Не по понятиям?

Лютый калмык – так называют нового начальника Камчатского управления федеральной службы исполнения наказаний Николая САНГАДЖИГОРЯЕВА некоторые местные заключенные. В основе такой характеристики – обида, непонимание, раздражение. Ведь он посмел покуситься на «святое».

 

Николай САНГАДЖИГОРЯЕВЗона многие десятилетия жила по своему закону, наплевав на официальный закон, который и собрал под ее сенью обитателей и который должен был их наказать и исправить. Кто сказал, что в тюрьме нельзя пить и употреблять наркотики? С молчаливого согласия сотрудников УФСИН (за него некоторые из них получали неплохое вознаграждение) зона пила и курила гашиш, звонила по мобилам, раскидывала по понятиям: кому работать, а кому отдыхать, кого бить, а кому ходить на свидания. К такому положению вещей привыкли и мы, люди вольные, и как-то с годами стали находить в нем даже некую романтику. Но то, что с книжных страниц или экрана телевизора кажется романтичным, по ту сторону решетки зачастую оборачивается болью, покалеченной психикой, безысходностью. Наверное мало кто верил, а большинство не верит и теперь, что этот неписаный закон зоны можно сломать. Начальник Камчатского УФСИН Николай Сангаджигоряев к скептикам себя не относит. Он уверен, что ломать можно и нужно. Несмотря ни на что. Ни на стенания блатных, ни на провокации, ни на угрозы. С этой целью он когда-то был направлен в Дагестан. В конце 2009-го полковника Сангаджигоряева, доказавшего свою принципиальность и готовность гнуть свою линию до конца, отправили наводить порядок в камчатских тюрьмах. О том, насколько и каким образом это удается, Николай Иванович рассказал в интервью нашей газете.

 

— Николай Иванович, лютым вас называют, слышали наверное?

— Честно говоря, именно такое определение слышу впервые, но «критику» в свой адрес получаю нередко. Однако для людей, которые презирают закон, я и не хочу быть белым и пушистым, лучше уж лютым. Они считают меня таковым, называют наши действия беспределом, потому что я с моими коллегами рушу их привычный мир, который, по сути, и строился на настоящем беспределе. Но так рассуждают только осужденные из так называемого «блаткомитета», кучка, состоящая, в основном, из рецидивистов, которые уже прописались в тюрьме на долгие годы. Они мечтали всю жизнь коротать здесь по своим правилам, но вдруг потеряли власть. А нормальные заключенные, которые хотят спокойно отбыть свой срок, освободиться и начать другую жизнь на свободе, ничего, кроме «спасибо», не говорят. Таких, к счастью, большинство.

 

— Наверняка не просто было ломать сложившуюся десятилетиями систему. С чего начали?

— Начал с визита во все исправительные учреждения. Камчатские тюрьмы меня шокировали. Как можно было понять, если осужденные отрицательной направленности руководили в колониях? А сотрудники УФСИН, администрация учреждений попустительствовали этому. Мне стыдно об этом говорить, но в нашей структуре нашлось немало предателей, которые вступали с заключенными во внеслужебные связи. Продавали водку, проносили наркотики. В зоне не пил разве что тот, кто не хотел. Нарушался режим изоляции, когда осужденные разгуливали по территории колонии в любое время, были и вовсе дикие случаи. Еще тысячу раз скажу – стыдно и больно, что в нашей системе работали такие люди. Беззубость, абсолютно беспринципное отношение к работе и к себе, неисполнение требований! Конечно, от таких сотрудников мы избавились, провели масштабную чистку рядов.

 

— Неужели камчатские зоны уже не живут по понятиям?

— Камчатские зоны не будут жить по понятиям! Тем более что эта политика ведется в ФСИН РФ по всей стране. Главное, что нам удалось сделать, – разрушить порочную систему. Уже сегодня никто не торопится, как говорится на их языке, «взять портфель», т.е. возглавить блатной мир. Еще есть некоторые элементы той системы, но это больше не считается нормой. Возле каждого осужденного не поставишь сотрудника. У нас уже введено видеонаблюдение, в ближайшей перспективе мы планируем снабдить камерами все общежития, что позволит полностью отслеживать поведение спецконтингента. Для отрицательно настроенных осужденных – это, конечно, помеха. А для положительных заключенных – это дополнительная возможность показать, что они ведут законопослушный образ жизни, получить шанс на условно-досрочное освобождение, вернуться в семью. Отрадно, что таких людей с каждым днем все больше. 1,5 года, конечно, не срок, чтобы навести полный порядок. Но начало дает надежду, что это удастся. Планов еще очень много. Нам предстоит создать более комфортные условия содержания. К 2017 году должны будем перепрофилировать общежития: сейчас в одном помещении живут по 100 с лишним человек, а мы будем делать комнаты, рассчитанные на 2-6 человек. В данный момент специалистами выполняются изыскания, мы смотрим что делать: перепланировку старых зданий или снос и строительство новых.

 

— Николай Иванович, вот вы про комфортные условия заговорили… Тут у многих возникает вопрос: зачем улучшать условия тем, кого государство наказало? Я слышала, что вы и кафе в колонии открыли, и театр собираетесь создать. Может, этого всего не надо? Может, чем суровей – тем лучше?

— Мы всегда помним, кто перед нами стоит и за что он сюда попал. Закон наказал преступника, отобрав у него свободу, но при этом не отобрал у него право называться человеком. Наша задача – не только наказать, но и исправить. Никто здесь не создает тепличных условий, но создать человеческие условия мы обязаны. Чистая кровать, качественная, калорийная еда, возможность учиться и работать, в положенное по закону время видеться с родными. Да, закон запрещает использование заключенными сотовых телефонов, но мы оборудовали колонии таксофонами. Они могут приобрести карточку и позвонить. При этом их разговор прослушивается сотрудниками учреждения, но извините, это не курорт, мы делаем это в целях безопасности. Насчет кафе – правда. Мы уже открыли одно в ИК-5, осужденные дали ему название «Пятерочка». Это небольшое уютное помещение, где могут проходить краткосрочные свидания для положительно характеризующихся осужденных. По закону на общение дается 4 часа. Обычно такие свидания проходят в казенном помещении, через стекло, разговаривать приходится через телефонную трубку. А у нас появилось новшество – свидания проходят в кафе, за столиком. Осужденные и их родственники по таким случаям могут заказывать блюда по меню, даже через Интернет. Ради этих 4 часов в «Пятерочке» с родным человеком они стараются месяцами. В ИК-6 уже завершаются работы по строительству еще одного кафе. Про театр – тоже правда. Мы договорились с местным режиссером, который решился возглавить нашу небольшую труппу. В ближайшее время начнем проводить кастинг, подбирать актеров среди заключенных. Я уже знаю, что многие изъявляют желание. А может, среди них есть потенциальный заслуженный артист Российской Федерации? Помимо этого, к концу июня мы хотим запустить свое телевидение, уже готовим первую пробную программу. Новшеств у нас за последние месяцы много: организовали Интернет-магазин, который пользуется успехом – всего за месяц работы, например, в ИК-6 было137 заказов. В обычных городских терминалах теперь есть «окошко» УФСИН: можно пополнить лицевой счет осужденного, погасить исковые требования, оформить заказ через Интернет-магазин. Интернет мы используем очень активно: на сайте управления открыта Интернет-приемная, осужденным предоставлена возможность пользоваться электронной почтой и услугой «Видеозвонок». В колониях проведено кабельное телевидение. Учебные классы у нас оборудованы компьютерами и интерактивными досками. Это те мероприятия, которые направлены на выполнение концепции развития УИС России до 2020 года. Заключенные имеют право на образование. Некоторые заканчивают у нас среднюю школу, у нас есть свое профтехучилище – в прошлом году его закончили 320 человек. 6 осужденных в прошлом году получили дипломы о высшем образовании, все они окончили юридический факультет СГА. Мы намерены продолжать этот курс и дальше!

 

— На минувшей неделе ИК-5 посетил губернатор Камчатского края Владимир Илюхин. Чем вызван этот визит?

— Я лично пригласил Владимира Ивановича. Не с целью показать что мы уже сделали, не ради бравады, а с тем, чтобы губернатор посмотрел, сколько еще предстоит сделать. Мы – федеральная структура, и многие говорят, мол, на помощь региональных властей мы не имеем право рассчитывать. Однако закону это не противоречит. Мы, к сожалению, не обладаем необходимым количеством средств. И опыт других регионов показывает, что сотрудничество с краем, областью, республикой возможно. Взять для примера хотя бы наших соседей – Сахалин и Красноярский край, там региональные власти работают вместе с УФСИН. Мы доложили губернатору тот список вопросов, в котором можно взаимодействовать. Ведь осужденные, отбывающие наказание здесь, на 99 процентов – камчатцы. Завтра они выйдут на свободу. И край должен быть заинтересован в том, чтобы они вышли исправившимися, желающими вести нормальный образ жизни, не совершать преступлений, трудиться. Есть аспекты, где без помощи края не обойтись. Это, прежде всего, вопросы развития производства. По закону заключенные должны исправляться, в том числе — и через трудовую деятельность. Сейчас во всех исправительных учреждениях Камчатки на работах задействовано менее 30 процентов спецконтингента. Остальные 70 с лишним не отказываются работать, это мы не можем им предоставить такой возможности. У нас, в том числе, не хватает и современного оборудования. Хотя имеются прекрасные условия для тех предпринимателей, которые захотят на нашей базе работать. Рабочая сила – не дорогая, заключенные сюда попали не для того чтобы деньги бешеные заколачивать, и потом, мы берем всю социалку на себя, работникам не придется оплачивать отпуск или больничный. Вот еще бы налоговые органы создали некоторые преференции, как это делают в других регионах. Мы уже выпускаем много видов продукции. Хлеб печем и продаем населению по низким ценам. У нас есть свои подсобные хозяйства, своя СТО. Деревообработка, изготовление мебели, окон и дверей, срубов для бани, выпускаем кованые изделия и т.д. Но все это по индивидуальным, разовым заказам. Потока, к сожалению, нет. Я уверен, что власти оценят наш потенциал, наш ресурс и помогут организовать производство. Ведь мы просим не денег, а возможность заработать самим!

 

Беседовала Яна ЩЕГОЛИХИНА

Фото Виктора ГУМЕНЮКА

5872

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых