Виль БОРЩЕВСКИЙ: Это не коряга, это – ПУШКИН!

Это не коряга, это – ПУШКИНДля нас с вами это всего лишь палки, коряги, ветки и пни. А для Виля Борщевского они же – слоны, жирафы, водяные… Откуда такая разница восприятия? Просто есть обычные люди, а есть поэты. У поэта и воображение богатое, и относится он с особым чувством не только к слову. Борщевский, например, и из дерева может творить поэзию.

 

Я с рожденья наречен дедом Вил…

Имя у Борщевского больно странное – Виль. Что за чудо? Откуда? Могу догадаться, сколько раз ему приходилось отвечать на этот вопрос. Он даже стих по этому поводу написал. Видимо, чтобы всякий раз заново историю не сочинять. Вот несколько строк из его автобиографического произведения:

 

 

Я с рожденья наречен дедом Вил.

В ослеплении дед не знал, что творил.

В эйфории большевистских идей

Кто ж подумать мог, что Ленин – злодей?

Дед мой Ленина, наверное, любил,

Коль его инициалы мне вбил.

Умер дед и не узнал ничего,

Что порочило любимца его.

Сам в 30-х был посажен в тюрьму –

Так Советы заплатили ему.

Тиф с чахоткой он в тюрьме подхватил,

Тиф изжил, а от чахотки почил…

 

 

Инициалы вождя и были вписаны при рождении мальчишке в метрику. Был он – Вил Борщевский. А в 1942 году, когда его отец погиб на фронте, мама пошла Вилу оформлять пенсию по утере кормильца. Чиновницы долго крутили метрику в руках. Сочли имя странным (несмотря на то, что в нем таились инициалы самого Ильича!) и самовольно подписали к нему несколько букв. Получился Вильгельм. Час от часу не легче! Мальчишке одинаково не нравились оба варианта. Выбрал он для себя нечто среднее между ними – Виль: и не вождь, и не кайзер. А как дальше выяснилось – художник и поэт.

 

Вначале было слово…

Это не коряга, это – ПУШКИНОтчим у Борщевского был военным музыкантом. Семье приходилось колесить по стране. С Амурской области – на восток, до упора. Родители в итоге доехали до самой Чукотки. А Виль обосновался в Хабаровске. Поступил в железнодорожный институт. Буквально с первого курса стал пробовать себя в поэзии. Постоянно выступал от своего вуза на различных вечерах и фестивалях. Впервые его стихи были опубликованы в институтской газете «Дзержинец». Позже и серьезный журнал «Дальний Восток» украсил свои страницы его поэтическими творениями.

— А в 1964 году вышла книга «Ручьев весенних голоса» – это, как мы тогда выражались, «братская могила», т.е. коллективный сборник, – смеется Виль Борщевский. – В нем наряду с творчеством других молодых дарований была и подборка моих стихов.

Выходит, что на будущий год Борщевский будет отмечать творческий юбилей – 50 лет! Сам Виль Михайлович нашим подсчетам немало удивился: «Ого! А я и не думал, что уже столько пишу!»

За это время вышло пять его книг. В них и лирика, и пародии. Стихи Борщевского становились и словами песен. Одна из них, написанная в соавторстве с композитором Борисом Давыдовым, стала серебряной призеркой Хабаровского краевого конкурса.

К книге у него всегда было особое отношение. Он знает, сколько сил в нее нужно вложить, прежде чем она выйдет в свет. В его рабочем кабинете целый шкаф забит книгами, собранными на улицах Петропавловска.

— По пути на работу у меня три помойки, вот там, к сожалению, и валялись эти экспонаты, – рассказывает Виль Михайлович. – Вот Вознесенский, спасенный из мартовского сугроба, вот Евтушенко, книга была разодрана, чтобы спасти вторую часть, я был вынужден немало покопаться в контейнере с отходами. А чтобы восстановить последние страницы, пришлось идти в библиотеку, копировать с оригинала.

 

От жирафа до бабошки

Родина второй творческой страсти Борщевского тоже Хабаровск. Причем нашел он это увлечение буквально под ногами.

— Как-то вел дочку в детский сад, – вспоминает Виль Михайлович. – Смотрю, на дороге веточка с интересной развилкой, я ее в воображении повернул вверх ногами и увидел жирафа! Забрал домой этот ценный природный экспонат. Вот с этого жирафчика и начался моя любовь к дереву.

«Деревянное» творчество Борщевского трудно идентифицировать, практически невозможно втиснуть в узкие рамки одного жанра. Это не резьба по дереву в чистом виде. В основу своих работ Виль Михайлович почти всегда берет не бездушный брусок, а необычный фрагмент дерева, который сама матушка-природа сотворила интересным. А он додумывает, обрабатывает, вкладывает смысл и получается… произведение искусства. То есть Борщевский творит свои шедевры в соавторстве с природой. Сам он называет это дендропластика.

Раньше многие из его работ хранились в мастерской, в Центре культуры и досуга «Апрель», где более полутора десятка лет Виль Михайлович обучал своему ремеслу ребятишек и взрослых. Однако стечение обстоятельств – серьезная авария электросетей и не менее серьезная болезнь самого мастера – лишили Борщевского мастерской. Нынче все его шедевры пылятся дома на шкафах, в сервантах и коробках. «Пылятся» – это, конечно, сказано в угоду шаблону. На самом деле хозяйка дома, супруга Борщевского, такого не допустит. Они с Вилем Михайловичем 50 лет вместе. Его творчество – это и ее жизнь. Все экспонаты, конечно, натерты до блеска.

— Вот это чудо-юдо жена сама нашла на океане, она уже не хуже меня подмечает интересные экземпляры, – улыбается Борщевский. – Отрыла в песке коряжку, я немного обработал, и вот перед вами настоящий водяной! А вообще мы за материалом часто вместе ходим. И зимой, я вам скажу, лучше отыскиваются необычные деревяшки в лесу. Вот надеваем лыжи с женой, и вперед!

(В этот момент Виль Михайлович открывает дверь, чтобы продемонстрировать лыжи.) А мы ловим себя на вздохе сожаления. Настолько уже привыкли к тому, что все в этом доме чудное-резное, что увидеть стандартные магазинные лыжи не ожидаешь.

Борщевский признается, что не в каждой ветке или коряге он в одночасье узнает, кем ей суждено стать. Бывает, что кусок дерева десятилетиями лежит и ждет своего часа. А потом раз… и в секунду осенит: «Так это же мамонт!»

Так было и с одной его известной работой. Была она несколько лет просто интересным куском капа (березового нароста). И все художник не мог понять, какой же характер в него вдохнуть. Потом эту деревяшку у Виля Михайловича выпросила ученица. Тоже ломала-ломала голову. И впустую. Принесла обратно мастеру. И тут Борщевский глянул на нее свежим взглядом. И получилась красивейшая чернильница, украшенная портретом самого Пушкина!

Это не коряга, это – ПУШКИННа одной из полок замечаем коллекцию маленьких фигурок. Издалека кажется, что они выполнены из кости.

— Это нэцке? – интересуемся.

— Это бабошки! – смеется автор. – На стволах ивы, иногда на ольхе, встречал я частенько выпуклости такие мелкие. Полюбопытствовал, снял кору, а там наросты, недоразвитые ветки что ли, слабы были, чтобы твердь пробить… так и остались комочками. Когда их очищаешь от коры, получаются гладенькие такие заготовки. Мне остается немного совсем над ними поработать, чтобы получились фигурки. Вот птичка рыбу ловит, вот парочка целуется, а вот училка в годах с бычком «Беломора»! Я сам этот жанр придумал, ни у кого больше такого не видел. А бабошки почему? Это я в словаре Даля подглядел, слово означает «непромешанные куски теста в хлебе». А у меня вот такие фигурки.

Рядом с веселыми бабошками стоят фигуры и более монументальные. Одна из них достойна стать эскизом к большой скульптуре, которая могла бы украсить парк или стойбище. Когда-то она была куском горелого кедрового стланика. Но несколько прикосновений мастера… и вот это уже величественный Кутх. Не лубочный, как в салонах. А настоящий хозяин Камчатки.

Любовь с деревом у Борщевского взаимная. И оно ему открывает свою душу, и Виль Михайлович умеет в него вдохнуть новую жизнь. И в стихах у Борщевского оно всегда живое:

 

 

Никогда и никого,

Не унизит де-ре-во,

Если даже высоко крона от корней его.

Не облает, не придаст, не обманет, не продаст.

Никогда и никого не обидит де-ре-во,

Обогреет, приютит и плодами угостит.

А уж сделать из него

Можно столько всякого!

 

 

Яна ЩЕГОЛИХИНА
Фото Василия ГУМЕНЮКА

 

Досье «КК»

Виль Борщевский – поэт, мастер резьбы по дереву, родился 12 декабря 1937 года в Улан-Удэ. В 1965 году окончил Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта.

С 1979 года живет на Камчатке. Работал в конструкторско-технологическом отделе ДСК, с 1993 года по настоящее время работает в Центре культуры и досуга «Апрель».

В его активе более 20 выставок. На самых представительных выставочных площадках в Москве, Хабаровске, Петропавловске-Камчатском его работы были отмечены грамотами, дипломами, медалями. Крайняя выставка Борщевского «Инициал леса» прошла в начале 2013 года и была посвящена 75-летию мастера.

Член Союза писателей России, член Камчатского отделения Творческого Союза художников России.

 

4565

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых