В Петропавловске-Камчатском 18:45, 29 Февраля, суббота
ночью -7°C
днем 0°C
ветер 4,7 м/с
Завтра 01 Марта
-8 ... 0°C
ветер 2,8 м/с

Большая семья не роскошь, а радость

В наши дни государство озабочено демографической ситуацией, разрабатываются специальные меры, направленные на стимулирование рождаемости, введен материнский капитал, пропагандируются семейные ценности. Все это здорово. Но для любящих людей, у которых эти ценности в крови, материальные трудности никогда не были преградой для роста семьи, хотя они и причиняют, конечно, массу неудобств. К таким редким семьям относится и семья Константина и Ларисы Страх, живущая в Петропавловске.

Эта семья стала многодетной в 1990-е годы, которые сейчас называют самыми тяжелыми в послевоенной истории России. Не секрет, что многие супруги тогда не решались «обременять» себя потомством – годы спустя это явление назвали «демографической ямой», и мы до сих пор еще не в полной мере осознали его последствия для страны. А Константин и Лариса пополнили свою семью третьим ребенком, фигурально выражаясь, прямо посреди этой «ямы» – в 1995-м. К тому времени они уже прошли этап тотального дефицита, отпуск цен и жизнь по талонам с двумя детьми. Окончание трудного десятилетия ознаменовалось для семьи рождением еще одного младенца. Сейчас их четверо: Алексею уже 24, он вполне самостоятельный молодой человек, живет в Новосибирске; в этот же город приехала учиться Таисия, ей 22, она успешно окончила вуз и уже имеет месяц трудового стажа. Константину в январе исполнится 17, он учится в 11-м классе, готовится поступать в Российский государственный университет нефти и газа. А младшая Полина – 6-классница, она увлечена иностранными языками и танцами. Эти четыре человека – гордость и источник неиссякаемой радости для родителей. Хотя на заре своей семейной жизни они не планировали иметь много детей.

С первого взгляда…

Говорят, что браки заключаются на небесах, что свою настоящую вторую половинку найдешь даже на другом краю земли. Встреча Константина и Ларисы это подтверждает. Он – житель белорусской деревни Крева, окончил техникум, отслужил в армии, работал на заводе в Минске. Она – дочка военнослужащего с Камчатки, студентка пединститута, приехавшая на каникулы к подруге. Встретившись взглядами на улице Кревы, юноша и девушка вряд ли понимали, что отныне и навсегда только в этих глазах захотят видеть собственное отражение, искать поддержку и одобрение. Они понравились друг другу с первого взгляда, встречались 2 недели, которые оставались Ларисе до отъезда домой, а потом… 2 года писали друг другу письма.

— Вообще-то, я не люблю писать, — признается Лариса Ивановна. – Но Косте писала часто, как и он мне.

За это время девушка окончила институт, получила диплом учителя математики, отработала первый год в школе и осознала, что в ее жизни появилась еще одна любовь – учительская работа.

Когда Лариса вновь приехала в Креву и встретилась с Константином, они поняли, что не расстанутся больше ни за что, и назначили день свадьбы.

— Мои родители, конечно, были потрясены, — рассказывает Лариса Ивановна. – Хоть мама и сказала, провожая меня в отпуск, мол, смотри там, замуж не выйди, это была просто шутка. И тут мы ставим их перед фактом.

Родители приехали на свадьбу дочери, где и познакомились с новой родней. Свадьбу играли в Креве: шумную, веселую, когда гуляет вся деревня, половина которой – родственники. А потом молодые уехали на Камчатку.

Маленькие помощники

Первенец родился через год, и почти сразу за ним (мама даже из декрета не вышла) на свет появилась дочка.

— Сын, когда Тая родилась, сразу повзрослел, стал самостоятельным, даже на ручки никогда не просился. Напротив, старался помогать во всем. С 4 лет в магазин сам ходил, в очередях стоял. Поставлю его, а сама бегом домой, дочку спать уложу – и обратно. А он стоит, серьезный маленький мужичок, — вспоминает Лариса Ивановна.

Когда подросла Тая, родился Костя, но теперь у мамы было целых два помощника. В этот период семья попыталась начать новую жизнь на материке: год попробовали пожить у родителей мужа в Креве, потом еще год на Украине, у родителей Ларисы.

— Не понравилось, — признается она. – Я без Камчатки себя не представляю, не могу без нее, да и муж, попробовав пустить корни на материке, понял, что дом наш здесь, в Петропавловске. Решили вернуться, и я очень этому рада.

Если мама – учительница

Есть устойчивое мнение, что дети учителей предоставлены сами себе, потому что мама все время занята работой. Лариса Ивановна утверждает, что может быть и по-другому. Она все время держала тесный контакт с детьми, и даже сейчас, когда старшие живут в другом городе, они продолжают много общаться с мамой и рассказывать ей все свои секреты.

— Приходилось, конечно, дела откладывать, беседовать с детьми, а потом по ночам делать работу, — рассказывает она. – Да и школа была рядом с домом, дети могли в любой момент забежать ко мне. Я всегда очень много им читала, с выражением, с эмоциями, они с удовольствием слушали — то смеялись, то плакали — и сами полюбили чтение.

Константин Михайлович тоже старался все свободное время посвящать детям. В выходные все вместе ездили на дачу, в Паратунку или отправлялись куда-нибудь в поход.

Когда дети были маленькие, родители не обсуждали при них проблемы, а когда малыши подрастали, их посвящали в тонкости распределения семейного бюджета.

— Мы показывали: вот зарплата, нам нужно купить то и это, спрашивали, что посоветуете? – рассказывает Лариса Ивановна. – И дети понимали, на что тратятся деньги, и никогда не требовали ничего для себя, не капризничали, знали: по мере возможности мы осуществим их желания.

На поддержку от государства рассчитывать не приходилось. То отговаривались, что вы, мол, полная семья, то доходы превышали прожиточный минимум.

— Потому что я за любую подработку бралась, — говорит многодетная мать, — что бы мне ни предлагали – ни от чего не отказывалась. И выходило, что из-за каких-то 200-300 рублей свыше прожиточного минимума мы не вправе пользоваться льготами. Некоторые многодетные тогда разводились, чтобы быть еще и одинокими матерями – тогда кое-какая помощь была, подарки детям на Новый год давали. Но из-за этого разводиться?! Мы сами были в состоянии детям конфеты купить. Материальное обеспечение – не самое главное в жизни, главное, чтобы ребенок был не обделен любовью и вниманием, чтобы у него был внутренний стержень сформирован.

В школе Лариса Ивановна становилась для своих детей учительницей – ее называли по имени-отчеству и никаких поблажек не ждали. Да они и не требовались: дети хорошо учились и учатся. Старший сын, Алексей, был увлечен точными науками, и после побед на областных олимпиадах по математике и физике получил приглашение из новосибирского Академгородка на бесплатную учебу в университете. На него равняется и младший брат, хотя его страсть – биологи и химия. Он решил поступать в университет нефти и газа им. Губкина в Москве. Девочки находят время не только на учебу. Таисия обожала заниматься рукоделием: вышивкой, макраме, ходила на танцы. В том же танцевальном коллективе занимается сейчас Полина – это ансамбль «Изюминка», базирующийся в школе №3.

Будете удивлены, но и Лариса Ивановна позволяла себе такую роскошь как хобби: она очень любит шить, шила наряды и себе, и детям.

Притом, что она многодетная мать, эта неутомимая женщина, оптимистка до глубины души, еще и прекрасный педагог. Сейчас она преподает математику и работает завучем в 39-й гимназии, а до этой должности у нее всегда было классное руководство. Лариса Ивановна помнит всех своих учеников, со многими поддерживает отношения – ее выпускники, приезжая в Петропавловск, обязательно собираются у нее. И тогда она откладывает все дела, говорит детям: «Мои придут!», и они помогают ей готовить и накрывать стол.

— В 46-м лицее у меня был класс первый год, и мы заняли с ним 2-е место в конкурсе «Лучший класс года», — рассказывает учительница. – До сих пор ребята мне звонят, ждем каникул, когда можно будет встретиться.

Муж не возражает, что двери их дома всегда открыты для учеников Ларисы Ивановны: он сам вырос в учительской семье, знает, что такое влюбленный в работу педагог.

— Я люблю этих детей, — просто говорит Лариса Страх, — мне с ними очень интересно. И пусть нынешние дети сильно отличаются от старших поколений, они гораздо больше знают, хотя и менее ответственны, меньше нацелены на труд, все равно они замечательные, и мы растем вместе с ними!

Даже Путин бессилен…

Семья живет в старом 2-этажном доме, в котором безнадежно протекает крыша. Куда только ни обращались многодетные родители с этой проблемой – никто не в силах им помочь! И на приемы к градоначальникам Лариса Ивановна ходила дважды в год, как на работу, и в суд обращались, и есть решение суда, предписывающее коммунальные службы крышу залатать, но… Видимо, слишком сложная эта задача.

Однажды в гости к детям приехал папа Ларисы Ивановны с Украины. Он сфотографировал мокрые заплесневелые стены и написал письмо Путину, приложил фото и попросил помощи. После этого к дому привезли доски, бросили во дворе и оставили на месяц.

— Папа позвонил, спрашивает: починили вам дом? Нет, отвечаю, — рассказывает Лариса Ивановна. – Он еще раз Путину написал. После этого сделали обшивку дома, но крышу так и не починили…

Это и есть самая большая проблема семьи, хотя и к ней они находят силы относиться с юмором. Здесь всегда надеются на лучшее и стараются думать о хорошем, а проблемы, как известно, оптимистов избегают.

Эмма КИНАС

Фото из архива семьи СТРАХ

От редакции

Уважаемые сотрудники администрации Петропавловска! Просим вас обратить внимание на дом, в котором проживают герои этой публикации (ул. Труда, 5). Пожалуйста, найдите возможность починить протекающую крышу, сделайте жизнь людей более комфортной! Если не вы, то кто же?

3248

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых