Алексей КУМАРЬКОВ: Только сообща мы сохраним экологию Камчатки

Алексей КУМАРЬКОВ: Только сообща мы сохраним экологию Камчатки

Природа Камчатки – настолько живая и мощная, насколько уникальная и ранимая. В сравнении с промышленными регионами России мы еще дышим и живем вполне вольготно.

Но это не означает, что экологических проблем на полуострове нет, а наши природа и будущее в безопасности. И это показал уходящий год: у всех на слуху – озеро Култучное и Халактырский пляж, рыбные свалки во время путины, нашествие медведей… В этом году в России стартовал и национальный проект «Экология», участником реализации которого стал Камчатский край.

Решение каких экологических проблем сегодня – в актуальной повестке власти и общественности края? Об этом – наш разговор с Алексеем КУМАРЬКОВЫМ, министром природных ресурсов и экологии региона. Алексей Анатольевич всего месяц тому назад был назначен руководителем министерства. По образованию он – геоэколог, и вся его деятельность с момента окончания Института геологии и нефтегазового дела Томского политехнического университета связана только с вопросами природных ресурсов и экологии. С 2008 года работает в минприроды края.

– Алексей Анатольевич, большинство камчатцев уверены, что живут в экологически чистом регионе России. Так ли это? Какие болевые точки сегодня требуют вмешательства?

– Прежде всего, хочу поприветствовать со страниц газеты уважаемых земляков и поблагодарить редакцию за возможность ответить на актуальные, волнующие людей вопросы.

Да, мы действительно живем в относительно благополучном регионе с точки зрения экологии. Это в значительной степени связано с достаточно низкой степенью экономического освоения территории, отсутствием крупных вредных производств и низкой численностью населения. Но, конечно, есть и проблемы, и их немало. В частности, неочищенные стоки в реки и Авачинскую бухту, достаточно высокая степень загрязнения атмосферного воздуха в краевом центре, браконьерство на реках. Казалось бы, каждой этой проблеме есть рациональное объяснение: низкая бюджетная обеспеченность, большое количество личного автотранспорта, социальные факторы. Но за констатацией проблем и причин должно следовать решение, и мы – правительство региона, я как министр природных ресурсов, лично губернатор – над этим ежедневно работаем, используя доступные нам средства.

Важно то, что многие проблемы мы можем решить только сообща, в том числе меняя лично себя к лучшему – каждый из нас и каждый день. Поскольку тот же мусор после пикников попадает в окрестные леса не из высоких министерских кабинетов, а из багажников наших машин – и это одна из самых очевидных каждому болевых точек. Хотел бы напомнить наш основной закон – Конституцию РФ, имеющую прямое действие, согласно которой каждый имеет право на благоприятную окружающую среду. Граждане имеют право спросить за это с представителей власти, но и власть нуждается в помощи небезразличных людей, и таких немало – о нашем общении с волонтерами и совместных акциях мы поговорим отдельно. Что касается еще одного неотъемлемого права наших граждан, а именно права на достоверную информацию о состоянии окружающей среды – мы уже много лет выпускаем ежегодный доклад о состоянии окружающей среды в Камчатском крае, и с каждым годом он становится все толще и полнее. Электронную версию этого доклада можно скачать на сайте Правительства края в разделе, посвященном деятельности министерства природных ресурсов и экологии. Прочитав этот официальный документ, каждый может сделать самостоятельный и объективный вывод о том, в насколько благополучном регионе мы живем.

– Говоря о болевых точках, вы не упомянули особо охраняемые природные территории, которые принято считать нашими жемчужинами. Там все проблемы уже решены?

– Не все. Далеко не все. Раз уж вы спросили, пусть читатели газеты получат, можно сказать, эксклюзивную информацию – шила в мешке не утаишь, да и люди должны это знать, поскольку все бюджетные учреждения существуют в конечном итоге за счет наших налогов. Было немало нареканий к деятельности подведомственного моему министерству краевого государственного бюджетного учреждения «Природный парк «Вулканы Камчатки». В день моего назначения на должность губернатор края Владимир Илюхин поручил мне – и это было растиражировано в СМИ – закончить комплексную проверку деятельности природного парка, которую он ранее поручил провести. В этом нам помогало главное контрольное управление губернатора. У меня и до этого имелось ощущение, что коллеги в учреждении вместо того, чтобы сделать из своих территорий – а это четыре природных парка, входящих во Всемирное наследие ЮНЕСКО, а также заказник на реке Коль – конфетку для людей, для гостей полуострова, занимаются в ряде случаев непонятной, скажу простым языком, возней. В итоге неприглядные факты нашли свое подтверждение, и директор бюджетного учреждения был уволен мною на прошлой неделе в связи с утратой доверия. Нового директора мы будем выбирать публично – пусть свое мнение скажут и экологи-общественники, и представители туристического сообщества. Все материалы проверки по поручению губернатора были направлены в правоохранительные органы для принятия дальнейших решений. Не сомневаюсь, что данные действия будут обжалованы, однако, как говорится, волков бояться – в лес не ходить.

– Раз уж вспомнили про лес – что-то делается для его сохранения?

– У нас очень много природоохранных органов – и федеральных, и краевых. Часто стороннему человеку непросто разобраться в хитросплетении их полномочий. Лесом, как, кстати, и волками, занимается, прежде всего, наше краевое агентство лесного хозяйства и охраны животного мира. Мы со своей стороны приводим в соответствие действующему законодательству положения о многих и многих особо охраняемых природных территориях, в том числе тех, целью создания которых является именно охрана лесных экосистем. Это важно для последующего правоприменения – чтобы затем уполномоченные на то органы могли эти территории эффективно охранять. Помните, наверное, нашумевшую историю про заказник «Таежный»? Это обратная сторона наших исключительно добрых усилий, хотя и вызвавших определенный диссонанс с общественностью, который мы оперативно исправили. Еще в наших планах – и мы надеемся на поддержку коллег-лесников – усиление мер охраны уникальных старовозрастных лесов на горе Николка в Мильковском районе. Там совершенно уникальные растительные сообщества с большим количеством краснокнижных видов и эндемиков – все это нужно сохранить. И не для мифических олигархов – для нас с вами, для наших детей.

– Вернемся к теме охраняемых территорий. Сегодня обсуждается масштабный и дорогой проект создания геопарка «Три вулкана» в районе Вилючинского вулкана. И уже делаются конкретные шаги к его реализации. Это как-то повлияет на расположенный рядом природный парк?

– И да, и нет. Сразу скажу, что ничего страшного в этой истории нет. У меня как у специалиста есть внутреннее убеждение, что мы сможем органично совместить в этом проекте и задачи социально-экономического развития региона, и задачи охраны природы. Инвестор, планирующий деятельность, имеет опыт воплощения подобных проектов, значительные компетенции и, конечно, заинтересован в успехе – а ведь именно нетронутая природа и является главным капиталом этого проекта. В результате мы ожидаем появления хорошей дороги к Вилючинскому перевалу вместо той разбитой, которую имеем на сегодняшний день и куда я, к примеру, не рискую соваться на своей личной машине. Также предусмотрено создание сети встроенных в пейзаж эколагерей и горнолыжных спусков на вулкане – и все это без ущемления прав наших людей на доступ к привычным местам отдыха, с учетом допустимой рекреационной нагрузки и всех необходимых экспертиз. Попробуем реализовать все так, как это получается делать в Исландии и на Аляске. Что касается самого природного парка, входящего в состав объекта природного наследия ЮНЕСКО, все действия, которые могут повлиять на его режим или конфигурацию, будут согласовываться с Комитетом Всемирного наследия ЮНЕСКО по соответствующим каналам Минприроды России и Министерства иностранных дел. Если природный парк и будет затронут проектом, то не более чем на 3 процента от его площади, при этом мы хотели бы дополнительно включить в состав объекта ЮНЕСКО вулкан Горелый. Любые действия – в рамках национального законодательства и международных обязательств нашей страны. Без вариантов.

– На слуху ситуация в селе Никольском и проблема вхождения острова Беринга в национальный парк…

– Да, губернатору удалось снять остроту проблемы путем личного общения с министром природных ресурсов и экологии Российской Федерации Кобылкиным. Дмитрий Николаевич сам до недавнего времени был губернатором и прекрасно понимает высокую социальную цену таких поспешных решений. Такая проблема есть не только на Камчатке. Очень остро эта проблема стоит и на Байкале. На днях пришла новость о том, что заместитель генерального прокурора РФ Александр Буксман – по итогам подобной работы правительства Иркутской области – предложил Минприроды России вывести из состава нацпарка «Прибайкальский» ряд населенных пунктов, поскольку факт их нахождения в составе ООПТ вызывает серьезную социальную напряженность и фактически парализует местное самоуправление. Мы тоже продолжаем над этим работать, в частности, мой коллега Сергей Лебедев, министр территориального развития края, на днях убедительно выступил на парламентских слушаниях в Совете Федерации именно по этому вопросу и был услышан. Вода камень точит. Таким образом, позиция федерального центра эволюционирует, и я уверен, что мы решим эту многолетнюю проблему и в Камчатском крае.

На самом деле таких неоднозначных историй много, и не все являются предметом обсуждения широкой общественности. К примеру, сейчас мы, представители правительства края, охотсообщества и администрация Кроноцкого заповедника, в очередной раз дискутируем по вопросу создания охранной зоны заповедника. Нужна охранная зона? Пожалуй. Но каков ее необходимый размер, исходя из экосистемных аспектов, здравого смысла и интереса турфирм и людей, которые на этой территории работают, – охотников, рыбаков, – нам еще предстоит понять.

– Расскажите о проекте первого в России центра по восстановлению популяции кречета. Под крылом министерства работает комиссия по редким животным, растениям и грибам, находящимся под угрозой исчезновения. Кого необходимо сегодня сохранять и спасать?

– Начну с последнего вопроса – кого сохранять и спасать. Необходимости именно спасать пока нет. Кого нужно было – спасать уже поздно, например морскую корову Стеллера, которая значится в наших списках в качестве вымершей. В нашей региональной Красной книге – порядка 130 видов животных и не меньшее, а, наверное, большее количество видов растений, мхов, лишайников, грибов. Это не значит, что все плохо, это значит, что многие виды имеют естественно низкую численность или занимают весьма узкие экологические ниши, поэтому мерам их охраны нужно уделять особое внимание. К примеру, сивучи – тоже краснокнижные, но мы регулярно видим в соцсетях ролики, насколько вольготно они себя чувствуют, иногда поедая рыбу прямо на палубах рыболовецких судов. Кстати, 15 ноября губернатор утвердил новые, подготовленные министерством, таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный незаконным добыванием краснокнижных видов. Это наш вклад – некая, говоря образно, правоприменительная дубина, которую мы вложим в руки наших надзорных органов.

А вот что касается кречетов – масштабы их незаконного добывания приняли угрожающий характер. И, конечно, невозможно за каждым деревом спрятать сотрудника ФСБ, хотя мы и благодарны им за их усилия. Важно перекрыть нелегальные каналы, обеспечив неугасающий спрос арабских стран законным предложением. И пусть это будут птенцы, выращенные в питомнике. Создание этого центра поддержано лично Президентом России.

– К каким выводам пришли инстанции, проводившие комплексную проверку работы недропользователей на Халактырском пляже? Каковы дальнейшие действия власти?

– Как и в случае с Култучным озером, в данной ситуации мы имеем четко выраженный общественный запрос. Пляж – излюбленное место отдыха камчатцев, место притяжения гостей полуострова. Это с одной стороны. С другой – дорога, по которой мы все ездим, была создана именно недропользователями много лет назад для доступа к месторождениям. Песок нужен в строительстве, для посыпки дорог зимой. Больше его взять негде: других месторождений практически нет, таковы геологические реалии. Сдвинуть этих вполне легальных недропользователей вдоль побережья с глаз подальше мы тоже не можем: все лицензии, кроме лицензии ООО «Нанотех», добывающего не строительный песок, а титаномагнетит по федеральной лицензии, получены до вступления в силу норм водного законодательства, согласно которым общераспространенные полезные ископаемые добывать в водоохранной зоне нельзя. Мы можем, предположим, уничтожив чей-то бизнес, сдвинуть добычные участки в тундру и в лес, более чем на 500 метров от линии прибоя. Но это будет более худшее решение с точки зрения экологии, поскольку сейчас забирается то, что приносит море, а в рассматриваемом случае мы получим незаживающие раны карьеров в лесу, среди ягодников. При этом лишить лицензии можно только в рамках законодательства о недрах при выявлении серьезных нарушений, пройдя определенный правовой путь. Как видите, простых решений нет, я ищу самые рациональные, взвешенные и, конечно, законные решения по нормализации ситуации. Хотел бы в этой работе рассчитывать на помощь добросовестных недропользователей и общественности. Работа продолжается.

– А что сейчас происходит на Култучном озере?

– Мы находимся в постоянном диалоге с экологами-общественниками. Кроме того, я удовлетворен, что конструктивную позицию занимает и инвестор, планирующий благоустройство для жителей нашего города. Мы регулярно выезжаем на озеро и стараемся снимать все вопросы сообща. Летом проводили совместные субботники. Я благодарен за это Арине Шурыгиной, Дарье Кожемяка, Владимиру Эльчапарову, Татьяне Михайловой, многим другим общественникам, представителю инвестора Михаилу Смирнову, а также коллегам из правительства края и администрации города. Ожидаем, что вокруг озера появится удобная рекреационная зона при условии сохранения шмелей, уток, ондатр, которых мы сможем показывать нашим детям.

– Алексей Анатольевич, вы упомянули про помощь небезразличных людей и совместные акции с волонтерами. Экологическое воспитание и просвещение, волонтерское движение – насколько это важно сегодня?

– Крайне важно. Я рад, что нахожусь в постоянном диалоге с представителями нашей экологической общественности – и теми, кто борется за Култучное озеро, и за Халактырский пляж. Это движение «За Култучку» и лично Арина Шурыгина, и ЭКО «Камча», которая не дает нам дремать и на Халактырском пляже, и в Вулканном. Мы ищем эффективные формы взаимодействия и совместного решения экологических проблем. Буквально две недели назад в ходе совместного субботника мы ликвидировали огромную свалку в лесу на Пятой стройке – там работали и мои сотрудники, и сотрудники агентства лесного хозяйства, и волонтеры. Это объединяет и сближает, делает нас друзьями.

Еще более важно экологическое воспитание подрастающего поколения – пусть они будут лучше нас и не повторяют наших ошибок.

– Скажите несколько слов о том, как в Камчатском крае реализуется национальный проект «Экология».

– Реализацией мероприятий национального проекта помимо министерства занимаются мои коллеги из других краевых ведомств: агентства лесного хозяйства и охраны животного мира, министерства ЖКХ и энергетики, агентства по обращению с отходами. Уходящий год носил скорее организационный характер. Из федеральных СМИ известно, что исполнение этого национального проекта происходит не без сложностей по всей стране. В 2020 году мы, как и иные регионы Российской Федерации, планируем более активно войти в бюджетный процесс и получить более значительный объем федеральных средств на решение накопившихся проблем. Направим их на очень многие полезные дела, среди которых – сохранение лесов и биологического разнообразия, развитие экологического туризма, совершенствование системы обращения с твердыми коммунальными отходами, модернизация систем водоотведения и очистки сточных вод, сохранение уникальных водных объектов. Кроме того, хотя это и сложный процесс, связанный с необходимостью предварительной разработки проектно-сметной документации и ее экспертизы, я не теряю надежды привлечь, совместно с коллегами из иных государственных органов и бизнес-структур, федеральное финансирование на решение застарелой проблемы – подъем затонувших судов, которые создают не только и не столько помехи мореплаванию, сколько вредят экологическому состоянию нашей Авачинской бухты.

А в уходящем году в рамках нацпроекта по линии нашего министерства и при поддержке администраций муниципальных образований были очищены от мусора 12 километров берегов водных объектов, в экологические акции было вовлечено порядка 2 800 человек.

– Есть мнение, что у Камчатки как уникального региона должен быть особый путь экономического развития. Главная задача – поставить заслон бессистемной деятельности человека, чтобы не загубить природу. Отказаться от разработки экономических проектов, которые дадут лишь сиюминутную выгоду, но приведут к серьезной деградации экосистем. Что в итоге в нашем приоритете?

– Я за некий дуализм, сбалансированность и здравый смысл. Технический прогресс и экономическое развитие мы не остановим. Мы с вами хотим жить благополучно, иметь развитую социальную сферу, получать достойные заработные платы. При этом я соглашусь с тем, что Камчатка – особый регион и вопросы сохранения окружающей среды, помимо задач социально-экономического развития, должны быть одними из наиглавнейших приоритетов. Есть весьма расхожее словосочетание «рациональное природопользование» от латинского слово «разум», которое на самом деле несет очень глубокий смысл. Я за разумность. И поскольку «одна голова хорошо, а две – лучше», очень приветствую общественный диалог и экспертные дискуссии. И всегда открыт для общения с хорошими и искренними людьми.


Беседовала Елена КАСАТКИНА



«Мусор после пикников попадает в окрестные леса не из высоких министерских кабинетов, а из багажников наших машин»


«Нового директора природного парка «Вулканы Камчатки» мы будем выбирать публично – пусть свое мнение скажут и экологи-общественники, и представители туристического сообщества»


«Губернатор утвердил новые, подготовленные министерством, таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный незаконным добыванием краснокнижных видов»


«Не теряю надежды привлечь федеральное финансирование на решение застарелой проблемы – подъем затонувших судов из акватории Авачинской бухты»

1667

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых