Впереди, на лихом коне...

Впереди, на лихом коне...

Чехов, Спартак, Щорс. Что между ними общего? Легче всего представить себе книжную полку с тремя биографиями из серии «Жизнь замечательных людей». Однако есть в этой цепочке четвертый замечательный человек, объединивший их совсем иным способом. Мудрый и дальновидный, рачительный и богатый жизненным опытом, которого хватило бы на несколько жизней. Или на одну книгу из той же серии.

Дело в том, что на ул.Чехова, в бывшем здании общества «Спартак», живет и работает рекламно-полиграфическая компания «Щорс» — отряд из 40 с лишним человек во главе со своим командиром. Мы сидим с ним на красивой уютной кухне, пьем черный-черный, как ночь, кофе с песочными печеньками и ведем беседу. Кухня, кстати, «щорсовская»: Владимир Сальков — редкий трудоголик. Внешне несхожий с легендарным комдивом, он обладает редкостными бойцовскими качествами и характером полководца, способного увлечь за собой личным примером. И не удивительно — в своем деле он прошел тернистый путь от солдата до генерала, и продолжает идти вперед.


— Начнем, как всегда, с истоков. Со вкусов и ароматов детских лет.

— Самое вкусное, что помнится из моего детства, прошедшего на Камчатке, — приготовленные мамой фаршированные перцы. И бефстроганов.


— В те времена его можно было себе позволить. Из настоящей говядины. С настоящей сметаной. Тебя готовить-то учили?

— Нет. А смысл? Мама работала шеф-поваром и заведующей производством в общепите, так что и там, и дома готовила и быстро, и вкусно. И потому лет до 5 я был довольно-таки толстеньким.


— А дальше?

— В Петропавловск-Камчатском мореходном училище меня кормили просто отменно, хоть и не лучше мамы. Закончил — ушел в моря, как и положено. Работал штурманом-судоводителем, согласно диплому. Поднялся до штурмана дальнего плавания. Последняя занимаемая мной в море должность – 2-й помощник капитана. Суда — БМРТ, БАТМы, СТ, ролкеры «Кузьма Гнедаш», «Юрий Смирнов». А здесь я тружусь на основании второго моего образования — «Управление предприятием».


— Можешь рассказать о самом экзотическом блюде, которое ел за границей? Ты ведь полмира морем обошел...

— Конечно могу! Помню как сейчас: дело было в Неаполе, куда зашел с гостевым визитом самый большой в мире учебно-тренировочный барк «Седов» с курсантами на борту, среди которых был и ваш покорный слуга. На свете вообще нет людей, равнодушно относящихся к парусному флоту, так что уж про итальянцев-то говорить! Паломничество началось такое, что за 3 дня нашей стоянки на палубу ступили тысячи людей — ежедневно с 9 до 18 часов они тянулись нескончаемым потоком.

Владимир СальковЯ встречал гостей и проводил для них экскурсии, поскольку общественную нагрузку нес в роли гида-переводчика, говорил на английском, и до сих пор могу наизусть рассказать как минимум треть заученного тогда мною текста. Это и так было достаточно просто благодаря неплохой школьной базе и курсу в училище, а когда ведешь по палубе 15-ю группу, у тебя уже есть четкий алгоритм. Да и люди, хоть и выглядят разными, вопросы задают абсолютно одинаковые, поэтому с ответами проблем уже нет.

И вот одним прекрасным утром, около 9, когда очередь уже змеилась у трапа, а доступ на борт еще не был открыт, сквозь толпу пробилась молодая женщина такой красоты, что у курсантов, гроздями висевших на бортах, рты пооткрывались. Ее внешность и костюм были безупречны, произвели среди присутствующих настоящий фурор. Она сразу показалась мне непростой, и поэтому, пользуясь правом гида, я попросил толпу расступиться и позволил женщине подняться на борт во главе первой группы экскурсантов. Сокурсники, видя, что за жемчужину я заполучил в группу, просто завыли от зависти! На мое англоязычное приветствие, ко всеобщему удивлению, дама ответила на великом и могучем:

— Ты, мальчик, если что, говори на родном — я вообще-то из России...

Несмотря на то, что все происходило в советскую эпоху, и отношение к нашим за рубежом было довольно неоднозначным, я понял для себя главное: на свете нет женщин красивее чем русские. И каждая из них способна преподнести себя там королевой, оказавшись во всех смыслах выше жительниц той страны, где она пребывает. Так что на фоне того, как разительно она отличалась от всей остальной толпы, меня охватила невероятная гордость за СССР!

В ходе экскурсии соотечественница задавала необычные для меня вопросы: «Когда на вашем судне состоится отходной вечер? Кто будет на него приглашен? Могу ли я оказаться в числе приглашенных? Что для этого следует сделать?». А потом добила меня окончательно:

— Владимир, могу ли я попросить вас передать мое особенное пожелание относительно меню? Дело в том, что, живя в Италии, я совсем забыла с детства родное для меня сочетание — вареной картошки и соленой селедки. Это вкус ностальгии… И если капитан даст корабельному коку соответствующее распоряжение, на свете станет одним счастливым человеком больше!

Стоит ли и говорить, что я сделал все для того, чтобы просьба достигла цели? Она была спущена по лестнице рангов от капитана до кока, и отходной ужин в качестве одного из главных блюд вечера, приготовленного специально для гостей, украсили картошка, селедка и лук. И потому до сих пор главное блюдо, отведанное мною за границей, — не паэлья и не том-ям, а эта родная пища, насыщенная за пределами родины совсем другим смыслом...


— Мне, как мало кому другому, хорошо известно, сколько жизненных сил и времени ты отдаешь любимой работе. Удается ли тебе готовить дома?

— Нет! Этим, в основном, занимается моя прекрасная супруга Елена. Она готовит лучше всех на свете и постоянно меня балует. А я почти не способен на такие подвиги. Нужны или повод, или особое стечение обстоятельств.


— Как у настоящего моряка, у тебя обязательно должна быть любимая рыба! Из прилова на судах-то было из чего выбрать...

— Она неразрывно связана с моей малой родиной и моими чувствами к ней. Поэтому она, безусловно, красная! Все лососи, что ловятся на Камчатке, — это самая лучшая рыба в мире. С ней хоть что делай: жарь, парь, вари, копти — испортить невозможно, все равно будет вкусной в любом виде после любых кулинарных испытаний. Это моя самая любимая еда в жизни. И с лета, когда цена на нее падает в разы, мы всей семьей стараемся есть ее в течение всего сезона нереста, когда одна порода рыбы сменяет другую, вплоть до зимы.


Владимир Сальков — А можешь поделиться рецептом?

— Да, с удовольствием. Есть такое старое русское блюдо, называется тельное. Очень вкусное и достаточно простое.

Готовим на четверых. Берем кило рыбного филе, 3 столовых ложки панировочных сухарей (или пару ложек муки), 3-4 яйца, 100-150 г свежих или соленых грибов, растительное масло и 2 столовых ложки сливочного, репчатый лук – 300-400 г, соль, перец, зелень петрушки, укропа — по вкусу.

Сначала — начинка: режем грибы. Одно яйцо оставим для фарша, остальные варим вкрутую и крошим. Мелко режем лук, пассируем, добавляем грибы и жарим все минут 5. Выкладываем на бумажное полотенце, чтобы масло ушло. Добавляем измельченную петрушку, яйца, соль, перец и перемешиваем.

Теперь — фарш. Рыба, конечно же, красная, да понежнее, что-нибудь типа нерочки. В него добавляем свежие лучок и чесночок. Филе измельчим в блендере или комбайне, выложим в миску, добавим муку, яйцо, соль и перец. Сверху плюхнем размягченное сливочное масло и все тщательно замесим.

Формируем из фарша зразы: плющим на ладони лепешечку, роем в середке углубление, кладем начинку объемом от чайной до столовой ложки. Сворачиваем пополам, защипываем края. Окунаем во взбитое яйцо, обваливаем в сухарях или муке и жарим не больше 5 минут с каждой стороны на растительном масле. Готовое тельное поливаем растопленным сливочным маслом и декорируем петрушкой и укропом. Подаем с жареной картошкой или пюре. Знаешь, в таких блюдах вкус красной рыбы для меня — это вкус родины...

Хотя, положа руку на желудок, признаюсь, что, посетив (благодаря своему штурманству) около 30-40 стран, я нашел блюда по душе, причем безотносительно к моим патриотическим чувствам. Во Вьетнаме отведал фо-бо – суп-лапшу с мясом, невероятный по своему аромату и букету вкусов. Пожалуй, это самое лучшее из того, что я ел за рубежом! После картошки с селедкой опять же (смеется).


— Пристрастие к лапше осталось со времен основания «Щорса»?

— Ты знаешь, по тем временам это была далеко не самая плохая еда. 1998 год. Кабинет, арендованный в административном здании автобусного парка. Мы вдвоем с моим другом и соратником Антоном Старицыным (который и придумал дать нашему делу такое звонкое имя) возле купленных на последние деньги компьютера и режущего плоттера едим «Доширак», запивая водой из-под крана. По-своему счастливое время! Первые шаги на пути к успеху, по которому сейчас мы идем дружной командой, за без малого 20 лет работы «Щорс» создал интеллектуальную и производственную, кадровую и финансовую базы, благодаря чему сегодня нам есть чем гордиться.

Огромной честью стало предложение администрации города разработать и создать герб Петропавловска, что нам благополучно удалось в течение почти года непрерывной напряженной работы. Он был принят Геральдическим советом Российской Федерации и признан одним из красивейших в стране. Герб Камчатского края хоть мы и не придумали, но изготовлен и смонтирован он нашими силами на здании администрации региона, и это второй повод для гордости. 4 раза мы оформляли международные соревнования по биатлону (а это около 4-5 тысяч кв. м печати за раз), камчатский этап эстафеты Олимпийского огня, две последних «Берингии» — благодаря участию правительства Камчатки гонка вышла на качественно новый уровень. А не столь масштабные проекты за два десятка лет просто невозможно перечислить — и все они, так или иначе, делают лицо любимого города еще привлекательнее. Вот это — моя настоящая кухня, где я и поваренок, и шеф, и завпроизводством. Правда, рецепт успеха — коронного блюда «Щорса» — мы, как и полагается в уважающих себя заведениях, храним в секрете...


Герман ГОРШКОВ

3151

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых