Александр СМЫШЛЯЕВ. Писатель-геолог

«Лучший подарок – это книга». И в нынешние материалистичные времена этой истине найдется подтверждение. Что может стать лучшим подарком на юбилей для писателя? Конечно, выход в свет его нового произведения! 16 мая, в день своего 60-летия председатель Камчатского регионального отделения Союза писателей России Александр СМЫШЛЯЕВ будет держать в руках пахнущий типографской краской, только что прилетевший из Владивостока, экземпляр своей новой книги «Камчатка и еще дальше…»

Сегодня и не поверишь, что Сан Саныч (именно так его величают коллеги, знакомые и друзья) – не наш земляк. Исходил практически весь полуостров, большую часть своих книг и фильмов посвятил Камчатке… А оказывается, и сам когда-то был здесь чужаком, приезжим.

Он родился в Кузбассе, в поселке горняков Темир-Тау. Дед – старатель, отчим – горняк, мать – геолог… Могла ли у Саши быть иная судьба?

— Выбор у меня все-таки был. Разрывался между двумя профессиями, все думал, куда же пойти после школы: в геологический или в литературный? – признается Александр Смышляев. – В детстве я был таким писакой! Все строчил, строчил… То рассказы, то стихи. Даже два романа насочинял, помню, про индейцев там было. Отчим не очень интересовался моей писаниной, хотя сам сочинял «нескладушки», а вот мама с удовольствием читала – ей льстило, что сыночек творит!

Впрочем, этим мамины радости не оканчивались: в школе Саша был отличником, его фотография украшала Доску почета. До окончания десятилетки сыну оставался всего год, когда его профессиональные метания прервались, друзья сманили за компанию поступать в Осинниковский горный техникум. Так для него началась геология. Но она стала и восхождением в литературу!

Потом было распределение на работу в Кузнецкий Алатау – это отроги Западных Саян и Горного Алтая, которые клином вдаются далеко на север Сибири, разделяя ее на Восточную и Западную. Там геолог Смышляев сделал свое главное открытие – перспективное урановое рудопроявление. Назвал его Сан Саныч Лоскутниковское – по фамилии отчима, который в том же году, за месяц до этого, трагически погиб в шахте.

Но Александру не сиделось на месте, хотелось новых горизонтов. У друзей-знакомых по всему Союзу он интересовался возможностью переезда на новое место работы. О том, как Камчатка стала его неслучайной случайностью, он написал в своей новой книге:

«В феврале 1983 года я получил сразу четыре вызова на работу. Один пришел из Магадана, от моего дяди Анатолия Степановича Смышляева. (…) Второй вызов прислали из Северо-Камчатской геологоразведочной экспедиции, куда звали начальником отряда. Третий вызов обескуражил предложенной должностью. Меня, геолога, приглашали почему-то буровым мастером. (…) Четвертый вызов оформила двоюродная сестра Люба Мордашова с Чукотки: в поселок Амгуэма, где она жила, требовался начальник авиационной площадки.

Итак, выбор оказался широким – от начальника геологоразведочного отряда и бурового мастера до начальника авиаплощадки и строительного мастера. Куда направить стопы?

(…)

О, это был сложнейший выбор! Я и голову ломал, и к сердцу прислушивался. Но все решил случай. На женский праздник 8 Марта к нам с Татьяной в Камешок приехали гости. (…) Погуляли славно, я постоянно хвастался своими вызовами, они ходили по рукам, все советовали ехать в Магадан, потому что там дядька, там будет проще. Вроде бы уговорили, убедили. Но утром магаданского вызова я уже не обнаружил. А это была официальная бумага из Магаданского городского исполкома с печатью. Мы обшарили весь дом и вокруг него, но вызов пропал, как будто его и не было. (…) Уж если я геолог, то надо ехать на Камчатку, в экспедицию начальником отряда! Так и решил. Тем более что Татьяна не возражала, интуитивно Камчатка ей нравилась больше всего.

Теперь-то я точно знаю, что это была Божья воля, а вовсе не случай. Недаром этой воле я сразу подчинился, а, приняв решение, – внутренне успокоился. Еду на Камчатку!»

С 1983 по 1989 годы Смышляев трудился в «Камчатгеологии», самый продолжительный и плодотворный период работы – в Пенжинской геологоразведочной экспедиции, где был начальником отряда по разведке рассыпного золота.

— Я бы и дальше работал в геологии, эта стезя – моя, – рассказывает Александр Александрович. – Она меня по-настоящему захватывала и радовала, но в 1990-е годы стала разваливаться, как и многие другие отрасли экономики нашей страны. А писательство свое я не бросал и, будучи геологом, сотрудничал с «Камчатским комсомольцем» и «Камчатской правдой», таскал туда заметки о своей родной геологии, о ее людях. В 1989-м мне от главного редактора «Камчатской правды» Виктора Лихно поступило предложение перейти в штат газеты.

Надо отметить, что и в журналистике Смышляев работал как настоящий геолог или старатель. То, что на поверхности, его волновало мало. А вот там, где надо поискать, «раскопать»… это цепляло и заставляло браться за перо. Свои исследования Сан Саныч начал с истории городского кладбища на 4-ом километре. В те годы власти вынесли решение снести его с лица земли и устроить парк отдыха. Смышляев залез в архивы, нашел документы. Оказалось, что на кладбище есть могилы, которые представляют историческую ценность. Эти статьи всколыхнули общественность.

— С газетных материалов о кладбище началось мое увлечение краеведением, – объясняет Александр Смышляев. – Первыми темами были две истории захороненных здесь людей – военных моряков, погибших при разминировании Авачинской губы в 1945 году и актрисы Александры Славиной. О Славиной я впоследствии написал целую документальную повесть, которая, к сожалению, пока не издана.

«Прогулки по Петропавловску» – так называется одна из первых книг Смышляева, посвященная Камчатке. Он признается, что полюбил наш полуостров именно благодаря романтичности его истории:

— Начал «копать» одну тему, а там все одно за другое цепляется, так меня и засосало. Нырнул много лет назад в историю Камчатки, и до сих пор вынырнуть не могу.

Параллельно с писательством Смышляев увлекся и тележурналистикой. Все началось с приглашения от Владимира Ефимова поработать на ТВК. На тот момент Александр Александрович был заместителем редактора газеты «Деловые вести», писал о производстве, держал руку на пульсе умирающей экономики. Первым опытом на ТВ стала передача с таким же названием. Смышляев признается, что в телевидение «включился» не сразу: краснел, бледнел, заикался… Но он, как истинный геолог, не привык отступать перед трудностями. И вскоре освоился, причем – по обе стороны камеры, и даже развернулся на этом новом для себя поле с международным размахом.

— Я снял фильм о землетрясении в японском городе Кобэ, которое произошло в 1994 году, – рассказывает Александр Александрович. – Его, будучи на Камчатке, у губернатора Бирюкова увидел Сергей Шойгу. Министру ЧС понравилась моя работа, и он поинтересовался, а можно ли по заказу его ведомства снять фильм о том, как Япония готовится к природным стихийным бедствиям. Такое предложение мне польстило! Но и ответственность большая… Но я все же рискнул. И отправился в Японию на съемки. Все это происходило благодаря активной деятельности японского комитета по изучению Камчатки. Они помогали с визами, с автотранспортом в самой Японии, оплачивали гостиницы и т.д. Главное условие – как можно больше рассказывать в России о Японии. Тогда же зашла речь об учебе в Японии на высших курсах тележурналистики, операторского мастерства и режиссуры.

Три года наездами в Токийский университет и телерадиокорпорацию Эн-Эйч-Кей (это был их совместный проект для иностранных журналистов-практиков) не прошли даром. Александр благодарен судьбе за этот ценный опыт. Он научился моножурналистике и умеет в одиночку сделать телефильм, где он и автор идеи, и сценарист, и режиссер, и оператор, и корреспондент, и даже монтажер… Итогом этого нового умения стали множество телепередач и более двух десятков видеофильмов, посвященных Камчатке. Правда, в последние годы Сан Саныч забросил камеру в дальний угол. Говорит, что времени катастрофически не хватает на основной его труд – писательство.

На сегодняшний день на счету писателя-геолога Смышляева 22 книги, среди которых и историческая документалистика, и художественная проза, и даже поэзия. И это только изданные произведения. В столе и на столе, как признается юбиляр, еще много незаконченных произведений.

— Ведь я работаю в холдинговой компании «Новая книга» главным редактором и директором в одном лице, а там колоссальная загрузка. Сейчас готовлю к изданию «Большую книгу сказок Камчатки». Редакционная коллегия решила иллюстрировать этот сборник рисунками детей – учащихся художественных школ. Рисунки мне уже поступают, это такая прелесть! Также мы работаем над изданием большого альбома «Камчатский край», рассказывающего обо всех сторонах жизни полуострова. Здесь будет и история, и культура, и экономика, и природа! Ну, а помимо этого не прекращается работа над моими авторскими произведениями, в том числе двумя романами. Один из них, «Белые волки» – о гражданской войне на севере Камчатки и Чукотке. Второй – «Остров Шумшу»… Мне кажется несправедливым, что о Курильском десанте не написано большого эпического полотна. Правда, есть замечательная повесть Александра Грачева «Падение Тисима-Ретто», но это, по большому счету, и все… Есть еще у меня несколько недописанных повестей. Когда выдается свободный день, усаживаюсь за компьютер и начинаю писать параллельно все вместе. Одна работа другой мешает, но одна другую и тянет, и как-то клубком все это в моей жизни связалось, разрубить его я не могу, да и не хочу, больно уж процесс интересный… Жалко только, что 60 лет исполняется! Было бы 50, можно было бы больше успеть!

 

Яна ЩЕГОЛИХИНА

Фото из архива Александра СМЫШЛЯЕВА

8094

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых