Штрихи к портрету председателя

«БЕККЕР получил третий срок», – так коллеги шутят в новостях о том, что Григорий Максимович на последней конференции был избран председателем Камчатского отделения Союза журналистов уже в третий раз. Такое постоянство чувств у довольно непростого электората – несомненно, красивый штрих к портрету юбиляра. Но, конечно, такие штрихи не появляются на пустом листе…


Передает наш корреспондент с чемпионата мира…

— Как я стал журналистом? Через свою страсть к хоккею. Я им просто болел! Сам играл, стоял в воротах «Сероглазки», даже в областном этапе «Золотой шайбы» участвовал. Заводил будильник на 4 утра, чтобы посмотреть прямую трансляцию матча, читал запоем «Советский спорт». Помню эти слова: «Передает наш корреспондент с чемпионата мира…» – они звучали как песня. Таким романтичным виделся мне образ этого корреспондента, который где-то там, на другом континенте, в гуще самых главных событий мирового хоккея… И конечно, очень хотелось этот образ примерить на себя. Помню, классе в 6-ом написал я письмо в газету «Камчатский комсомолец»: «Хочу быть спортивным журналистом, сообщите мне, пожалуйста, адрес института, где на таких учат». Вскоре пришел ответ на красивом бланке: «Дорогой Гриша, приходи к нам в редакцию, мы тебе все расскажем». Это письмо года два лежало на самом видном месте, и меня прямо распирало от гордости, что мне ответили из га-зе-ты! Но идти в редакцию я стеснялся. Где-то к классу 9-му я это стеснение преодолел и пришел-таки. Мне не только рассказали о том, где учат на журналистов, но и сразу включили в работу. Первая моя заметка была о том, как родная «Сероглазка» участвовала во всесоюзном финале «Золотой шайбы» в Казани. Когда я увидел газетную полосу, на которой под материалом красовалась подпись «Григорий Беккер, девятиклассник школы №35», более счастливого человека не было на земле. А к моменту поступления в ДВГУ у меня уже было около 20-ти публикаций. Поэтому без страха и упрека я сел на пароход «Ильич» и отправился во Владивосток поступать.

 

Красный диплом для журналиста – не помеха стать завхозом

— В советскую пору была серьезная журналистская школа. И это изречение не из мемуаров «Раньше все было лучше». Абсолютно объективно: в те «лохматые» годы действительно растили профессионалов. Одна практика чего стоила! После первого курса – в «районке», после второго – в «молодежке», после третьего – в партийной газете… Сейчас в основном как происходит? Приходит студент в газету, берет задание и уходит в «автономное плавание», дай бог, если принесет в итоге написанный материал, а то и вовсе попросит поставить зачет из милосердия. Раньше же студент должен был вместе со штатными сотрудниками работать полный рабочий день. Очень важно вариться в этом котле, вникать, дышать воздухом редакции, понимать, насколько правильно ты выбрал профессию. А талант, он в любое время – талант! Хорошая школа таланту не помеха, равно как и высокие оценки за теорию в зачетке – отнюдь не гарантия того, что из тебя выйдет журналист. Ты либо умеешь писать, либо нет. Остальное дело практики. Была у меня однокурсница-отличница. Но при этом абсолютно не умела писать. В итоге со своим красным дипломом она трудилась в районной газете… завхозом.

Ремарка: О том, что Беккер выбрал правильную профессию, гораздо лучше лестных комплиментов говорят факты. Уже на 4-м курсе его позвали в «Тихоокеанский комсомолец» ответственным секретарем (по сути – вторым по важности человеком в известную краевую приморскую газету). После окончания вуза к нему поступали и иные заманчивые предложения. Но на руках у Григория было письмо от редактора «Камчатского комсомольца» с просьбой распределить выпускника Беккера в родную газету. Для него и вопросов не было. Конечно, ехать домой! Рассудил здраво, не по годам: позвали в кресло ответсека – безумно приятно, но зелен для такого уровня, опыта нужно набираться – с пером, в «полях». Послужной список «полей» Григория Беккера: «Камчатский комсомолец», «Народный депутат» (позже переодевшийся в шапку «Вести»), «Частная жизнь», «Камчатский телевизор», «АиФ».

 

И не то что бы правда, и не то что бы ложь…

— Парадокс: в СССР была официальная цензура, в нынешние времена она на бумаге не прописана, а журналисты чувствуют себя порой куда несвободней. Идеология защищает себя, это понятно. И в советскую пору нельзя было усомниться в том, что партия может быть в чем-то неправа. Однако что касалось конкретных ситуаций, тут критике было место. Проворовался директор завода, написали об этом в газете – полетели шапки. Критиковать промахи, чью-то безответственность никто не запрещал. Наоборот, была мгновенная реакция. У нас в «Камчатском комсомольце» был отдел писем. После выхода критической статьи, сотрудники ее аккуратно вырезали и рассылали по инстанциям. Газета была реально четвертой властью, на публикации откликались сразу, это было правилом. А сейчас приходит в газету письмо от пенсионера, он, допустим, путевку в санаторий хочет, а ему никак не дают. Отсылаем это письмо в ведомство, а оттуда пишут: в крае есть программа, которая обеспечивает пенсионеров путевками, за такой-то год на нее из бюджета выделено столько-то рублей, за следующий год еще больше… На три страницы отписка. Из которой пенсионер, будь он семи пядей во лбу, так никогда и не поймет, светит ему путевка или нет.

Сегодня страх сидит в человеке так глубоко, что он на любой должности боится принять самостоятельное решение, раскритиковать чью-то инициативу. Сам понимает, что происходит неладное, но лицемерие процветает на всех уровнях. Говорят одно, думают другое, делают третье. Таковы нынешние времена. И в газетах зачастую пишут, потому что так надо. И не то чтобы правда, и не то чтобы ложь… Просто по-хорошему, журналист бы проанализировал: что в этом решении плюс, что минус, чем грозит. Но анализ мало кому сейчас нужен. В витрине все хорошо. На этом – всем спасибо, все свободны.

 

Братств а нет, осталось бы сообщество…

— Союз журналистов на сегодня – профсоюз, в хорошем смысле слова. Занимаемся мы защитой интересов коллег и помощью тем из них, кто оказался в трудной ситуации. В Камчатском отделении СЖ РФ по спискам около 120 человек, реально платящих взносы – человек 80. Мы все грозили отчислить тех, кто не исполняет свой «членский долг», однако в этом году придется перейти от слов к делу. Взносы идут не только на премирование лучших журналистов по итогам года, но и на помощь ветеранам профессии. Надо помнить о том, что и мы не всегда будем «в обойме», и нам может потребоваться плечо.

И за три срока на посту председателя СЖ осталось много невоплощенных идей. Одной из них уже очень много лет. Это идея создания пресс-клуба. Об этом говорят многие. Зачастую из ностальгических побуждений. По пятницам когда-то там, в подвале на Лукашевского, 5, все собирались, обсуждали новости, волнующие темы, туда специально приглашали интересных гостей, часто бывали и заезжие звезды. Да, в советские годы пресс-клуб был сердцем журналистского братства! А есть ли сегодня это братство? Коллеги живут достаточно обособлено, у каждого – своя жизнь, свои заботы, свои учредители. Второй вопрос – финансы. Раньше помещение пресс-клуба было бесплатным, кто за него будет платить сегодня? Вообще, не хватает инициативных людей, которые бы проработали вопрос создания пресс-клуба: нужен, не нужен, сможет ли он стать объединяющей силой, в каком формате его организовывать, есть ли способ сделать его жизнеспособным с финансовой точки зрения. Я, как председатель, с удовольствием выслушаю предложения коллег на сей счет. Помимо этого есть идея создать электронную площадку для журналистского сообщества Камчатки. Тоже почва для размышлений.

 

Кроме работы?

— Что важно и интересно кроме работы? А кроме нее – ничего, пожалуй. Спорт, хоккей? Смеетесь? Любому активному отдыху я предпочту пару лишних часов сна. За день через тебя проходит столько информации, что, закрывая за собой редакционную дверь, хочется вакуума. Личная жизнь? Есть, конечно. Пятеро детей и один внук. Внес, так сказать, свою лепту в улучшение демографической картины страны. На юбилей шумных торжеств не будет. Только узкий круг. Те, кто мне дорог, и кому, надеюсь, немного дорог я.

 

Записала Яна ЩЕГОЛИХИНА
Фото Виктора ГУМЕНЮКА и из архива Григория БЕККЕРА

3853

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых