Анатолий КНЯЗЕВ: «Просто так сложилась жизнь»

Прокурор края Анатолий КНЯЗЕВ — человек известный и влиятельный. Но мы так мало о нем знаем. Накануне юбилея Анатолий Гаврилович встретился с корреспондентом нашей газеты и приоткрыл некоторые факты своей биографии.

 

В начале пути

Анатолий Гаврилович родился в 1951 году, в Еврейской автономной области, куда его родители приехали в 1930-е. Это была простая, рабочая семья. Отец умер рано. Так что маме пришлось одной растить шестерых детей. Имея всего лишь 4 класса образования, она трудилась в местном совхозе Бобрихинский. Заработок был небольшой. Жилось тяжело.

Закончив 8 классов, Анатолий Князев устроился столяром на мебельной фабрике, в п. Переяславке Хабаровского края. Потом переехал во Владивосток, работал на стройке. Женился. Дважды стал отцом. Вот только своим жильем не удавалось обзавестись. Тогда брат жены посоветовал ехать на Камчатку, где сам бывал не раз. Мол, там перспектив больше. Оно и в самом деле оказалось так.

Получив работу на одном из предприятий в Петропавловске-50 (так в то время назывался Вилючинск), Князев через 1,5 года въехал с семьей в новую 2-комнатную квартиру. На Камчатке у него родились еще двое детей: девочки-близняшки.

Жизнь вроде наладилась. И тут он резко меняет судьбу. В 1981 году, окончив Всесоюзный заочный юридический институт, встал в резерв прокуратуры. Через 2 года был принят на работу. Наверное, не все знакомые поняли и одобрили такой шаг. Ведь прокурорский труд меньше оплачивался, был намного тяжелее. Раньше на заводе Князев получал 500-600 рублей, а в прокуратуре на первых порах его зарплата составляла только 132 рубля. Кроме того, пришлось переехать в Усть-Камчатск, где он начал следователем-стажером.

Но Анатолий Гаврилович ни разу не пожалел что выбрал этот путь. Видимо, дело тут вот в чем. С малых лет он видел, что в советской стране есть и неравенство, и несправедливость. Отсюда — желание защищать право на лучшую жизнь таких же простых людей, как он сам и его близкие.

В Усть-Камчатске начались суровые будни. В штате районной прокуратуры тогда было только два следователя. У каждого в производстве находилось по 7-8 дел одновременно. Так что шел вал работы. А. Князев помнит первое уголовное дело, которое окончил. Один из местных убил сожительницу. Инсценировал нападение. Поджег дом, чтобы замести следы. Однако его вину все-таки удалось установить. Ему пришлось сознаться. Таких дел у Князева потом было немало: убийства, изнасилования, незаконные аборты. Когда появился опыт, ему стали доверять расследование более сложных преступлений, связанных с хозяйственной деятельностью. По собственной инициативе Князев окончил курсы бухгалтеров, чтобы лучше разбираться в чужих махинациях. Он всегда считал, что следователь должен быть образован разносторонне.

 

Был такой случай

Самыми сложными делами оказались те, которые заставляли усомниться в справедливости советского закона. Взять, к примеру, такой случай. Человек применил новый метод, который позволил ему быстрее выполнять свою работу и, соответственно, получать за это деньги. Но по тогдашним нормам эту работу нельзя было сделать в такой короткий срок. В результате, бедолагу обвинили в хищении денежных средств. Дело поручили вести А. Князеву. И он довел его до конца, хотя считает, что тот человек был по совести не виноват. Его не судить следовало, а наградить.

«Потом я случайно столкнулся с ним в Москве, — вспоминает Анатолий Гаврилович. — Даже не сообразишь сразу, как вести себя в этой ситуации. Поздоровались и мирно разошлись. Он понимал, что я поступил с ним по закону, не мог иначе».

А вот еще история. Было это в 1984-м. Осудили одного парня. Его мать, заслуженный человек, подарила золотые сережки врачу за то, чтобы та выписала фиктивную справку о тяжелой болезни сына. Врач сообщила в органы. Женщину обвинили в даче взятки.

«Наше знакомство началось с того, что она пришла ко мне и высыпала на стол свои государственные награды, — рассказывает А. Князев. – По-человечески я ее понимал и сочувствовал. Любая мать пойдет на многое ради сына. Была возможность прекратить дело. Но для этого ей надо было признать вину. А она — ни в какую. С большим трудом удалось ее переубедить. Дело прекратили. И я был очень рад этому».

 

Что может прокурор?

Доля у «следаков» нелегкая. Но Анатолий Князев считает, что именно следствие – наиболее интересная, живая работа. Может, он бы еще долго продолжал этим заниматься. Но так сложились обстоятельства, что пришлось занять должность помощника прокурора. Жизнь приняла более спокойный характер. Стал больше видеться с семьей.

В последующие годы Анатолий Гаврилович работал в следственном отделе прокуратуры Камчатской области, был заместителем прокурора и прокурором Петропавловска. С 1995 года работал 1-м заместителем областного прокурора.

В 1997 году стал начальником областного управления юстиции. Затем руководил управлением Федеральной службы судебных приставов по области. В 2006-м был назначен прокурором Камчатской области, а с объединением области и Корякского автономного округа – прокурором Камчатского края.

Слов нет, должность высокая. Но власть того, кто ее занимает, не так безгранична, как может показаться кому-то. Многие с советских времен привыкли думать, что прокурор – царь и бог. Когда-то он и вправду мог одним телефонным звонком навести порядок: привести в чувство обнаглевшего начальника, восстановить на работе незаконно уволенного.

Но за последние 20 лет все изменилось. Сегодня прокурор, чтобы защитить законные интересы граждан, должен идти в суд и там наравне с другими доказывать свою правоту. В прокуратуру края за помощью ежегодно обращается до 10 тысяч человек. Не каждому удается помочь. В результате, у людей возникает обида на власть, порой справедливая.

 

«Просто так сложилась жизнь»

Рабочий день прокурора Камчатского края начинается в 8.00 часов, заканчивается обычно – в 20.00 и позже. График ненормированный. А когда приходишь домой, в мыслях постоянно возвращаешься к работе.

Отпуск прокурорам регионов дают дважды в год — по 24 дня. Но и во время отпуска надо быть всегда готовым вернуться на рабочее место. Последний раз Князев отправился на отдых с Камчатки в 2003 году. Тогда впервые побывал по турпутевке за границей. Не понравилось. Больше так далеко не уезжал. В командировках при перелетах прокурору полагается бизнес-класс. Но в частных поездках Анатолий Гаврилович выбирает класс попроще – эконом. А из всех видов отдыха предпочитает дачу.

У него два автомобиля. Не самые крутые. Грузовичок 1992 года для поездок за город и «Эскудо».

Зарплата большая. Скрывать этот факт нет смысла. Но ведь и ответственность немаленькая. Пришел-то он в прокуратуру не ради денег и льгот. В те времена у следователя была только одна льгота – получить бесплатно кусок ткани и пошить мундир.

У нового поколения – иные ценности. Кое-кто из молодых прокурорских работников любит не к месту показать свое благосостояние. Видно, еще не понял как надо вести себя при такой должности…

Анатолий Князев на будущее не загадывает: «Закон отмерил предельный возраст для работы в прокуратуре — 65 лет. При необходимости могут продлить до 70. Если скажут что не нужен, не обижусь. Чем займусь на пенсии? Бизнес вести не умею. Не мое. Я кандидат юридических наук. В свободное время преподаю в вузе. Может, займусь этим. А главное — больше времени посвящу детям».

Его дети тоже получили юридическое образование. Младшие дочери сейчас — в аспирантуре, во Владивостоке. Старшая — федеральный судья, в Вилючинске. Сын работает в службе безопасности одного из банков. Возможно, четверо внуков продолжат семейную традицию, начало которой положил их дед.

«Мне достаточно того что есть. Я на высокие посты никогда не рвался. Просто так сложилась жизнь», — говорит он.

 

Николай ГОРЕЛОВ

6171

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых