Вячеслав БЕЛЫХ: Художник может увидеть красоту и в грязной луже

За 40 с лишним лет рисования он не изрисовался

 

Вячеслав БЕЛЫХ отметил 60-летие 20 августа прошлого года. Юбилейную выставку вовремя провести не успел – его картины путешествовали по России, собрать их вместе на родине удалось только сейчас.

 

Вячеслав Белых — Вот такая получилась выставка «Вдогонку юбилею», – смеется художник.

Официального названия у выставки нет. Вячеслав Алексеевич признается, что картинами ему легче говорить, чем словами: «Названия у выставок однотипные – «Моя Камчатка» или что-то в этом роде… Это поэты красиво говорят, а мне легче рисовать».

Он даже во время интервью не выпускал из рук простой карандаш. Отвечая на вопросы, постукивал им по столу, вертел в руках, крепко сжимал свой рабочий инструмент, оплот, спасательный круг…

 

В семье Белых было три брата. И в детстве все они, как и большинство ребятишек, любили рисовать. А вот в профессию эта любовь выросла только у Вячеслава. На пути его вовремя встретились люди, которые увидели в нем искру таланта, помогли сделать выбор.

— Жил у нас по соседству самодеятельный художник Иван Майоров, – вспоминает Вячеслав Алексеевич. – Я его побаивался сначала: лицо у соседа было обгоревшим наполовину, он во время войны горел в танке. Но потом я к нему привык, а когда увидел, как он рисует, и вовсе про страх забыл. Он рисовал свою жену, а еще делал копии известных полотен Васнецова и Шишкина. Я смотрел, как он работает карандашом, красками, и меня завораживало это действо. А потом и меня потихоньку учил. В школе хорошие учителя мне попались, которые заметили и направили.

Конечно, внесли свою лепту и родители. Ни отец, ни мать, правда, к художеству отношения не имели. Алексей Михайлович – инженер, Марина Васильевна вообще без специального образования, ей было всего 18, когда она добровольно ушла на фронт, была медсестрой, а затем старшим сержантом зенитного расчета при обороне Ленинграда, награждена медалью «За отвагу». Послевоенные годы – время непростое. Не до лирики было. И казалось бы, родителям надо было нацеливать сына на более понятную, мужскую профессию.

Портрет — А мама с папой помогли тем, что не мешали мне выбрать рисование, – улыбается Вячеслав Алексеевич. – Родители всегда давали нам свободу, не давили. Хотя я сам поначалу решил идти в моря. Уехал на Сахалин, поступил там в мореходку. Но и тут рисование не дало себя забыть. Скорее, наоборот. Училище находилось в портовом городе Холмске, здание его стояло на возвышенности, а потому я каждый день мог наблюдать, как встает солнце на рассвете и тонет в море на закате. Конечно, я рисовал, рисовал, зарисовался… Бросил училище и вернулся домой.

Он ни разу не пожалел о том, что отрекся от доли моряка. Океан ему интересней рисовать, чем бороздить.

 К тому времени на Камчатке появилась художественная школа. Вячеслав поступил в художку, будучи уже 18-летним парнем. Однако для того времени это не было каким-то из ряда вон выходящим случаем. Белых был ненамного старше своих одноклассников – до той поры ни одной художественной школы не было на полуострове, имеющих талант и желание рисовать скопилось в изобилии. Тот первый набор был очень успешным – 4 ученика стали в последствии членами Союза художников России.

Те годы для Вячеслава были очень плодотворными. Он параллельно учился в вечерней школе и в художественной, а еще работал: сначала в порту слесарем, потом в кочегарке. Когда получил аттестат о среднем образовании и корочку художки, уехал в Улан-Удэ, окончил там училище и стал обладателем диплома учителя рисования. За время учебы успел жениться, стать отцом и развестись. О том, чтобы остаться в Улан-Удэ, и помыслить не мог. На вопрос: «почему?» – искренне удивляется:

Вячеслав Белых — Как можно без Камчатки? Это же Родина! Я тоскую без нее, где бы ни был. Вроде, и в красивые места судьба забрасывала. На Байкал, например. Писал там этюды. Интересные места, не спорю. Но это не ценная для меня натура. Нет этого щемящего ощущения родины. А на Камчатке душа движет работу! Иногда заедешь в какое-то место невиданное! Чувствуешь себя муравейчиком на лоне этой колоссальной природы! Раскроешь рот от красоты несусветной, комок к горлу, слезы в глазах, трясет всего, совладать с чувствами нереально! Камчатка будоражит меня, не рисовать здесь невозможно! Когда душа открыта, тогда легко работается!

Вернувшись на Камчатку после учебы, Вячеслав Алексеевич совмещал и труд во славу советской родины, и труд для развития самого себя. Он работал художником-оформителем в Портофлоте: оформлял ленинские комнаты, красные уголки, рисовал стенгазеты. Старался выполнить эту работу как можно скорее, чтобы в оставшееся время рисовать порт, море, корабли… Потом Белых пригласили работать в краеведческий музей, это стало настоящей удачей для художника – возможность путешествовать по всей Камчатке, видеть отдаленные поселки, рисовать родину – такую разную, оттачивать пейзаж – свой излюбленный жанр.

— Я прошел все Охотское побережье пешком с мольбертом, – рассказывает Вячеслав Алексеевич, – делал зарисовки, этюды. Нагляделся на аборигенов, прочувствовал их характер, заразился их уважением к природе.

В конце 70-х Вячеслав Белых наконец-то устраивается работать по диплому, он становится преподавателем художественной школы. Он выучили уже не одно поколение юных художников. Вячеслав Алексеевич, педагог, член Союза художников России, лишен профессионального снобизма, он уверен, что научиться рисовать может каждый. Он признается, что ни разу не выносил своим ученикам приговора «Не способен».

Вячеслав Белых — Только мера труда должна быть вложена у каждого разная. Кто-то одарен настолько, что учиться может походя. Кому-то надо корпеть. Технике научиться легче. Чувствам – труднее.

Конечно, сложить линии так, чтобы вырисовался ручей, дано многим, а вот чтобы получилось «Зеркало весны»… – нужно быть мастером.

И акварель, и сажа, и масло – палитра художника богата. Однако самой любимой техникой для него является темпера. Именно темперой написаны самые чувственные и проникновенные работы. «Умытая долина», «Слезинки октября» – все это его Камчатка: нежная, светлая, чистая.

— Сочиняешь картину – как музыку пишешь. У тебя может быть сотня этюдов, набросков, ты делаешь эскиз на их основе, а потом еще год выписываешь картину, пока все не соберется в единый образ! Это не значит, что ты мажешь краской 24 часа в сутки… Ты думаешь, думаешь. А потом один раз тронул кистью там, где надо. И вот оно!

 За 40 с лишним лет рисования он не изрисовался. Говорит, что Камчатка – это вечный вдохновитель. Даже одно и тоже место можно писать 100 раз, и всегда будут разные картины получаться. Одного любимого места на полуострове он выбрать не может. Их много. Красота повсюду! Ее он видит даже в нашем городе. Оказывается, в Петропавловске очень интересный ритм гор.

 

— Художники видят по-другому, – улыбается Вячеслав Алексеевич. – Мы можем видеть красивейший мир в грязной луже. Вот представьте: осень, лужа кофейная, вода, размешанная с глиной, а в ней небо отражается – тоже кофейное, кофейные облака и кофейные деревья… Красота!

 

Р. S. Юбилейная персональная выставка Вячеслава Белых будет экспонироваться в Камчатском краевом художественном музее (здание КВЦ, 2 этаж) до 10 июня.

 

Яна ЩЕГОЛИХИНА

Фото Виктора ГУМЕНЮКА

 

Досье «КК»

Вячеслав Белых родился в1950 году в Петропавловске-Камчатском. Обучался в Петропавловской детской художественной школе у художника Виталия Шохина. В 1975 г. окончил художественно-графическое отделение педагогического училища в г. Улан-Удэ. В 1977 году уже в качестве преподавателя вернулся в детскую художественную школу г. Петропавловска-Камчатского, где работает по сей день. С 1991 года он член Камчатского отделения Союза художников России. Его произведения находятся в коллекциях Камчатского краевого художественного музея, Камчатского краевого объединенного музея, в музее г. Лос-Анджелеса, а также в частных собраниях России и за рубежом.

 

5146

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых