помогала авиация. В полную мощность заработала Пионерская птицефабрика, и всем камчатским миром запустили бройлерную фабрику. Помню работу строительного штаба, организованного на последней, – люди работали до зелени, но фабрика была запущена в эксплуатацию в срок. А чего стоило специалистам сельхозуправления подобрать подходящих для камчатских условий цыплят! Дохли окаянные, и все тут… Подобрали – с середины 1970-х годов жители полуострова перестали стоять в многочасовых очередях за яйцами, курами, майонезом. Скажете, что остановилась на мелочах, но ведь жизнь и состоит из таких мелочей, только мы этого не замечаем. Вот ввели в эксплуатацию ТЭЦ-2, и Петропавловск зажил с горячей водой, появился хладокомбинат – прекратились перебои с мясом, запустили телевизионную станцию «Орбита» – стали смотреть московские телеканалы. По сравнению с теперешними временами колоссальными темпами велось жилищное строительство. Тоже нюанс: в 1969 году наш редакционный художник, получивший квартиру на Дачной, приходил на работу в болотных сапогах – иначе было не пробраться, а сейчас это почти центр города. Не буду больше перечислять, нет смысла – при Качине прошла целая эпоха развития Камчатки. Может быть, самая плодотворная за время существования региона как административной единицы государства.

Разумеется, все, что создано, делалось руками и мозгами других людей – хозяйственников, специалистов, рабочих. Детей фронтовиков – очень важный штрих для понимания психологии людей того времени. Но необходимо было утвердить имидж нашего края земли в верхах – в ЦК, Совмине, Госплане и т. д. Большого начальства в нашей стране всегда оказывается чуть ли не больше, чем исполнителей. Социализм – не слишком мягкотелый строй. Во всяком случае неиспользованные деньги срезались быстро и безвозвратно – отсюда штурмы, ночная работа… Сказывалось и умение руководства области использовать кадры, доверять им: на самостоятельные участки работы выдвигались, как правило, очень молодые люди. Старшие поначалу помогали, подсказывали, а дальше уже жизнь шла по принципу: либо лоб разобьешь, либо победишь. Чаще побеждали. Специалисты полуострова славились своей подготовкой. Как показало время, они справлялись с задачами любого масштаба.

Молодость, уверенность в себе порождают внутреннюю свободу и требуют демократии. По большому счету, она и была в те годы. Начнем с того, что Качин проехал все села Камчатки, добирался даже до табунов, которые водили небольшие бригады оленеводов, беседовал с людьми, брал «на карандаш» их просьбы, претензии. Решал, что мог. Они по праву считали себя знакомыми с «Первым». Комсомольские, профсоюзные, партийные собрания и активы длились подолгу: очень многим хотелось высказаться. Выступали жестко, конструктивно – о наболевшем, о том, что мешает работать. А сколько людей приходило в редакции областных газет, сколько писем! Причем в те годы я не помню анонимок: никто не боялся ни Бога, ни черта, а тем более начальства, все хотели справедливого решения своих проблем. Это было время, когда шальные институтские отличники (распределение на наш полуостров получали только лучшие с курса) бесплатно и добровольно вели кружки и секции для детворы, организовывали оркестры, художественную самодеятельность. А их еще и выгоняли из помещений, им препятствовали руководители старой закваски. Ведь не с пустого места взялись «Мэнго» и другие музыкально-танцевальные коллективы народов Севера, прекрасный симфонический оркестр, капелла. Всего не перечислишь. И знаете, газеты им помогали. После публикаций в прессе руководство области снимало дурных руководителей (если приводилась хорошая доказательная база), изыскивало возможность финансовой помощи энтузиастам, подключало комсомол, который умудрялся сделать, казалось, невероятное.

С 1990-х годов ведомства, руководители достаточно крупных рангов отгородились от журналистов плотными и практически непроходимыми занавесями из пресс-служб, в которых работают люди, отошедшие от СМИ, коммерческими тайнами на все случаи жизни. В результате все дальше становятся от народа. Как известно из истории, кончается это очень неважно для всех. А как следует из нашего быта – экономический эффект подобной ситуации равен почти нулю. Во времена, о которых пишу, было все наоборот: журналисты старались помочь коллективам и отдельному человеку, страшно много времени и сил тратили на проверку и перепроверку фактов, выводов. Понимали, что напраслина очень просто может стоить работы, большое начальство далеко не всегда бывало довольно нашими выводами; случалось, работали комиссии по публикациям – потом соглашались. Повторю, работали на пределе возможностей, да и личной совести. Ведь в принципе все хотели одного – развития области, большего комфорта в жизни людей.

Понимаю, читатель может подумать, расхвасталась, полила шоколадом. Раз так все хорошо, откуда взялся кризис 91-го года? Отвечаю. Во-первых, Камчатка была в числе привилегированных областей, многие другие регионы жили похуже. Во-вторых, пишу о времени, когда, по выражению известного сатирика, «мы пережили коммунизм и сами не заметили». В-третьих, в условиях свободы кроме камчатской прессы жили только магаданские и Латвийская республиканская газеты. Нам отчаянно завидовали на семинарах Союза журналистов, где оглашались рейтинги газет, и на других журналистских тусовках. В любом случае в том, что наши жизни прошли не зря, есть заслуга Качина.

У Дмитрия Ивановича много правительственных наград. Но его, наверное, приятно поразило то, что в 1999 году, в последний год столетия, когда уже был на пенсии, а КПСС – давно запрещена, камчатцы избрали именно Дмитрия Качина почетным гражданином Петропавловска-Камчатского. Хорошее живет дольше зла.


Галина ТРЕУМОВА, член Союза журналистов России

2716

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых