В Петропавловске-Камчатском 00:12, 24 Ноября, вторник
ночью -4°C
днем 0°C
ветер 5,8 м/с
Завтра 25 Ноября
-5 ... -1°C
ветер 5,3 м/с

Почему на Камчатке рыба дороже мяса

Почему на Камчатке рыба дороже мяса

Камчатку бог уберег от привозной рыбы. На наших прилавках нет импортной сельди, семги и форели. По крайней мере в мороженом виде. Попадается, правда, в отдельных торговых точках китайский очищенный кальмар и заграничное филе телапии. Остальная рыба – наша камчатская. По идее, для нас, жителей рыбного полуострова, она должна быть доступна как ни для кого другого. Но на деле, приходя на рыбные рынки Петропавловска, ты будто попадаешь в страну несбывшихся желаний. Все потому, что ценники на рыбу отбивают всякое желание питаться вкусно и полезно.

Судите сами – вот лишь небольшая подборка цен одного из центральных камчатских рыбных прилавков, на котором расположилась исключительно свежая и мороженая рыба. Цены приводим за 1 килограмм. Камбала с икрой – 230 руб., филе сельди – 250 руб., треска ярусная – 160 руб., филе трески охлажденное – 280 руб., белокорый палтус – 250 руб., филе кижуча – 350 руб., минтай («безголовка») – 120 руб., филе минтая – 250 руб., чавыча (прошлогодняя) – 600 руб., фарш из чавычи – 400 руб., корюшка – 250 руб., кальмар – от 200 до 350 руб., навага – 150 руб., навага оссорская – 200 руб., филе палтуса синекорого – 900 руб., палтус синекорый куском – 750 руб., головы палтуса синекорого – 400 руб., молоки лососевые – 120 руб., осьминог – 250 руб., мойва – 100 руб.

В точках ярмарки камчатских производителей килограмм палтуса синекорого стоит 600 руб., палтуса белокорого – 130 руб. Купить его надо успеть – очень быстро разбирают. Сезон дешевого минтая, которого камчатцы с удовольствием покупали в торговых точках «41 региона» завершился вместе с минтаевой путиной. Во время путины минтая там можно было купить за 80–90 рублей. При этом, к примеру, в Елизове такой же минтай на рынке, находящемся метрах в пятистах от точки продажи «41 региона», уже стоил 160 рублей за килограмм.

Обратите внимание на то, что цены даже на привозное мясо в камчатских супермаркетах в последнее время выглядят не так пессимистично. Конечно, говядина, цена которой переваливает за 400 рублей, конкуренции нашей рыбе не составляет. Но вот курица (которую, заметьте, надо еще привезти из другого региона России) в магазинах предлагается по ценам от 145 рублей. Свинину, опять же привозную, можно купить по цене от 299 рублей за килограмм. Не стоит при этом удивляться тому, что не слишком богатые жители Камчатки отдают предпочтение более доступному мясу, обходя рыбные прилавки стороной. Многие признаются, что позволяют себе покупать рыбу не более двух раз в месяц, а уж о том, чтобы побаловать себя крабовым мясом, копченой лососиной, вяленой корюшкой или красной икрой вообще не может быть и речи.

Так почему же вдруг камчатская рыба стала дороже мяса? Почему поиск доступного по цене палтуса и трески стал занимать у камчатцев значительное время? Почему рыбные рынки оказались для нас недоступными и превратились в сувенирные лавки, больше рассчитанные на туристов? Ответы на эти вопросы найти столь же трудно, как купить по доступной цене свежий рыбий хвост.

Примечательно, что разговаривать на эту тему камчатские рыбопромышленники не слишком горят желанием. В неофициальных беседах ссылаются на рост курса доллара, на котором, дескать, завязан весь рыбный бизнес. Поставляя на экспорт за доллары рыбопродукцию, добытчики и переработчики продают ее же на внутренний рынок по ценам, рассчитанным обратным путем все по тому же долларовому курсу. Повлиять на них не может даже государство: оно ведь, по сути, продало рыбу еще в воде промышленникам, собрав с них плату за квоты вылова. Дальше рыба стала уже коммерческим товаром на все сто процентов. Напрямую вам в этом не признается ни один рыбопромышленник, но, по сути, так и есть. А любой торговец на рынке на вопрос, почему так дорого стоит треска, ответит вам, что поставщики поднимают оптовые цены, а вслед за этим растет и розничная цена. Вот и получается, что строили мы рынки как будто бы для народа, а народа этого около рыбных прилавков – один-два человека. И вот уже статистика фиксирует падение среднедушевого потребления рыбы в стране: норму мы недоедаем уже более чем на 3 кг в год.

На Камчатке нам так и не удалось найти того, кто бы подтвердил или опроверг наши подозрения относительно долларовой зависимости цен на рыбу. А вот журналистам Санкт-Петербурга главный специалист отдела торговли и общест­венного питания комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Тамара Ломоносова сказала следующее: «Торговые сети называют основной причиной повышение отпускных цен поставщиками и производителями на 6–26 процентов в зависимос­ти от вида рыбы. По данным опрошенных комитетом крупных рыбоперерабатывающих предприятий, основное повышение цен связано с тем, что сегодня из за падения курса рубля им намного выгоднее продавать рыбу на экспорт. Рыба, поступающая на внут­ренний рынок, подтягивается по ценам к экспортным. Аналитики рыбного рынка также считают, что снижение курса рубля стало основным фактором повышения цен. Уровень же торговой наценки, по данным сетей, составляет в среднем 15 процентов». Как говорится, что и требовалось доказать.

Минсельхоз России, Росрыболовство и прочие правительственные ведомства, будучи участниками Госсовета, озвучили и обсудили проблему роста цен на рыбу. Их затрагивал и Президент РФ Владимир Путин во время прямой линии, по итогам которой глава государства поручил внести изменения в законодательство, касающееся рыболовства. Речь шла о том, что российским рыбопромышленным компаниям будут выделяться специальные квоты с расчетом на то, что охлажденная рыба будет доставляться к российскому берегу. Планируется, что и цена на эту рыбу будет доступной для россиян. В народе такие квоты получили прозвище «квоты «под киль». Если не вдаваться в подробности – это возрождение прибрежного рыболовства, у продукции которого просто нет другого пути, кроме российского берега.

Отношение к квотам «под киль» у рыбопромышленников неоднозначное. Конечно, открыто решение Президента никто из них не критикует, но в кулуарах ходят разговоры о том, что, работая по этим квотам, компании потеряют долларовые доходы. Специалисты считают их излишними и приводят массу примеров вполне доходного бизнеса добытчиков, работающих на российского потребителя в прибрежном рыболовстве. Эти предприятия довольны своей экономикой и просят увеличить объемы прибрежных квот.

«У нас сегодня действует достаточно либеральный режим, когда предприниматели сами выбирают, на каком рынке им продать выловленные ресурсы: на российском рынке, в странах Таможенного союза, в Евросоюзе, в Америке – где угодно, – говорят эксперты, – российское законодательство это никак не ограничивает. Но природные ресурсы Российской Федерации не принадлежат рыбакам, у них есть только преимущественное право вылавливать рыбу. А квоты «под киль» будут экономически стимулировать рыбаков продавать рыбу в охлажденном виде на территории страны».

Кто из промышленников Камчатки готов трудиться на ниве поставок свежей рыбы на наши прилавки, пока не ясно. В любом случае квоты «под киль» начнут действовать не ранее 2018 года, потому что только тогда закончится действие нынешней системы распределения квот. Только после этого в стране ожидается падение цены на рыбу. А до той поры, видимо, нам всем предстоит вкусный рыбный день не чаще двух раз в месяц и разнообразить выходные дни походами в рыбные ряды рынков, как в выставочные залы.


Светлана СОЛОВЬЕВА


Только в первые три месяца 2016 года из России на экспорт отправлено почти 400 тысяч тонн водных биоресурсов. Это больше, чем за эти же три месяца прошлого года. При этом большую часть экспорта (87 процентов) по-прежнему составляет мороженая рыба и только 0,4 процента – готовая или консервированная рыбная продукция. По сути, мы продолжаем оставаться источником сырья для перерабатывающей рыбной промышленности других стран. Больше всего вывозим мороженого минтая (65,2 процента от общего объема «морозки»).

Что же из рыбной продукции мы ввозим? После введения экономических санкций и начала политики импортозамещения общий объем импорта рыбы в России снизился на 15 процентов. При этом Росрыболовство констатирует интересные тенденции: ввоз в Россию мороженой скумбрии увеличился вдвое по сравнению с первым кварталом прошлого года, мороженой форели – втрое, лосося – на 39 процентов.
14748

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых