Плаха для капитана

В декабре 2010 года суд вынес решения по двум уголовным делам, в которых речь шла о браконьерстве. По масштабам, тяжести обвинений, количеству предъявленного ущерба эти дела — антиподы.


Согласно материалам первого из них преступное сообщество организовало незаконный вылов в объеме 9 тысяч тонн (!) краба. В рамках второго — капитан судна обвинялся в том, что скрыл от страны 6 тонн палтуса. Как вы думаете, кто из них был оправдан, а кто осужден?

 

История одного «преступления»

Уголовное дело капитана Сергея Султанкина ничем не выделяется из множества похожих дел, которые расследовались в последние годы.

И все-таки о нем стоит рассказать. Не буду цитировать обвинительное заключение. Предлагаю читателю свою версию событий.

Начну с того, что среди рыбаков есть практика – во время рейса втайне от судовладельца и капитана «заныкать» небольшую часть улова для себя. Как правило, левак накапливают мелкими партиями в период всего промысла, что трудно отследить.

Такая история случилась и на камчатском судне РМС «Юпитер», которое вело добычу палтуса в Охотском море в 2010 году под управлением капитана Султанкина. Некоторым членам экипажа удалось утаить часть продукции – около 6 тонн. Спрятать такое количество на судне типа РМС вполне возможно.

На «Юпитере» неоднократно проводились проверки. Инспекторы Камчатской государственной моринспекции (КГМИ) проверяли грузовой трюм, другие судовые помещения, присутствовали при выборке улова и его обработке. Однако даже им не удалось найти неучтенную рыбу. Более того, по словам таможенного инспектора, который вместе с сотрудником КГМИ спускался в трюм, ему показалось, что продукции там даже меньше заявленного количества.

Когда судно вернулось в Петропавловск, его снова проверили, не обнаружив неучтенной продукции, хотя она на борту была. Затем основная часть экипажа, включая капитана, покинула судно. Настало время вывезти левак. К «Юпитеру» подогнали грузовичок и уже собирались совершить задуманное, но тут мимо проходил сотрудник Россельхознадзора, который решил проверить, что за коробки выгружают на причал. Так выяснилось, что «Юпитер» привез скрытый груз. Искать виновного долго не стали.

 

«Торжество» правосудия

Вскоре домой к капитану Султанкину, который отдыхал после долгого рейса, явились сотрудники правоохранительных органов и огорошили известием о том, что ему будет предъявлено обвинение.

Следствие длилось 7 месяцев. Все это время Султанкин находился под подпиской о невыезде. Дорога в море ему была закрыта, поэтому он, опытный капитан, был вынужден подрабатывать на берегу сторожем за мизерную зарплату.

И вот, наконец, природоохранная прокуратура родила обвинительное заключение на 60 страниц, в котором предъявила Султанкину все что было можно – вплоть до нарушения конвенции ООН по морскому праву. А 29 декабря состоялось торжество правосудия: Петропавловск-Камчатский городской суд признал Султанкина виновным. Он приговорен к лишению свободы сроком на год (к счастью, условно) и штрафу в 150 тысяч рублей. Кроме того, осужденный не имеет права занимать должность капитана в течение года.

На мой взгляд, вина Султанкина в том, что именно он организовал незаконный вылов и вывоз неучтенной продукции с судна, так и не была установлена. Человек, которого непосредственно задержали рядом с неучтенным грузом, дал довольно путаные показания, ничего не доказывающие. В обвинительном заключении прямо не говорится, что капитан приказал кому-то из членов экипажа скрывать улов или продукцию. Лица, которые занимались заготовкой левака, остались неизвестными.

Допустим, что Султанкин совершил то, в чем его обвинили. Согласно материалам дела мотивом преступления стала жажда наживы. Капитан якобы хотел получить дополнительную прибыль для себя и экипажа. Дополнительная прибыль от продажи 6 тонн продукции из палтуса составила бы чуть более 590 тысяч рублей. Делим на 27 членов экипажа, получаем примерно по 20 тысяч рублей на брата. Возможно, капитан получил бы больше. Но все равно это не те деньги, ради которых он рискнул бы поставить на карту все: законный заработок, репутацию, свободу. Так где же преступный мотив?

 

Главный «аргумент» обвинения

Главный аргумент обвинения в подобных случаях состоит в следующем: капитан отвечает за все, что происходит на судне. Действительно, на судне действует принцип единоначалия. Но это не значит, что если тралмастер пырнет ножом рефмеханика, то капитана осудят за убийство.

Конечно, капитан обязан контролировать промысел. Но помимо этого у него есть масса других обязанностей, которые требуют времени и сил. На первом месте — обеспечение безопасности судна и экипажа. Вот за это он отвечает на 100 процентов. Полностью уследить за всем остальным, что происходит на судне, он не в состоянии. Поэтому у каждого направления судовой деятельности есть свой руководитель, который отчитывается перед капитаном. Например, о количестве выловленной и обработанной рыбы капитану докладывает старший мастер обработки. Сам капитан с весами по палубе не ходит и улов не взвешивает. А определить вес рыбы на глаз не так просто.

Разумеется, если судно превысило квоту вдвое, капитан это увидит. Но не заметить лишних 6 тонн при квоте в 598 тонн (такая квота была у «Юпитера) – вполне простительно.

Не стоит также забывать, что судно работает 24 часа в сутки. Это конвейер. А капитан не робот. Он должен отдыхать. Когда капитан спал, бригада рыбаков вполне могла изготовить левую продукцию.

Полагаю, что и следователь, и судья эти нюансы морского промысла знали. Но почему надо было осудить именно капитана? Потому что он — не рядовой член экипажа, а руководящее должностное лицо. Его можно прижать сразу по двум статьям – 253 и 201 УК РФ («разработка природных ресурсов континентального шельфа РФ без соответствующего разрешения» и «злоупотребление полномочиями»). В итоге, количество выявленных «должностных преступлений» растет. Но есть ли от этого польза обществу и государству?

 

«Справедливость» по-нашему

Султанкин в своей беде не одинок. Таких историй можно рассказать много. Я знаю капитана, которого осудили за 2,8 тонны трески. Он работал на ярусолове в Западно-Камчатской подзоне, где треску добывают ярусами зимой и весной (летом рыба уходит в прибрежье). Но чиновник, который выписывал судну рыболовные билеты, указал в одном из них летний месяц, когда ловить треску ярусом у западной Камчатки уже бесполезно. Капитан по запарке не обратил внимания на установленный срок и начал работать по разрешению, которое на тот момент еще не действовало. Весь вылов он внес без искажений в отчет, который был предъявлен инспектору. Тут и выяснилось, что 2,8 тонны трески выловлены раньше чем положено. Казалось бы, налицо — административное правонарушение с минимальным ущербом (40 тысяч рублей). Однако капитан, который признавал вину, но отрицал злой умысел, был привлечен к уголовной ответственности по упомянутым 253 и 201 статьям.

Имеет ли это отношение к защите экономических интересов страны и ее природных ресурсов? Никакого. Наоборот, это даже мешает борьбе с браконьерским промыслом. На таких пустопорожних делах наша прокуратура теряет не только время, но и хватку, становится беззубой. Когда же обвинитель точно знает, что приговор в любом случае будет обвинительным, стимул повышать свой профессиональный уровень пропадает окончательно.

В итоге, столкнувшись с настоящим врагом, вину которого надо доказывать тоже по-настоящему, представитель «ока государева» демонстрирует полную немощь. Вот наглядный тому пример. Одновременно с Султанкиным в Петропавловске судили руководителей группы российских компаний (ЗАО «Восточные рыбные ресурсы» и других) Эмбарека и Суслова, а также их американского партнера Гонтмахера. В отличие от Султанкина этих людей обвиняли в действительно серьезном преступлении: организации незаконного вылова 9 тысяч тонн краба. 16 декабря 2010 года присяжные заседатели их полностью оправдали, признав неубедительными все доводы обвинения. Хотя, казалось, у прокурора на руках были сплошные козыри: 80 свидетельских показаний, записи телефонных переговоров фигурантов дела, масса документов.

Такого провала камчатская прокуратура еще не знала. Но, думаю, ей не стоит слишком переживать по этому поводу. Ведь на Камчатке есть такие капитаны как Султанкин, которых можно сажать на скамью подсудимых десятками. Против них карательный механизм нашего государства работает без сбоев. Значит, показатели прокурорской и судебной деятельности будут расти.

 

«Почетная» профессия

Капитан Сергей Султанкин отработал в море более 30 лет (из них 15 лет – капитанский стаж). За это время он ни разу не привлекался к какой-либо ответственности. Наоборот – получал награды и поощрения за свой труд. Он ветеран труда, почетный работник рыбного хозяйства России. Такие специалисты на нашем флоте сейчас на вес золота. От того что Султанкин осужден и год не сможет капитанить, никто не выиграл. А захочет ли он вернуться к своей работе через год, получив такой жестокий урок?

Меж тем дефицит кадров в рыбной отрасли с каждым годом становится острее. Молодые выбирают морскую профессию все менее охотно. На то есть много причин. Одна из них состоит в том, что люди не хотят получать судимость за каждое мелкое нарушение, которых в море не избежишь, в то время как за миллиардные ущербы никто не отвечает.

А представители надзирающих и контролирующих структур продолжают заявлять, что капитанов у нас наказывают слишком мягко, что им надо давать не условные, а реальные сроки. Видимо, в скором времени прокурорам, судьям и госинспекторам придется переучиваться на капитанов, штурманов и тралмастеров. Ведь когда всех пересажают, кто-то должен будет работать в море.

 

 

Кирилл МАРЕНИН

2737

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых