Это перешло все границы

Экипажам судов, которые пошли принимать лосось у побережья Камчатки, обещали что проблем с пересечением границы у них не будет. Но не всем обещаниям стоит верить. В этом убедился капитан БМРТ «Данко», когда его оштрафовали на 900 тысяч рублей.

 

Ничто не предвещало беды

В 2007 году правительство России утвердило правила, согласно которым рыбацкие суда могут неоднократно пересекать госграницу в уведомительном порядке без лишних бюрократических процедур. Однако в этом документе используется понятие «промысел», которое уже исключено из понятийного аппарата российских законов (оно заменено на понятие «рыболовство»).

В итоге, каждая организация трактует «промысел» в силу своего понимания. По мнению пограничных властей, это только добыча водных биоресурсов. В то же время суда, которые занимаются приемкой и переработкой рыбы, непосредственно добычу не ведут. Следовательно, на них упрощенный порядок не распространяется.

Такой вывод значительно усложняет жизнь рыбаков. Ведь приемщикам надо регулярно переходить из экономзоны в терморе и обратно. Например, для того чтобы избавиться от отходов, которые накапливаются на судне. Сбросить их за борт разрешено только в экономзоне. Если каждый раз оформляться на выход-вход по полной программе, будет потрачена уйма времени.

Эта проблема остро напомнила о себе летом 2011 года, когда на Камчатке ожидались обильные подходы лосося. Берег не справился бы с их переработкой своими силами. На помощь должны были прийти более 80 приемных судов. Однако перспектива работать без упрощенного порядка пересечения границы вызвала опасения и у владельцев флота, и у рыбаков, которым надо куда-то сдавать улов.

В начале путины на Камчатке прошло несколько совещаний с участием представителей отрасли и пограничников. Вроде бы договорились по-хорошему. Некоторые предприятия поспешили поблагодарить Северо-Восточное погрануправление (СВПУ) за «конструктивную позицию». Но все оказалось не так просто.

 

Ловушка захлопнулась

Как и десятки других обрабатывающих судов, камчатский траулер (БМРТ) «Данко» с июня работал у восточного побережья полуострова, где принимал лосось, а также минтай, треску и камбалу, добытые в «прибрежке».

Только рыбных отходов на его борту скапливалось порядка 26 тонн за сутки. Чтобы избавиться от них, «Данко» неоднократно выходил в экономзону, затем возвращался работать в терморе. Каждый раз его капитан Игорь Ганев извещал об этом пограничные власти электронной почтой и телефонной связью. Переходы границы были занесены в судовые документы. То есть все делалось открыто. Пограничники знали, что выходы БМРТ «Данко» в экономзону для сброса отходов планируются и совершаются.

СВПУ молча принимало уведомления Ганева, никак на них не реагируя. И вдруг, на 15-й раз пересечения госграницы, Ганева обвинили в нарушении ее режима. Ему было предъявлено 30 эпизодов («Данко» 15 раз вышел из терморя и, соответственно, 15 раз вернулся). По каждому эпизоду был назначен штраф в размере 30 тысяч рублей. Итого, 900 тысяч. Легко представить, какие чувства испытал капитан, услышав эту сумму, и какие слова в адрес пограничников завертелись у него на языке.

Почему же пограничные органы, получая уведомления о пересечении границы и полагая, что это нарушение, не запрещали этих действий? У блюстителя закона функция предостережения и пресечения идет первой перед карательной. Если нарушения и вправду имели место, то представители СВПУ должны были сразу сообщить капитану, что тот действует незаконно, а не ждать 1,5 месяца. Но так рассуждать недальновидно.

На самом деле это была военная хитрость. В береговой охране ФСБ работают настоящие конспираторы, которые умеют терпеливо ждать в засаде. Они знают, что не стоит торопить события. Ведь 900 тысяч – это больше 30.

 

Из пункта «А» в пункт «Б»

Как должен был поступить капитан «Данко», чтобы не попасть в нарушители? Согласно постановлению по административному делу ему следовало оформлять выход из терморя и заход в морских пунктах пропуска. В Камчатском крае таким пунктом является Петропавловск. То есть «Данко» надо было «всего лишь» 30 раз сбегать в порт для оформления. Мог ли он это сделать? Считайте сами.

БМРТ по очереди работал в трех заливах: Олюторском, Корфа и Карагинском. Среднее расстояние от них до Петропавловска — 500 миль. Скорость такого судна — 10 миль в час.

Время, затраченное на переход из района промысла в порт, составит 50 часов, или 2 суток. Ожидание и проведение пограничного, таможенного оформления на выезд — это 1 сутки. Выход из территориального моря, сброс отходов, возвращение в порт – еще 1 сутки. И еще 1 сутки займет оформления на въезд. Это как минимум. На самом деле такие процедуры обычно занимают больше времени.

Переход из пункта пропуска обратно в район промысла займет те же 2 суток. Таким образом, «законное» пересечение госграницы и возвращение к месту промысла требует не менее 7 суток.

«Данко» пересек государственную границу на выезд-въезд 15 раз. Значит, его общие затраты времени на формальности, связанные с пересечением границы, составят 105 суток (7 суток умножить на 15). При этом продолжительность лососевой путины на восточном побережье Камчатки редко превышает 60 суток. Следовательно, пока мы будем исполнять «законные требования», путина успеет закончиться дважды!

Я уже не говорю про интенсивность таких забегов в порт. Судну как «Данко» надо выходить в экономзону для удаления отходов производства примерно раз в 3 суток. То есть каждые 3 суток промысла траулер, забитый под жвак отходами, должен был следовать в Петропавловск на оформление, расходуя при этом неделю.

При таком раскладе судам вообще нет смысла выходить в море. Пусть стоят себе в порту. Правда, путина не состоится. Зато и нарушений не будет.

 

Нужда перейти границу

Закон о госгранице, на который ссылается береговая охрана ФСБ, допускает вынужденное пересечение границы без лишней проволочки в силу чрезвычайных обстоятельств. Можно ли считать выход в экономзону для сброса отходов вынужденным? Вполне.

Отходы (производственные, хозяйственно-бытовые, пищевые, нефтесодержащие) относятся к вредным загрязняющим веществам. Они могут стать угрозой и для экипажа судна, и для окружающей среды. От них обязательно надо избавляться при соблюдении определенных условий, как требует закон. Иного способа это сделать, кроме как выйти в экономзону, не существует.

Емкости для сбора и хранения отходов ограничены по вместимости. Если они окажутся переполнены, а судно не сможет вовремя выйти в экономзону, его производственная деятельность остановится. Даже несколько часов простоя чреваты большими убытками и для приемщиков, и для добытчиков. Отсутствие возможности сдать рыбу, которая находится в морских ставных неводах, приведет и к значительному экологическому ущербу, вызванному «залеганием» рыбы в неводах и ее гибелью.

Значит, капитан Ганев вывел свой БМРТ за пределы тервод не ради собственного удовольствия, а для выполнения требований закона. Пересечение границы в данном случае было действительно вынужденным. Но такие аргументы на береговую охрану ФСБ не действуют. У нее своя — железная — логика.

 

Кто «ходит под себя», тот поступает мудро?

Итак, капитан «Данко» оштрафован на 900 тысяч рублей. Но это только начало. Далее неминуемо следует административная ответственность юридического лица – владельца судна. Здесь штрафные санкции посерьезнее: от 400 до 800 тысяч рублей. А теперь перемножьте на 30.

«Данко» — одна из первых ласточек, на которых объявлена охота. Другим капитанам, работающим на приемке рыбы у побережья Камчатки, надо быть готовыми ко всему.

Самые опытные из них не поверили обещаниям чиновников о том, что «проблем не будет». Они не стали выходить в экономзону для сброса отходов, а «ходили под себя» в территориальном море, прямо под берег. Это категорически запрещено, но контролировать некому. Пограничникам дела нет. Не их вахта. А специализированная морская инспекция Минприроды была упразднена с их же подачи еще 4 года назад.

Однако даже таких умных капитанов на берегу может ждать сюрприз. Ведь это очень просто — рассчитать по существующим нормам количество отходов, которое образовалось на судне за время рейса. Затем берешь судовой журнал, судовые суточные донесения, и если в них не указано, что судно выходило в экономзону, то можно смело штрафовать капитана за сброс отходов в терморе. А это опять миллионные штрафы. По слухам, в одной государственной надзирающей службе уже потирают руки в предвкушении.

 

Уловы и удои

На прошлой неделе представители Федерального агентства по рыболовству и рыбной отрасли Камчатки провели встречу в Петропавловске. Обсуждался и этот вопрос. Основное предложение: заменить понятие «промысел» на «рыболовство» в постановлении правительства об упрощенном порядке пересечения границы.

Но руководство ФАР считает, что этого недостаточно. По его мнению, нужны системные изменения в законодательство.

Вот только об одном не было сказано: почему собственно такие дела стали возникать как грибы после дождя именно сейчас? А объясняется все просто. До недавнего времени административные штрафы за нарушение режима госграницы составляли довольно скромные суммы, в 3-5 тысяч рублей. Но 1,5 года назад Родина сделала нам подарок — увеличила эти штрафы в 10 раз. Вот тут у контролеров и закипела работа, которая обещала больших и легких денег. Сразу же обозначились противоречия в законах и новые трактовки старых правил, которые позволили крепко взять рыбаков за вымя.

Полагаю, что даже если «промысел» заменят на нужное слово, то сразу возникнет какой-то иной правовой казус, который позволит доить рыбные компании и дальше.

Если уж вести системные изменения, как предлагает ФАР, то надо начинать с азов — с определения целей и задач морской охраны. Ради чего она существует? Если только ради показателей, то менять что-либо уже бесполезно.

 

Кирилл МАРЕНИН

3848

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых