Солнечные дети дают уроки любви

Впервые увидев выступление этих детей на сцене, я испытала чувства, которые трудно описать. нарядные девчонки и мальчишки с печатью умственной отсталости на лицах самозабвенно танцевали какой-то красивый танец, нисколько не сбиваясь с ритма и не путаясь в движениях, а из их счастливых сияющих глаз в зал потоком лилась чистая радость. Эти дети влюбляли в себя сразу и безоговорочно.

Потом они пели, показывали сценку – мини-спектакль с отличными декорациями и, конечно, сорвали овации зала, потому что своим выступлением погрузили зрителей в очень редкое и ценное состояние, близкое к катарсису. Что за педагоги-волшебники научили этих детей? Как удалось открыть в них артистические таланты? Сколько сил понадобилось на постановку выступления? Мы отправились за ответами накануне очередного фестиваля «Радуга» в п. ягодный, в гости к воспитателям и их сложным подопечным.

 

Верные предназначению

Если вас ни разу не обнимал ребенок с синдромом Дауна, значит, вы не испытали в жизни понастоящему искренних и крепких объятий. Во всяком случае, меня с такой радостью не встречал еще ни один незнакомый человек! Едва мы переступили порог творческой мастерской, как все ребята бросились приветствовать нас с широченными улыбками и самыми дружелюбными жестами, на какие были способны: кто-то обнимал, кто-то хлопал по плечу, жал руки, а один мальчик даже изящно поцеловал «даме ручку» как настоящий джентльмен. Все стеснение и волнение, с которыми мы вошли в этот дом, тут же растаяли, и в дальнейшем все его воспитанники оказывали нам столь же радушный прием.

В творческой мастерской ребята лепят, рисуют, складывают оригами, шьют под руководством Татьяны Чорбэ. Она пришла в детский дом после окончания педучилища, и трудится здесь уже 13 лет. А ее коллега, музыкальный работник и концертмейстер Людмила Плекан, учит детей-инвалидов 25 лет. Танцы, сценки, песни, все сценарии выступлений – плод ее неиссякаемой фантазии, ее подвижнического энтузиазма.

— Сейчас задача для Людмилы Львовны усложнилась, — рассказывает начальник психолого-педагогической службы Ольга Есакова, — потому что у нас остались самые тяжелые дети: с недавнего времени более сохранных можно обучать в коррекционных школах. Две трети наших нынешних воспитанников не говорят, следовательно, читать стихи и песни петь не могут, и Людмила Львовна каждый раз выдумывает: что же такое сделать, чтобы показать их артистические способности, дать им выразить себя? Потому что все хотят быть артистами.

— Самоотдача у детей потрясающая, — добавляет Людмила Плекан, — их не надо собирать на репетиции, они сами несколько раз прибегут и спросят: когда, ну когда? Вот это и держит здесь. я работаю еще в детском саду, там много лет не было музработника, и встретили меня очень тепло. Понимаю, что надо выбирать, где остаться. Там – обычные дети, и хочется им тоже что-то дать, а здесь – любимые дети, к которым уже прикипела душой. Наверное, каждому из нас предопределено в жизни что-то сделать. Наше предназначение – работать с этими детьми.

 

Два концерта Светки Дорофеевой

За свою долгую практику Людмила Львовна, как и все ее коллеги, не раз замечали живительное влияние творчества на слабый ум своих подопечных. Главное – терпение и упорство со стороны педа- гогов. К ним попадают дети с тяжелой умственной отсталостью, ДЦП, олигофренией, синдромом Дауна. Они не могут держать ложку, одеваться, говорить. Изо дня в день воспитатели берут их руки в свои и методично учат самому необходимому: чистить зубы, надевать белье, подносить пищу ко рту… А когда эти дети умыты и накормлены, наступает время ежедневных музыкальных занятий. В хоре Людмилы Львовны участвуют все без исключения: кто не умеет говорить – мычит, гудит, мурлычет, кто даже этого не может – просто слушает музыку. Тех, кто способен танцевать, Людмила Львовна учит по тому же принципу: к каждому надо подойти, нагнуться, взять его ногу и поставить на пятку. Потом то же – на носок. и так далее, пока движения не станут для ребят родными, привычными. А теперь представьте, сколько времени и сил уходит на то, чтобы дети выучили слова песни или сценарий! При этом концертмейстер не желает обходиться элементарными текстами и движениями:

— Хочется им и танец посложнее дать, и песню поинтереснее, чтобы запас слов у них побольше был, чтобы развитие шло. бывает, воспитатели говорят: «Зачем такую песню сложную выбрала? Они не выучат». Отвечаю: «будем учить». Повторяем, повторяем, настойчиво, как вода камень точит, не спеша, чтобы они все запомнили. Детям интересно, они понимают красоту, любят музыку, поэтому не жалеют сил, чтобы запомнить длинный текст.

Вот это, на мой взгляд, и называется подвижническим энтузиазмом. и он приносит удивительные плоды. Детский разум начинает выходить из сумерек, развивается, включаются речь, память, вплоть до снятия диагноза «умственная отсталость». Конечно, заслуга в этом принадлежит всему коллективу, но все соглашаются, что главное в жизни этих детей – творчество.

— У нас была девочка Света, которая не могла выучить четверостишие – памяти ноль, — рассказывает Людмила Львовна. – Но такая артистичная! Как услышит музыку – кружится, пляшет, не остановить. В хоре пела, но слова не помнила. Я вообще поражаюсь – спросишь их, слова никто не знает. А в хоре все поют, не сбиваясь! И однажды мы нашли песню, которую Света смогла выучить, там строчки все время повторялись. Она с ней выступила на концерте, да еще станцевала так зажигательно, что ее на бис вызывали. Это был толчок! После него Света как будто новую память получила – стала запоминать все больше и лучше, и прозу, и стихи, и потом мы сделали два концерта Светки Дорофеевой. Представляете, 14 песен ребенок пел на сцене! Она у нас и Снегурочку играла, и во всех концертах участвовала, и многие дети за ней подтянулись. Это было золотое время!

Сейчас Света Дорофеева с другими выпускниками детдома живет в Паратунском доме-интернате общего типа. Там есть молодежное отделение, и ребята не скучают: воспитанники Людмилы Львовны не забыли ее уроки и организовали самодеятельность. На заработанные деньги приобрели аппаратуру (в меру сил и способностей они работают там же, ухаживают за престарелыми), пригласили хореографа и ставят концерты. и даже ездят с гастролями по социальным учреждениям района, в том числе и в родной детский дом. А сама Света на днях вышла замуж за парня, вместе с которым выросла в нем.

 

Гости с другой планеты

Это не единственный случай в истории детского дома, когда творчество и тяга к прекрасному пробуждали спящий детский ум. Но даже для тех детей, которые не в состоянии сделать таких значительных успехов, выступления на сцене – настоящий звездный миг. Девочка с шизофренией, после обострения, проявляла бурную агрессию из-за того, что ее хотели не пустить на фестиваль, а Людмила Львовна проявила колоссальное доверие и под свою ответственность взяла буйную артистку с собой. Девочка тут же успокоилась, выступила отлично и вернулась домой смирная, счастливая, в хорошем настроении. Мальчик с синдромом Дауна на елке захотел рассказать Деду Морозу стихотворение. Говорить мальчик не умел, но он тянул руку, взял микрофон и промычал в него стихи, выразительно пользуясь ритмом и интонацией.

— Мы смотрим по способностям, и каждому обязательно даем возможность себя проявить. Даже колясочники участвуют в сценках. Все, кто хоть что-то может делать, охвачены, — рассказывает Людмила Львовна. – Праздники у нас каждый месяц, и все время новые – мы не повторяемся. Конечно, очень большая подмога, что взрослые везде участвуют. Воспитатели у нас все артисты, и все прекрасно поют. Мы понимаем, что только детский дом оставит в жизни большинства наших воспитанников яркий след, дальше будет совсем безынтересная взрослая жизнь…

Педагог рассказывает, как однажды устроила детям выпускной вечер. Концерт прошел отлично, но под занавес артисты и зрители разрыдались в голос, остановить их было нелегко. С тех пор выпускных в детдоме не делают.

— Очень большую роль в развитии умственно отсталых детей играет ранняя реабилитация, — говорит Ольга Есакова. – Детский дом, конечно, не предназначен в полной мере для этого, но мы делаем все что в силах. К нам попадают домашние дети 8-9 лет, которые даже ложку держать не могут, а мы шаг за шагом учим их навыкам самообслуживания, а затем и всему остальному. Во всем мире уже накоплен большой положительный опыт по реабилитации таких детей, особенно с синдромом Дауна. У нас их много, мы наблюдаем за их развитием, характером. Это особая каста, они словно из другого мира: все отлично понимают и общаются между собой без слов. Очень одаренные в творчестве, очень упорные в любой работе, они многого добиваются, если общество им помогает.

В развитых странах уже научились им помогать. их называют солнечными детьми, детьми с особенностями в развитии. Если такие дети вовремя получают социализацию и дополнительные занятия, то, повзрослев, они становятся полноценными и полноправными членами современного общества, среди них есть артисты, люди рабочих профессий и даже выпускники университета (Пабло Пинеда – первый в мире человек с синдромом Дауна с университетским образованием, имеет диплом в области педагогической психологии). В России же пока все лучшее эти дети получают из рук немногочисленных энтузиастов, таких, как педагоги детдома в ягодном. Хочется верить, что благотворный опыт постепенно укоренится в России, ведь солнечные дети играют очень важную роль в нашем мире, насквозь пропитанном прагматизмом и стяжательством. Они дают нам уроки бескорыстной, доброй и простой любви.

 

Эмма КИНАС
Фото Василия ГУМЕНЮКА

2485

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых