В возбуждении уголовного дела отказано

Камчатский следственный отдел Дальневосточного следственного управления на транспорте СК РФ завершил доследственную проверку по факту исчезновения в Охотском море судна «Аметист», принадлежащего ФГУП «КамчатНИРО», с 23 членами экипажа на борту. Следователи оценивали действия должностных лиц предприятия, включая капитана судна, на предмет наличия в них состава трех преступлений: нарушений правил эксплуатации морского транспорта, халатности, злоупотребления полномочиями. В итоге, принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

На наши вопросы отвечает замруководителя следственного отдела Сергей ДУБРОВ.

— Если бы было возбуждено уголовное дело, у вас появилось бы больше полномочий для установления истины. Почему этого не сделано?

— Для возбуждения уголовного дела в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством необходимо наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В настоящее время таковых не усматривается.

В то же время в ходе доследственной проверки мы наделены достаточными полномочиями для установления обстоятельств произошедшего. У нас есть право запросить любые документы, опросить всех лиц, которые имеют отношение к несчастному случаю, провести необходимые исследования. При расследовании дела мы провели бы те же самые действия с тем же результатом. Многие считают, что если есть уголовное дело, то кто-то обязательно будет привлечен к ответственности. Но это не так. В данном случае у нас нет оснований предъявлять кому-то обвинения.



— Почти во всех аналогичных случаях, когда члены экипажа получают ущерб здоровью или гибнут, виновными признаются руководители предприятия, ведь они в первую очередь отвечают за безопасность судна в море. Почему в случае с «Аметистом» принято иное решение?

— Нет оснований утверждать, что руководство предприятия не обеспечило безопасность судна при направлении его в промысловый рейс.

28 декабря 2010 года судно прошло полный осмотр в порту. Проверялись наличие и исправность спасательных средств, навигационного и радиолокационного оборудования. У портового контроля существенных замечаний не оказалось. На судне в исправном состоянии находились штатные плоты, которые перед выходом в море прошли переукладку на станции спасательных средств. Экипаж был полностью укомплектован спасательными жилетами, гидрокостюмами, спасательными кругами. Аварийный буй также был исправен. Когда 14 января судно оформили в рейс, на нем был необходимый запас продовольствия и топлива. Никаких нарушений, связанных с обеспечением судна, не выявлено. Таким образом, судовладелец полностью подготовил его для нормальной и безопасной работы в море.



— А что он сделал, когда на «Аметисте» стало заканчиваться топливо во время рейса?

— У КамчатНИРО заключен агентский договор с фирмой из Владивостока, которая осуществляет поставки топлива. Заявку на бункеровку судна институт направил ей 31 января. После чего начался поиск контрагента, который бы обеспечил танкер. 8 февраля с ним подписали договор на доставку топлива в район промысла. 9 февраля танкер вышел. Капитан судна был извещен о том, что танкер должен был подойти к нему 12 февраля. Танкер действительно шел к «Аметисту». Поэтому сказать, что судовладелец бездействовал, мы не можем.



— Значит, крайним останется капитан?

— Действия капитана также оценивались. При установлении в деянии капитана состава преступления в отношении него было бы возбуждено уголовное дело, которое в случае установления факта его гибели подлежало бы прекращению в связи со смертью виновного лица. Также в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, если до возбуждения уголовного дела установлен факт смерти виновного, уголовное дело возбуждению не подлежит. Но это возможно только в случае установления вины лица. Пока обстоятельства гибели судна не известны, мы не можем никого обвинять. Как только появятся новые данные, которые могут повлиять на суть принятого решения, проверка будет возобновлена.



— Как бы там ни было, тот факт, что к 11 февраля на «Аметисте» оставалось меньше аварийного запаса топлива, — вина судовладельца. Такое количество топлива могло понизить остойчивость судна и привести к затоплению. На этом основании можно привлечь руководство предприятия к ответственности?

— Достоверно выяснить, что повлекло крушение судна, пока не представляется возможным. Мы это можем только предполагать. Но обвинение не может строиться на предположениях. Причинно-следственную связь между действиями обвиняемого и наступившими последствиями необходимо доказать. У нас нет доказательств того, что именно нехватка топлива привела к затоплению судна.



— В ожидании танкера капитан «Аметиста» просил поделиться топливом суда, которые вели промысел рядом. Но у них не оказалось бункеровочных шлангов. Почему?

— Заправочный шланг должен находиться на судах, которые работают на выдачу топлива. Рыбопромысловые суда работают на приемку. Они не обязаны иметь заправочное оборудование. Это не предусмотрено их конструкцией и требованиями руководящих документов.



— Вы сказали, что буй был исправен. Почему же он не сработал?

— Это тоже не известно. Возможно, он не всплыл, потому что обледенел, либо всплыл, но попал под лед, в результате сигнал не прошел. Есть и другие предполагаемые причины.



— Что показала экспертиза спасательных плотов, которые были обнаружены в районе исчезновения судна?

— Плоты доставлены в Петропавловск, осмотрены. Предметы жизнеобеспечения в них отсутствовали. Специалисты предполагают, что НЗ был вымыт с них водой. Характер повреждений свидетельствует о воздействии льда. Следов нахождения в спасательных плотах людей не обнаружено.

На флоте есть практика закреплять спасательные средства, привязывать плоты, чтобы не допустить их потерю или повреждений. Поэтому в момент ЧП ими невозможно воспользоваться. Но плоты с «Аметиста» оказались на поверхности воды. Значит, на этом судне таких нарушений правил безопасности не было.



— Можно ли предположить, что плоты были отстегнуты не автоматикой, а членами экипажа?

— Исключить этого нельзя.



— Не является ли нарушением правил безопасности мореплавания тот факт, что уже второй год в Охотском море промысел краба начинается в январе, когда ледовая и погодная обстановки крайне сложны? В прошлые годы промысел здесь начинался позже.

— Такие суда как «Аметист» имеют по регистру неограниченный район плавания. Ему было разрешено в таких условиях вести промысел. В прошлом году судно работало в том же районе в тот же период. Да, условия были сложными, но не считались запрещенными.



— В марте у «Аметиста» заканчивался срок регистровых документов, он должен был идти в док. Можно ли сказать, что «Аметист», выходя в рейс в январе, был полностью в рабочем состоянии?

— Если бы судно находилось в аварийном состоянии, имело неисправности, его бы не выпустили из порта. Текущий ремонт «Аметиста» проводился постоянно: 2 раза в год между рейсами. Ранее аварийных ситуаций с ним не было. По нашим данным, в этом рейсе у него была поломка промыслового оборудования. Но экипаж устранил ее своими силами.



— Удалось ли установить, когда судно исчезло с поверхности моря?

— Конкретное время не установлено. Последний раз данные о его местонахождении поступили в 7.36 по камчатскому времени 11 февраля.



— Почему поиск не был начат сразу?

— Суда нередко отключают мониторинг по разным причинам, включая технические. Это не обязательно означает затопление. В тот же период, помимо «Аметиста», еще 6 судов перестали сообщать о своем местонахождении. Прежде чем бить тревогу, надо выяснить почему это произошло.

В течение дня были приняты меры для установления связи с капитаном «Аметиста». Уже когда суда, которые работали в том районе, сообщили, что не могут обнаружить «Аметист» ни по связи, ни визуально, был сделан вывод о несчастном случае.



— А вы не считаете, что сутки — слишком большой срок для выяснения причин, почему исчезло позиционирование?

— Позиционирование судна предназначено, прежде всего, для контроля за промыслом. Для решения вопросов безопасности и спасения на море судно обеспечено аварийной кнопкой в рубке, которая включается одним нажатием, и аварийным буем. Как только поступает сигнал бедствия с кнопки или буя, спасательная операция начинается сразу, с привлечением всех возможных сил и средств.



— По моим данным, вечером 11 февраля заместитель директора КамчатНИРО по флоту еще официально сообщал, что у него связь с судном есть.

— Действительно, 11 февраля заместитель директора КамчатНИРО на основании непроверенной информации сообщал дежурному службы наблюдения за флотом ФГУ «Севвострыбвод» о том, что связь с «Аметистом» имеется у судов, находящихся в том районе. Однако в дальнейшем сообщенная им информация не подтвердилась.



— Известно ли, с кем капитан общался по телефону с 10 на 11 февраля? Пытался ли он выйти на связь с судовладельцем?

— 10 февраля он разговаривал с руководством КамчатНИРО и упоминал о недостатке топлива. Потом разговаривал с женой. Также общался с капитанами близлежащих судов, просил у них топливо. Но об аварийной ситуации и необходимости эвакуации экипажа он не сообщал.



— Если, помимо отсутствия данных о позиционировании, капитан также пропадает со связи, является ли это достаточным поводом обратиться в спасательный подцентр?

— Не существует правил, которые бы требовали от капитана звонить судовладельцу на берег определенное количество раз. Судно является структурным подразделением организации. Руководитель сам определяет, когда ему выходить с ним на связь. Например, капитан «Аметиста» выходил на руководителей института раз в 2-3 дня. Это относится к внутренним вопросам хозяйственной деятельности предприятия. Попытки регламентировать эти отношения со стороны контролирующих органов могут быть обжалованы судовладельцем.



— По словам родных членов экипажа, вы выясняете подробности их семейной жизни. Какое отношение это имеет к пропаже судна?

— Мы не выясняем подробности их семейной жизни. Мы задаем им вопросы, которые касаются обстоятельств происшествия, а именно подготовки судна в рейс. Важно установить, общались ли члены экипажа со своими семьями во время рейса, что сообщали родным об условиях работы, неисправностях, местонахождении и т. д. Если разговоры носили только личный характер, мы в это не вмешиваемся. Также задавались вопросы относительно внешности, одежды. Это необходимо на случай обнаружения тел и опознания. Некоторые родственники отказались отвечать или вообще не пришли. Это объяснимо состоянием людей, и мы не настаивали.



— Когда будет официально признан факт гибели судна и экипажа?

— Человек, пропавший в опасных условиях, признается умершим по истечению полугода, по решению суда. Обратиться в суд в данном случае вправе родственники.



Александр КЛИМОВ

2654

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых