Что позволено вулкану, не позволено человеку

В правительстве края состоялось совещание на тему «Экологические аспекты разработки рудных месторождений». На нем в полемической схватке сошлись представители рыбохозяйственной науки и горнорудной отрасли.

КамчатНИРО всегда был активным оппонентом местных горнопромышленников. Год назад в институте в очередной раз сменилось руководство, после чего волна критики с его стороны пошла на спад. Нынешний директор Олег Лапшин — человек на Камчатке новый. Видимо, ему требовалось время, чтобы вникнуть в ситуацию, определить свое отношение к происходящему. И вот выбор сделан. О том, что КамчатНИРО при О. Лапшине идет прежним курсом, можно понять по недавней статье его советника по экологии, доктора биологических наук Натальи Жмур. Статья размещена на сайте института. Ее заголовок говорит сам за себя: «Камчатка на распутье: или добыча золота и стремительная деградация экосистем, или дальнейшее развитие рыбной отрасли».

Эта и другие публикации, которые инициированы институтом, оживили общественный интерес к теме использования камчатских недр. Причем оживили настолько, что в правительстве края было решено провести расширенное совещание на тему «Экологические аспекты разработки рудных месторождений».

В нем приняли участие представители КамчатНИРО, краевого министерства природных ресурсов и экологии, горнопромышленных предприятий, общественных организаций, Росприроднадзора. Вел совещание зампред правительства края Владимир Галицын.

Первое слово для выступления было предоставлено Олегу Лапшину. Его доклад был посвящен Агинскому горно-обогатительному комбинату (ЗАО «Камголд»). Этот первый камчатский ГОК, который работает с 2006 года, оказывает воздействие на три реки: Ага, Копылье, Ича. Ага отнесена к рекам высшей категории рыбохозяйственного значения. Ича, наряду с Большой, является крупнейшей нерестовой рекой на западе Камчатки.

Как отметил директор КамчатНИРО, в 2006-2011 годах ущерб водным биоресурсам от деятельности Агинского ГОКа составил более 45 млн рублей. Впрочем, по мнению института, эта цифра не отражает полной картины, так как утвержденная Росрыболовством методика, по которой исчислялся ущерб, не учитывает воздействие на особо ценные виды рыб (нерка, кижуч).

Кроме того, отходы Агинского ГОКа отнесены к 4-му классу опасности. Как отметил О. Лапшин, отходы такого класса может дать молочный комбинат, а отходы ГОКа не должны быть ниже 1-3-го класса. Соответственно, воздействие этого предприятия на окружающую среду необходимо оценивать по более высокой шкале.

«За 6 лет эксплуатации золоторудного месторождения воды Аги из категории «чистые» перешли в категорию «грязные» и «очень грязные». Ежегодно в реке увеличивается содержание тяжелых металлов, – сказал О. Лапшин. – Ни «Камголд», ни Ростехнадзор, ни Росприроднадзор, как правило, первыми не информировали общественность о существующих проблемах, об аварийных сбросах 2006-2007 годов. Информация искажалась, возможно, с ведома сотрудников природоохранных органов».

Завершился доклад следующими предложениями. Вопрос об экологических последствиях деятельности Агинского ГОКа рассмотреть в судебном порядке. Назначить судебную экологическую экспертизу по определению класса опасности отходов предприятия.

Такое выступление не могло оставить равнодушными тех участников совещания, кто представлял горнорудную отрасль. От них сразу последовали вопросы. Насколько проверены данные института? С какой периодичностью его сотрудники делают отборы воды в упомянутых водоемах? В каких лабораториях проводился анализ?

По словам О. Лапшина, отборы проб воды проводятся 2-3 раза в год. Эту деятельность институт оплачивает за счет тех средств, которые зарабатывает сам дополнительно. Поскольку Росрыболовство дало установку активизировать эту работу, есть шанс, что государство начнет ее финансировать. Соответственно, пробы станут более частыми и качественными.

Что касается второго вопроса, то, по словам Наталии Жмур, которая также была на совещании, анализы проводились в лучших лабораториях Москвы (в частности, при Тимирязевской академии). К слову, в самом КамчатНИРО работает лаборатория, аккредитованная Росстандартом на проведение аналитических работ.

«Влияние на водоемы оцениваем как колоссально неблагоприятное, — сказала Н. Жмур. — На восстановление кормовой базы в Аге потребуется не менее 50-70 лет».

«На каких ученых советах вы рассматривали эти вопросы? Или сказанное вами можно отнести к частному мнению?» — спросил президент Горнопромышленной ассоциации Камчатки Александр Орлов.

«Это не частное мнение. Есть отчет, который я подписал как директор. Ученый совет не является для данных работ последней инстанцией. Научная публикация является таковой», — ответил О. Лапшин.

Следующим слово взял начальник отдела охраны окружающей среды Агинского ГОКа Максим Карпухин. В его докладе было все то же, что и в выступлении О. Лапшина, но с точностью наоборот.

По словам Максима Анатольевича, сверхнормативное воздействие на окружающую среду, способное привести к необратимым последствиям, на предприятии отсутствует. Нарушений условий природопользования, создающих угрозу здоровью населения и окружающей среде, не выявлено. Как отметил докладчик, Агинский ГОК соблюдает все природоохранные требования, которые в нашей стране гораздо жестче, чем в других странах. («В других странах никому не придет в голову добывать в нерестовой лососевой реке металлы», — заметила Н. Жмур.)

Что касается повышенного содержания металлов – загрязнителей в Аге, М. Карпухин объяснил это природным геохимическим фоном.

«Мы собрали данные с 1991 года. У нас есть основания утверждать, что это уже далеко не фон», — парировал О. Лапшин.

У участников совещания возник вопрос о том, почему сотрудники КамчатНИРО не участвуют в экологическом мониторинге на Агинском ГОКе, который проводится ЗАО «Камголд».

По словам М. Карпухина, в июне этого года он лично предлагал руководству института проводить мониторинг совместно, однако не нашел понимания. «Ответила вам я, — напомнила ему Н. Жмур. — Я сказала, что мы не можем давать те данные, которые вам нравятся, мы будем давать правдивые данные. И вы сразу от нас ушли. Поэтому мониторингом не занимаемся».

Пожалуй, наиболее спорным стало выступление заведующего лабораторией вулканогенного рудообразования Института вулканологии и сейсмологии, доктора геолого-минералогических наук Виктора Округина. Виктор Михайлович сообщил, что действующие вулканы наносят гораздо больший вред окружающей среде, чем горнорудные предприятия, так как извергают огромное количество различных химических элементов, включая тяжелые металлы. Однако природа Камчатки живет. Стало быть, и ГОК ей нипочем!

«Естественные процессы от нас не зависят, — ответил В. Округину Владимир Галицын. — А деятельность, которая происходит по воле человека, контролируема. Наша задача — обеспечить соблюдение экологических требований при ее осуществлении. Для того мы и собрались сегодня».

Совещание завершилось принятием резолюции. Она предлагает считать разработку полезных ископаемых в Камчатском крае «неизбежной и необходимой составляющей социально-экономического развития региона». Однако признается, что приоритетом должно быть «экологическое природопользование». В связи с этим даны рекомендации. Среди них: принять порядок общественного и межведомственного экологического контроля, публиковать объективную информацию о состоянии водных биоресурсов и среды их обитания в зоне деятельности опасных производственных объектов.

Также хотелось бы рассчитывать, что будут и другие подобные совещания, на которых общественность сможет услышать данные, пока не доступные в открытых источниках. Нелишним станет в следующий раз пригласить на разговор представителей рыбной отрасли. Им тоже есть что сказать.

 

Кирилл МАРЕНИН

 

 

Добыча угля: 6 млн в бюджет края

За 9 месяцев 2012 года в Камчатском крае добыто 15,38 тысячи тонн бурого угля и 1,4 тысячи тонн каменного угля. Об этом сообщили в министерстве природных ресурсов Камчатского края.

Добыча угля велась предприятиями ООО «Палана-уголь» на Паланском месторождении и ООО «Хайрюзовский угольный разрез» на Хайрюзовском месторождении в Тигильском районе. Объем налоговых поступлений в бюджеты всех уровней составил 6,4 млн рублей.

Добыча угля ведется сезонно, за счет собственных средств добывающих предприятий. Уровень добычи зависит от потребностей коммунальных хозяйств.

Согласно геологическим данным в Камчатском крае выделено пять угленосных районов (Олюторский, Пенжинский, Пусторецко-Паланский, Тигильский и Крутогоровский).

Прогнозные ресурсы углей составляют 7.010,01 млн. тонн, в том числе каменный уголь – 4.173 млн тонн, бурый уголь – 2.837,01 млн тонн.

 

2450

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых