«Акрос», где твоя «Аврора»?

Городской суд Петропавловска завершает рассмотрение административного дела в отношении ЗАО «Акрос». Почти не остается сомнений в том, какое решение он примет.
Но эта история еще получит продолжение. И оно будет уже не таким предсказуемым.
Напомним, что 20 июня 2010 года в Охотском море был задержан транспортный рефрижератор «Гера» иностранной компании «Хочси Шиппинг». На его борту нашли нелегальную крабопродукцию. Пограничники путем экспертизы установили, с каких судов был взят этот груз. Ими оказались «Капитан Лигов» (ООО «Лига») и «Талдан» (ЗАО «Акрос»). Всего было возбуждено 6 административных и уголовных дел: в отношении капитанов и судовладельцев. «Акрос» и капитан «Талдана» утверждают, что не виновны. Верить ли этому?


Середина июня — это почти конец мая

Доказательства вины ЗАО «Акрос» и Великанова полностью основаны на экспертизах продукции и упаковки, изъятых с «Геры» и «Талдана».

Предприятию и капитану вменяют неучтенный вылов более 60 тонн краба, который затем в переработанном виде поступил на «Геру». В основном, речь идет о крабе стригуне опилио (стригуна Бэрда, если верить дознавателям, в этом объеме было меньше тонны).

Капитан «Геры» заявил, что принял груз до 16 июня включительно. Эксперт Э. Шагинян, который проводил биологическую экспертизу продукции с «Геры», утверждает: краб стригун опилио, из которого она изготовлена, был добыт не ранее середины июня (то есть не ранее 15 числа). Значит, у краболова были одни сутки (с 15 июня по 16), чтобы добыть и переработать 60 тонн краба. На промысле краба такие уловы нереальны. Максимальная возможность СТР «Талдан» — 5 тонн в сутки (а в обычные дни — по 2-3 тонны).

Допустим, капитан «Геры» ошибся, и перегруз состоялся позже. Самый поздний срок — 20 июня, когда «Гера» была задержана. Значит, у «Талдана» было, максимум, 5 дней. В этой ситуации он должен был ловить 12 тонн в сутки, что тоже невозможно для СТРа.

Я не сомневаюсь, что старший научный сотрудник КамчатНИРО Э. Шагинян правильно определил срок вылова краба. Выходит, ему представили продукцию с каких-то других судов, которые действительно добывали опилио не ранее середины июня. Но что это за суда?

Дознаватель и суд не стали отягощать себя такими вопросами. Они просто указали тот срок, который был им нужен. В постановлении городского суда по делу «Хочси Шиппинг» говорится, что опилио был добыт в период конца мая — начала июня. А в административном протоколе в отношении ЗАО «Акрос» названа первая половина июня. И зачем было поручать экспертизу специалисту КамчатНИРО, когда любой сотрудник отдела дознания СВПУ справится с этой задачей не хуже?


Откуда что берется?

2 июля 2010 года продукция, изъятая с «Геры», в объеме 109.993,5 кг была сдана для хранения на склад в районе ул. Чавычной. После этого часть коробок с крабом изъяли для экспертиз с последующим уничтожением. 5 и 7 июля было уничтожено более 1,5 тонны крабовых конечностей вместе с тарой. Если продукция со склада частично изымалась и уничтожалась, то ее общеее количество должно было уменьшиться. Но не в нашем случае! 8 июля 2010 года старший госинспектор В. Пирожников повторно передал продукцию с «Геры» на хранение в ООО «Галатея Хабаровск» в том же количестве — 109.993,5 кг, что подтверждается актом приема-передачи. Если общее количество изъятой продукции не изменилось, то откуда бралась продукция для экспертных исследований: с каких судов и с каких складов?

Вот еще один факт из той же серии. В момент изъятия с «Талдана» ящиков с крабом они были заверены подписями капитана и понятых, после чего оклеены и опечатаны, что отображено в протоколе. Когда позже дознаватель брал с них образцы обвязочной ленты, то документально зафиксировал, что на ярлыке обеспечения сохранности имеется еще и подпись инспектора ГМИ. Но как она могла там появиться?

На суде по делу «Акроса» адвокат Василий Сабиров провел простой эксперимент. Он взял ящик, поместил его в полиэтиленовый мешок, свободной горловиной мешка накрыл лист бумаги с подписями и замотал скотчем. Именно в таком виде ящики были изъяты. Все участники судебного процесса могли лично убедиться в том, что поставить лишнюю подпись на листе бумаги, который обмотан полиэтиленом и скотчем, невозможно. Значит, либо упаковку вскрыли ранее для каких-то манипуляций, либо ящик попросту подменили. И снова мы возвращаемся к вопросу: что за ящики и что за продукция поступили на экспертизу?


Все предрешено?

В силу вышеназванных фактов «Акрос» и его капитан имеют все основания утверждать, что объектом экспертизы стали предметы, не имевшие отношения к данному делу. Это вполне возможно, учитывая какой «порядок» царит на складе хранения изъятого, которым попеременно управляют три фирмы («Камчатка Логистик Центр», «Галатея-Хабаровск» и «Логистик»). Тем же «порядком» выстроено само дело. Какой документ ни возьмешь, обязательно что-то не совпадает: то дата не та, то подпись не та, то номер не тот.

Изъятую продукцию передали на хранение фирме, у которой не было госконтракта с СВПУ. Накладные, которыми оформлялась передача продукции, не имели номеров. В них не указаны ни фамилии, ни должности лиц принявших либо передававших продукцию. Экспертов официально, под роспись, не предупредили об ответственности за дачу заведомо ложных заключений. Можно ли теперь верить выводам экспертизы?

Копии одного и того же документа имеют разное содержание. Так, копия заключения Э. Шагиняна по биологической экспертизе от 7 июля 2010 года в деле ЗАО «Акрос» существенно отличается от заключения того же эксперта за ту же дату, которое имеется в деле «Хочси Шиппинг».

В одной копии говорится, что на «Гере» нашли продукцию из краба опилио в виде только варено-мороженых конечностей. Согласно другой — эта продукция была представлена в двух видах: варено-мороженом и сыро-мороженом. Можно ли это назвать просто ошибкой, учитывая, что «Акросу» и Великанову вменяют именно сыро-мороженую продукцию?
Я не убеждаю читателей в том, что фирма и капитан невиновны. Но то, что их вина ничем не доказана, для меня очевидно. Если виноваты, пусть отвечают. Но надо же доказать по-человечески. Об этом «Акрос» и просит. Всю прошлую неделю его защитники заявляли ходатайства: о вызове для допроса свидетелей, экспертов, понятых, об истребовании подлинников документов для сличения их с копиями и т. д. Суд отказал. Защитники «Акроса» 7 раз заявляли отвод судье. Но тоже получили отказ.
Говоря между нами, этот судебный процесс — только видимость. Принцип состязательности сторон здесь отсутствует напрочь. Защитники приносят с собой целые баулы, в которых, помимо 5 томов дела «Акроса», еще масса других документов. А обвинение в лице работника военной прокуратуры приходит налегке — с тонкой стопочкой бумаги и художественной литературой. Ему там вообще нечего делать, ведь фактически все за него делает суд. Пусть в деле полно белых пятен и черных дыр. Виновные давно назначены. Значит, приговор в любом случае будет обвинительным.


Пора в Египет — за опытом

Генеральный директор ЗАО «Акрос» Валерий Воробьев явно не ожидал такого поворота событий. Ни членство в партии власти, ни депутатская корочка, ни тот факт, что «Акрос» на протяжении многих лет оказывал пограничникам различную помощь — ничто не помогает Воробьеву пробить блокаду, которая вдруг возникла вокруг предприятия. На суде Валерий Борисович пообещал рассчитаться с теми, кто так жестоко подставил его компанию.
Полагаю, сейчас гендиректор «Акроса» кардинально переосмысливает окружающую действительность. Значит, скоро увидим у приемной Президента и «Единой России» новый рыбацкий пикет, но уже с гораздо более смелыми лозунгами чем раньше, и обязательно — с «Авророй» времен Машковцева.
Пора «Акросу» отправлять своих работников в Египет — за опытом.


Кирилл Маренин

1875

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых