НАРОДНАЯ Татьяна РОМАНОВА

Не могу процитировать вам тех слов, с которых началось наше предъюбилейное интервью. Очень уж ругалась Татьяна Флоровна по телефону на бюрократов. Когда положила трубку, посмотрела на включенный диктофон и смутилась: — Иногда в нерешаемых вопросах непарламентские выражения – прямо волшебный ключик и лучший аргумент! За мной тут уже закрепилась слава матерщинницы, хотя, честно признаюсь, я не люблю повышать голос, и воспитывали меня в исключительном уважении к людям. Однако когда сталкиваешься со стеной, другие слова просто не помогают.

Народу в коридоре возле ее кабинета толпится много. К Романовой едут люди с самой Корякии. И простых вопросов, как понимаете, у них нет. У кого-то сложное заболевание, надо устроить в больницу, кому-то помочь с работой, кому-то – с жильем.

— К празднику-то остаются силы готовиться? – спрашиваем Татьяну Флоровну.

Она недоуменно смотрит на календарь, мол, новогодние праздники же позади. Приходится напоминать, что 15 января грядет ее 60-летие.

— А-а, вы о юбилее, – смеется Романова, – я к нему не готовлюсь. Официальных торжеств не запланировала, потому что не люблю все это. А вот мой муж, руководитель ансамбля «Мэнго» Марк Нюмен без праздника меня все же не оставил: 22 января они делают в драмтеатре большой концерт в мою честь. Я собираюсь выйти на сцену и станцевать один номер. Без всякой помпы и, надеюсь, обойдется без пышных речей.

Татьяна Флоровна не выступала перед большой публикой лет 10 уж как. Последний раз зрители видели ее танцующей аккурат на ее прошлый юбилей, когда она отрабатывала в Корякии концерты целиком.

Это сегодня ее жизнь состоит из заседаний, комиссий, сессий, бумаг, звонков… А когда-то ее наполняли репетиции, концерты, софиты, гастроли, цветы и аплодисменты. Какая все же интересная и непредсказуемая штука жизнь, ведь в детстве Таня не мечтала ни о том, чтобы стать прославленной артисткой, ни, тем более, о депутатском кресле.

Она родилась в Корякии, в селе с красивым северным названием Морошечное. 15-ти дней отроду Танечка уже покидала свою маленькую родину, многодетная ительменская семья со всем скарбом на нартах уезжала в Тигиль. Жизнь заставила: Морошечное закрывали.

— Мама родила 13 детей, не все они выжили, ни врачей, ни лекарств особо не было, да и даль такая, – рассказывает Татьяна Флоровна. – В Тигиле отец построил небольшой домик, чуть больше, чем вот этот мой рабочий кабинет, только потолки ниже. Вот там мы и жили всем скопом. Когда отец умер, у мамы на руках нас осталось четверо. Естественно, все мы с детства приучены к труду. И по дому сами возились, и кушать варили, и на полях, и на фермах работали. Коров я с малых лет умею доить. Трудно было маме всех нас держать в руках, воспитывала она нас в строгости. Нашалим сильно – ставила за печку в угол на всю ночь.

Следующим домом для Романовой стал интернат. Она отучилась там с 1 по 8 класс. С ужасом вспоминает, как их всех подряд брили наголо, не разбирая, мальчик или девочка.

— Несколько лет я отходила лысая, – улыбается Татьяна Флоровна. – Прятала этот ужас под платочком и мечтала отрастить волосы.

Так вот он секрет ее фантастической косы, в сравнении с которой «тимошенковская» явно проигрывает с сухим счетом! Так велико было желание иметь длинные волосы, что выйдя изпод интернатовской крыши, Татьяна оторвалась по полной! Сегодня у Романовой волосы до пят. Это не аллегория. В буквальном смысле слова – до пят. Конечно, на свою важную работу в Заксобрание она их собирает в сдержанный пучок из кос. Татьяна Флоровна пыталась пару раз подстричься, однако была выдворена парикмахерами восвояси – не посмели они на такую красу ножницы поднять!

При своей природной красоте Татьяна на сцену никогда не рвалась. Ей нравилось наблюдать, как ее мама танцует дома:

— Комнатка у нас была малюсенькая, а она умудрялась буквально на пятачке так станцевать, пластика у нее была, прямо как у змеи. Я же в детстве никогда не танцевала, ни дома, ни на сцене. Я вообще думала поступать в сельхозинститут в Благовещенске.

Планам этим помешал приезд в Тигиль Бориса Жиркова: его руководитель ансамбля Александр Гиль попросил присмотреть в селах пополнение в ряды «Мэнго».

— Судьба моя решилась просто, – вспоминает Татьяна Романова. – Иду я с утренней дойки, а меня встречают мои дядьки и говорят: «Собирайся, поедешь в Палану, в ансамбле танцевать будешь». В этот же день я собрала вещи и улетела. У нас было принято старших слушать. Мне и в голову не приходило сказать, что я не поеду. Хотя страху я поначалу натерпелась. Все незнакомые, в классе в этом черном трико скачут! Я боялась, что не справлюсь, что не получится у меня так красиво танцевать. Первое время на сцене коленки тряслись. Да, честно говоря, и когда уже стала опытной, все равно тряслись. Но сцену я полюбила всей душой.

Татьяна Флоровна танцевала в «Мэнго» с 1969 года. С перерывами на учебу в институте культуры и рождение дочери. С Марком Нюменом у нее случился самый настоящий служебный роман. Она – одна из ведущих солисток. Он – репетитор. Оба влюбленные в танец. И друг в друга. И тут уж не важно, что он – украинец, а она – ительменка.

— Помню, после рождения дочки Любочки, Марк увез меня на Украину, – рассказывает Татьяна Романова. – Он там ставил танцы в доме культуры, а я работала репетитором там же. Гопаки, венки из цветов на головах, юбки вышивные – все это красивое, но не мое. Мне так хотелось обратно на Камчатку, что я аж плакала. Спасибо мужу, понял мою тоску. И мы вернулись.

Гастролировал «Мэнго» тогда по всему свету. Города и страны мелькали. Один из французских журналов вышел в 1972 году с Романовой на обложке! Она, девчонка с далекой Камчатки, делила страницы со знаменитыми Марселем Марсо и Екатериной Максимовой! Забавно, но при этом сегодня на вопрос, какие гастроли запомнились ей больше всего, Татьяна Флоровна отвечает:

— Больше всего мне нравилось ездить с агитбригадой по оленеводческим звеньям! Другие страны тоже хороши, но они чужие. В любой поездке меня хватало на неделю. Посмотрела, удивилась, насладилась… и опять хочу домой. В тундру!

О ее непростом и взрывном характере ходят уже целые легенды. Но почва под ними, надо сказать – реальная. Отстаивать интересы аборигенов в меру своих сил Романова пыталась при любой власти. При Машковцеве, например, выставила в фойе здания правительства почти настоящую юрту. Татьяне Флоровне не понравилось, что один из важных вопросов решался подковерно. Она сказала, что требует уважения к своему народу, хлопнула дверью, позвала рабочих, вкрутила жерди, накинула на них вместо оленьих шкур большую половую тряпку, повесила табличку «Кабинет депутата и народной артистки России Татьяны Романовой», и стала вести в юрте прием посетителей. При Кузьмицком на президентской конференции в Хабаровске в прямом эфире на всю страну обвинила «главного по рыбе» Андрея Крайнего в лукавстве и попытке преуменьшить масштабы бюрократии в его ведомстве. На съезде в Москве с трибуны заявила, что аборигенов ведут верной дорогой назад в первобытнообщинный строй, что из них сделали шестерок, что им нашли роль – показывают как обезьянок в зоопарке. После этого, по признанию Романовой, с ней два года в кабинетах власти никто не здоровался.

За три срока работы депутатом Романова не завела себе даже сберкнижки. Ей полагается зарплата, только вот практически всю ее она тратит на нужды своих земляков: кому-то авиабилет купит, кому-то на похороны родственников даст, кому-то оплатит лечение.

— Я уже третий срок в Заксобрании и, по большому счету, именно в плане законодательной работы по решению проблем аборигенов не много чем есть похвастаться. Но я рада, что на этом месте я могу хотя бы помогать конкретным людям. А так бы уже давно в тундру убежала!

 

Яна ЩЕГОЛИХИНА
Фото Виктора ГУМЕНЮКА


Татьяна РОМАНОВА

Народная артистка Российской Федерации. Почти вся ее творческая биография связана с легендарным ансамблем «Мэнго». Член общественной палаты ДФО. Президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Камчатского края. Дважды была избрана депутатом Совета народных депутатов Камчатской области (2002, 2005). С декабря 2007 года – депутат Законодательного собрания Камчатского края первого созыва, председатель комитета Законодательного собрания Камчатского края по вопросам коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. В декабре 2011 года избрана депутатом Заксобрания Камчатского края второго созыва. 15 января Татьяне Флоровне исполнилось 60 лет.

 

7268

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых