В Петропавловске-Камчатском 17:49, 29 Февраля, суббота
ночью -7°C
днем 0°C
ветер 4,7 м/с
Завтра 01 Марта
-8 ... 0°C
ветер 2,8 м/с

Виктор БУГАЕВ: «Моя работа – детектив из жизни рыб»

Виктор БУГАЕВВ День рыбака представители главной отрасли Камчатки принимают заслуженные поздравления. Не забудем поздравить и тех, благодаря кому сохранены и приумножаются рыбные запасы нашего края — работников рыбохозяйственной науки.

Сегодня мы расскажем об одном из них, известном камчатском ученом, докторе биологических наук Викторе Бугаеве.

Родители Виктора Бугаева встретились в Хабаровске и поженились в 1948 году. Спустя год приехали на Камчатку, на самый ее север — в п. Тиличики. Там 2 марта 1950 года появился на свет герой нашей публикации.

«Жили скромно в маленьком домике, который состоял из комнаты и кухни, — вспоминает Виктор Федорович. — У нас было 12 ездовых собак. Однажды отец кормил собак, а я, 3-летний, начал отнимать у одной из них рыбину. Та, естественно, цапнула меня. После этого с левой стороны лица навсегда остался шрам».

Первая встреча Виктора Бугаева с р. Камчаткой, которая стала для него научной судьбой, произошла в 1953 году. Отца перевели на работу в Усть-Камчатск. Семья переехала в поселок на правом берегу р. Камчатки. Здесь же располагался стан одной из рыбалок колхоза «Путь Ленина».

«До сих пор помню, как один из рыбаков подарил мне чавычу, такую здоровенную, что когда я ее, взвалив на плечо, тащил домой, рыбий хвост волочился по земле», — рассказывает мой собеседник.

Родители Виктора Бугаева не имели отношения ни к рыболовству, ни к рыбоводству. Отец работал в суде, потом в прокуратуре. Мама была бухгалтером. Но когда проводишь детство в таких красивых местах, ты влюбляешься в Камчатку и хочешь связать свое будущее с ее удивительной природой.

После переезда в Паратунку Виктор впервые увидел полевую работу: «В свободные дни я ходил за 5 км в район работы гидрогеологической партии. Там стояли балки, в которых жили ее сотрудники. Для меня составляло большое удовольствие ночевать в спальных мешках в этих балках. Именно там, согретый железной печкой, в ватном спальном мешке-кукуле впервые прочитал «Одиссею капитана Блада» Сабатини и «Остров погибших кораблей» Беляева. Дал мне их почитать буровик дядя Валя Куличенко. С тех пор на всю жизнь самым приятным стало чтение в полевых условиях, в непогоду, под треск дров в печи».

В первый год после окончания средней школы Виктор с друзьями поехал во Владивосток поступать в высшие учебные заведения. Для себя он выбрал специальность «океанология» в Дальневосточном государственном университете. Но поступить не удалось. Пришлось возвращаться домой. Здесь Виктор устроился в Паратунскую гидрогеологическую партию рабочим 2-го разряда в отряд опробования.

«Мы обошли всю Паратунскую тундру — измерили температуру, давление и расход термальной воды где-то на 10 скважинах, — говорит он. — Меня очень тянуло к геологам, но почему-то не появлялось мыслей получить именно эту профессию».

В 1968 году в Петропавловск приехала выездная приемная комиссия «Дальрыбвтуза». Абитуриентам предлагалось получить специальность «ихтиология и рыбоводство». И Виктор, сдав все экзамены на пятерки, стал студентом.

После 3-го курса, в 1971 году, началась практика. Виктора направили в родные места — на Ушковский рыбоводный завод в долине р. Камчатки, где закладывали икру нерки на инкубацию. Именно там наш герой окончательно понял, что выбрал профессию правильно.

Следующая практика, после 4-го курса, проходила в Камчатском отделении ТИНРО (КоТИНРО), который позже стал самостоятельным институтом КамчатНИРО. Сначала изучал треску и сайку в Чукотское море. А потом напросился на о.Курильское. Дипломную работу в «Дальрыбвтузе» защищал по нерке этого озера.

После окончания вуза было большое желание продолжить исследование камчатских лососей. Добиться распределения в КоТИНРО помог заместитель директора этого отделения Иван Лагунов. Одним из условий стал отказ от прописки в институтском общежитии или на наблюдательных пунктах, что лишало шансов получить квартиру в КоТИНРО как молодому специалисту. Это был «членский взнос» за возможность работать на Камчатке.

В начале сентября 1973 года Виктор Бугаев приехал в Петропавловск. С собой он привез только чемодан любимых книг — Александр Грин, Роберт Льюис Стивенсон, Брет Гарт, Джек Лондон. Так начинался самый важный этап в его судьбе.

Виктор Федорович работает КамчатНИРО уже 40 лет. Это были непростые годы. В науке порой кипят шекспировские страсти. К сожалению, здесь есть место зависти, интригам и предательству. Но когда в жизни есть большая цель, все можно преодолеть.

«Мне здорово повезло, что удалось всю жизнь проработать в КамчатНИРО, который без меня мог свободно обойтись, а я без него не могу представить свою судьбу», — говорит Виктор Бугаев.

Виктор БУГАЕВСегодня Виктор Федорович известен нам как один из крупнейших специалистов по биологии нерки в пределах северной Пацифики, доктор биологических наук, почетный работник рыбного хозяйства России, ветеран рыбной промышленности Камчатки, почетный работник КамчатНИРО, автор более 260 научных опубликованных работ (включая 4 монографии, 7 научно-популярных книг-фотоальбомов).

«Имея полное представление о биологии нерки в северной Пацифике и изучая ее в Азии, могу авторитетно и без колебаний заявить, что нерка р. Камчатки — одно из самых сложных стад этого вида в мире. Ее биология — это детектив из жизни рыб. И уровень, на котором находятся сейчас данные исследования, позволяет гордиться проделанной мной работой», — говорит Виктор Федорович.

Кроме научных трудов, Виктор Бугаев выпустил две книги мемуаров. А недавно мы узнали его еще и как поэта. Первые стихи родились на биологические станции в бассейне о. Азабачьего, где Виктор Федорович уже много лет проводит научные исследования.

«Я вдруг стал просыпаться ночами и рифмовать стихи на отвлеченные темы, — рассказывает он. — Потом засыпал, утром почти ничего не помнил. Однажды на столик в изголовье я положил ручку, бумагу и фонарик. Проснувшись ночью, записал, что мне пришло в голову. Утром доработал, и получилось стихотворение. По приезду в Петропавловск у меня уже было около 10 стихотворений и ряд четверостиший, которые позже стали поэмой «Первые экспедиции». Я объединил все что написал в хронологический ряд, и получился сборник стихов «Калейдоскоп воспоминаний», который вышел в прошлом году. В нем я рассказал, о чем думаю, что у меня на сердце».

Когда мы встретились с Виктором Бугаевым, он собирался в очередную командировку на о.Азабачье.

«До сих пор все делаю сам: стою на румпеле мотора, забрасываю невод, — сказал Виктор Федорович. — Работа – это мой образ жизни. Буду работать и выезжать на полевые сезоны, пока есть силы, ведь это чертовски интересно».

 

Сергей НИКОЛАЕВ

 

 

Виктор Бугаев

 

Азабачье озеро

 

Люблю тебя, залив морской,

Твоих медведей сложные движенья,

 И самое большое наслажденье –

 Встречаться с берегом твоим весной.

 

 Ежи из льда размолоты водой,

 Ведь завтра вскрытие по плану,

 И синева воды, и нерки тел пурпур

 Не требуют сюда могучую охрану.

 

 Без рыбы мы сидим, работая средь нерки,

 Лошалых – много, серебрянок – нет,

 Зато сазанов тьма, и с голодухи

 Едим их иногда, с натугой, на обед.

 

 Култучный пляж, как Вайкики Гавайев,

 Нам позволяет 10 дней в году

 Купаться, отдыхать и, словно в ванне,

 Испанию устраивать в пруду.

 

 На мелководье тундры теплый нерест,

 Колюшек стаи и сазанов рой,

 А сбоку караси молоки выпускают

 На самок, переполненных икрой.

 

 А с неркой все серьезнее,

 В притоках, на холоде подземных вод,

 Проходит скоротечный нерест нерки,

 А то медведь сюда уже идет.

 

 Здесь площадей хватает нерестовых,

 Но молоди с кормежкой, иногда, «абзац»,

 И только пепел от вулканов дней суровых,

 Как грядки в огороде удобряет нас.

 

 Все озеро кипит от силы жизни,

 Важнее озера в реке Камчатке нет,

 И в основном нагульном доме нерки

 Придется есть сазана на обед!

 

 

Ночной костер

Посвящается моему другу Алексею Токранову

 

 Горит костер на острове ночном,

 Горит костер, и светит он, и греет,

 И мы сидим возле него вдвоем,

 Уверенные, что не постареем.

 

 Наш остров 20 метров в ширину,

 Как будто палуба игрушечного судна,

 И с каждой стороны течет река,

 Она широкая, разрезанная будто.

 

 На темном небе облака, и нет луны,

 Серебряной, нетронутой монеты,

 Все звезды далеко, а мы на дне земли

 Пьем чай, едим балык и слушаем сонеты.

 

 Вдруг «Полонез Огинского» возник,

 Торжественно, как в килевой болтанке,

 И нам представилось, как польские войска

 Лавиной конницы пошли на танки.

 

 И тут луна в разрыве облаков

 Блеснула яркою звездою менестреля,

 Природы слезы – падал редкий дождь:

 Они погибли, но не постарели.

 

 Горит костер на острове ночном,

 Горит костер, и светит, он и греет,

 И мы сидим возле него вдвоем…

 

С творчеством автора можно познакомиться на сайте www.stihi.ru, на котором он публикуется под ником Виктор Бугаев – Камчатка.

4993

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых