Будет ли у нас ЗАВТРА?

В краевой научной библиотеке им. Крашенинникова 16 мая состоялся диспут «Ювенальная юстиция: за и против» Инициатива проведения диспута принадлежала краевому отделению общественного движения «Всероссийское родительское собрание», призванного защищать права родителей и детей. Организационная часть работы легла на плечи библиотечному «Культурному центру». Дебаты, и весьма грамотно, вела Елена Ковалева, доцент кафедры педагогики КамГУ им. Витуса Беринга.

«Ювеналку», как прозвали ее в народе, защищали преподаватели кафедры педагогики вышеназванного университета. Кому же как не педагогам знать, что «ювеналка» — это благо. Противную сторону являла пестрая смесь: здесь был и представитель школы №10, и отец многодетной семьи, и священник храма Святых апостолов Петра и Павла, и простой электромеханик. Экспертную комиссию составляли, в основном, чиновники. Комиссия придерживалась подчеркнуто нейтральной позиции. Кот Васька слушает, как говорится, да ест.

Летом этого года закон о ювенальной юстиции будет приниматься на самом высоком уровне, в Госдуме.

В конце диспута состоялось голосование. По условию первые ряды зала должны были примкнуть к стороне, которой они отдали свое предпочтение. Голосование ногами состоялось, и чуткий до правды народ, невзирая на научную риторику, собрался под сенью противников «ювеналки». Это формальная сторона прошедшего диспута.

Я присутствовал в качестве отца троих детей, по сути, был лицом заинтересованным. Закон о ювенальной юстиции, должен заметить, коснется каждой семьи. Здесь, как возмущенно заметил противник «ювеналки» Геннадий Ковалев, и так называемый паспорт здоровья ребенка, который должен будет сочинять сам ребенок, где будет все, начиная с его болячек и кончая взаимоотношениями родителей, их склонностями и тайными пристрастиями, а по сути — донос. Здесь же и право ювенальных чиновников вторгаться в квартиры граждан на предмет досмотра условий проживания ребенка (есть ли у него отдельная комната, персональный компьютер, а в холодильнике, к примеру, мандарины). Конечно, принимаемый закон не будет столь подробно расписан, но чиновники будут оперировать такими туманными понятиями, как «достойный уровень жизни ребенка», и, конечно же, кивать на западные образцы. Ведь у нас все будет теперь как там — и рынок, и образование, и армия.

По степени репрессивности, справедливости ради, ювенальную юстицию следовало бы назвать ювенальной полицией. Житель Петропавловска Андрей Рослый рассказал, как трое его детей были противозаконно изъяты из семьи и 3 месяца жили вне родительского дома. Дети были возвращены благодаря значительным усилиям родителей и общественности. И я хочу спросить наших высокомудрых доцентов с кандидатами: затянется ли психологическая травма, нанесенная детям? И какова цена этой ошибки? Страшен чиновник в служебном рвении, особенно если трактует закон в свою пользу. Полагаю, что от количества изъятых детей будет зависеть и величина материального поощрения.

Что же мы стыдливо обходим точный смысл происходящего? Давайте называть вещи своими именами: дети стали самым ходовым товаром. Детская проституция, детская порнография, торговля детскими органами. Дети, с легкостью принимающие первую дозу наркотика…

Иные считают, что достаточно поправить экономическое положение государства, и вопрос качества жизни ребенка решится сам собой. Но это не так. В развитых западных странах число изъятых детей из семей идет на десятки и сотни тысяч. В одной только Германии в 2010 году было изъято 70 тысяч детей. Ребенок может нормально развиваться только в лоне семьи. Разве это не очевидно ученым педагогам?

Присоединяясь к участникам диспута, мне хотелось бы спросить, почему западные гранты выделяются на поддержку и развитие ювенальной юстиции, а миллионная армия беспризорных российских детей не замечается западными гуманистами? Почему фактически поощряется убийство детей в материнских утробах? Бывает и молчаливое поощрение… Я не слышал о российских законах, препятствующих абортам. Официально каждый год у нас происходит около 6 млн прерываний беременности. И это стало товаром: косметика, лекарства, производимые из детских стволовых клеток.

Мы стали цивилизацией людоедов. Удар ювенальной юстиции направлен против ячейки общества, коей является малая церковь – семья. Разрушится малая церковь – упадет и большая, Русская православная. С принятием пресловутого закона, который навязывается Государственной Думе, ожесточенное противостояние в России вырастет на порядок.

Могу лишь добавить к сказанному: мы все тяжело больны. Но у нас еще есть возможность защищать своих детей. Общество, не имеющее на это сил, обречено.

 

Владимир НЕЧАЕВ, писатель

2129

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых