Михаил СМАГИН: Не умею имитировать любовь!

Главный коммунист Камчатки Михаил СМАГИН отмечает на этой неделе 55-летие. Несмотря на то, что и дата, и занимаемая должность – солидные, свой «отличный» юбилей первый секретарь комитета Камчатского краевого отделения КПРФ празднует скромно. Прямо в партийном штабе накроет стол, и в течение рабочего дня будет рад всем, кто заглянет сказать ласковое слово. Он не любит помпы, заученных тостов, «нужных» людей и лицемерия по долгу службы.

— Я сам не умею имитировать любовь, и не люблю, когда это делают по отношению ко мне, – рубит Смагин. – Придут только близкие люди, которых никто не принуждает говорить приятности.

 

Штаб-квартира

Михаил СМАГИНМы приехали к Михаилу Викторовичу накануне юбилея: поздравить и познакомиться. Чего греха таить, о коммунистах пишем редко. И в штабе их партийном оказались впервые. Вообще, думаю, заявись мы сюда прямиком из счастливого советского прошлого, удивились бы не слабо: и современной эклектике бытия, и отсутствию должного пиетета к коммунистической партии. Дело в том, что базируются местные коммунисты нынче в небольшом кабинете, в здании Английского лицея, что рядом с наркологией на 5-ом километре. Коридор делят со свадебным магазином: налево – белые платья, направо (как и полагается) – красные стяги. В кабинете тесновато – и от мебели, и от народа. Посредине – стол партийного босса, хозяин сидит и что-то записывает; на противоположной стене, аккурат супротив него – портрет вождя: и этот тоже сидит за столом и что-то увлеченно пишет. Заподозрить Смагина в нескромных параллелях – ни-ни! Наверняка, картинный Ильич служит напоминанием о том, что настоящий коммунист должен трудиться, не покладая рук. Ленин «в рамке» – не единственный вождь в штабе. Еще один в виде большого гипсового бюста стоит на сейфе. «Охраняет партийное золото?» – делимся шутливой догадкой с Михаилом Викторовичем. «Да, ну что вы, какое там золото?! – улыбается юбиляр, доставая из сейфа грамоты и дипломы. – Вот мое золото, которое заработал за всю жизнь».

 

По стопам деда

Смагин, как истый коммунист, гордится своим рабоче-крестьянским происхождением. Мать, пока жили в белорусской деревне Бугаевке, работала свинаркой, как переехали в город Калинин, устроилась на стройку. Отец – всю жизнь за баранкой. В детстве родители Мише отчего-то не хвастались, что одному из их семьи все же удалось выбиться в люди. Но шила в мешке не утаишь: немного повзрослев, Михаил узнал, что его дед по материнской линии служил в НКВД. Смагин уверен, что благодаря ему он и выбрал себе военную профессию. Выбор этот, правда, дался ему не сразу. Для начала Миша поступил в Калининский университет, из которого должен был выйти с дипломом учителя физики и математики. Однако на третьем курсе свалила Михаила хворь, почти полгода он пролежал в больнице. Тогда лечащий врач сказал ему, что надо как-то менять отношение к себе и своему здоровью: закаляться, заниматься спортом. В палате времени для размышлений о жизни было предостаточно. В итоге Миша вышел из больницы с готовым решением: университет бросить (сессию сейчас не сдать, слишком много пропустил, а в академическом отпуске целый год прохлаждаться не хотелось) и поступить в Московское высшее пограничное командное училище при КГБ (там-то его волю точно соберут в кулак, будет тебе и спорт, и закалка). Несмотря на бешеный конкурс (в элитный вуз желающих поступить было предостаточно) Смагину удалось успешно сдать вступительные экзамены и стать курсантом. 4 года в училище он вспоминает, как самое золотое время. И окончил он его, кстати, с золотой медалью. В училище он помимо отличной учебы успевал заниматься общественной работой. 22 лет отроду вступил в партию. За успехи и активность Родина наградила курсанта Смагина повышенными стипендиями: Дзержинского, Ленинского комсомола и Ленинской.

Михаил СМАГИН — Представьте, если курсанты тогда получали довольствие в 15 рублей, то моя стипендия была сначала 100, потом 150, и, наконец, 200 рублей, – рассказывает Смагин. – Но я с удовольствием делился со своими однокашниками. Бывало, закатывал праздники для всего курса. Я знал, что получаю эти деньги не только за свои заслуги, но и, в том числе, благодаря помощи других курсантов. К тому же у меня никогда не было предпринимательской жилки и склонности к стяжательству, поэтому я свои кровные не копил и капиталистом не стал. О чем ни капли не жалею.

 

Служить бы рад…

За время учебы он написал несколько работ по научному коммунизму. Одна из них называлась «Ленин и партия: о политической бдительности советского народа в условиях окружения империализма». Главными принципами из этого труда Смагин пользуется и по сей день. Он уверен, что именно бдительность когда-то помогала его партийному кумиру Сталину выиграть войну и восстановить страну, а ее отсутствие еще одному уважаемому советскому лидеру, Брежневу – потерять бразды правления, и в итоге, потерять казавшийся нерушимым Советский Союз.

Брежнева, кстати, Михаилу Викторовичу довелось видеть воочию: несколько раз в международном аэропорту Шереметьево, где он после окончания училища служил на пропускном пункте, и один раз в Доме союзов, уже в гробу. Ради этого офицеру Смагину пришлось отстоять на ноябрьском морозе шестичасовую очередь из желающих проститься с Леонидом Ильичом.

Кому-то Шереметьево казалось верхом благополучия карьеры, а Михаилу – суровым испытанием: люди улетали и прилетали по большей части непростые, и не всегда вежливые, а кланяться приходилось всем. Служить бы рад, прислуживаться тошно. Вскоре Смагин сам попросился о переводе в другое место. Когда он узнал, что этим другим местом станет Камчатка, обрадовался. Служить на Камчатке мечтали многие. По приезду на полуостров Михаил понял, что процентов 90 из офицерского состава попали сюда по блату – сыновья, зятья, деверья высокопоставленных чинов.

Служить на Камчатке ему довелось всего три года: на Озерновской погранзаставе, потом начштаба учебного пункта в Петропавловске, а в завершении – командиром комендантской роты.

— Горбачевское руководство и партией, и страной не оставляло надежд на лучшее будущее, и, конечно, у меня уже желания служить не было абсолютно. Я дослужился до звания капитана, и расстался со службой. Тяжело это очень было, – вспоминает Смагин, – когда человек отдает себя всецело какому-то делу, а потом этого дела лишается, это ужасно.

Смягчить удар от расставания со службой ему помогла… школа. Когда-то он бросил педагогику, а она пришла Михаилу Викторовичу на выручку в трудный момент. Смагина пригласили работать в 27-ю школу, сначала учителем труда, а потом замом директора по хозчасти. Он 13 лет отдал школе, трудился вместе со своей супругой.

Михаил Викторович и Луиза Игоревна, кстати, не только семейная пара, но и коллеги по партии. Смагины внесли значительный вклад в увеличение коммунистических рядов на Камчатке: в партию вступил один из их сыновей, а 18-летняя дочка уже написала заявление о приеме.

 

Я – коммунист на всю жизнь!

Михаил СМАГИНМихаил Викторович коммунизму не изменял, с партбилетом по моде не расстался.

— Я – коммунист на всю жизнь, – клянется Смагин.

В 2001 году он начал активно заниматься политической работой. Сначала – секретарем первички, секретарем по идеологии, затем на госслужбе (референтом градоначальника Голенищева), после отставки Юрия Ивановича – помощником члена Совета Федерации, с 2010 года – первым секретарем КПРФ на Камчатке.

Численность коммунистов в Камчатском крае невелика – всего 300 человек, совсем как легендарных спартанцев. Активисты партии трудятся действительно в спартанских условиях – в небольшом съемном помещении, без зарплат.

— Мал золотник, да дорог, – так считает Смагин. – Зато я во всех этих 300-х уверен, нет у нас приписок и мертвых душ. По звонку все соберутся, если надо для дела. Радует, что к нам стала идти молодежь. И это несмотря на то, что агитировать в учебные заведения нас не пускают. Они сами приходят.

Сам Смагин тоже на посту первого секретаря камчатского отделения зарплаты не получает. Но помимо председательской должности, у Михаила Викторовича есть еще одна – почетная и оплачиваемая – помощник депутата Госдумы. От Камчатки, как известно, в главной Думе страны депутата от КПРФ нет. Поэтому неохваченные коммунистической заботой территории приписывают к имеющимся депутатам-коммунистам, представляющим другие регионы. Над Камчаткой, например, взял «шефство» липецкий депутат Разворотнев.

Да и с представительством в местных парламентах у КПРФ пока больших успехов нет: в Заксобрании Камчатского края – всего один избранник-комммунист. Но вождь Смагин считает, что их дело правое, и победа, рано или поздно, будет за ними. Он уверен, что, если на выборы придет та половина камчатцев, которая обычно отсиживается дома и не голосует вовсе, то коммунистам непременно достанется куда больше депутатских мандатов. Дело осталось за малым – убедить народ прийти на выборы.

Наш последний вопрос о том, почему, на его взгляд, коммунистическая идея так плотно засела в русской душе, Смагин разводит руками, мол, чего тут непонятного:

— Идея коммунизма – это идея социальной справедливости, а этого в человеке не задушить!

 

Яна ЩЕГОЛИХИНА

Фото Виктора ГУМЕНЮКА и из архива М.В. СМАГИНА

5291

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых