В Петропавловске-Камчатском 18:10, 26 Сентября, суббота
ночью 3°C
днем 14°C
ветер 4,2 м/с
Завтра 27 Сентября
2 ... 12°C
ветер 3,1 м/с

«Техно-треш» на угольном причале

«Техно-треш» на угольном причале

Для людей старой советской закалки словосочетание «техника безопасности» – далеко не пустой набор звуков. Ответственные за эту самую технику назначались везде – от небольшого магазина до крупного предприятия. Обладатели «расстрельной» должности туго знали свое дело, соблюдали все необходимые и не очень формальности, понимая: случись что, на длительное время отправятся в места, не столь отдаленные. И вероятнее всего, в паре с директором, так что усердствовали вдвойне.

Что уж говорить об опасных производствах с обилием тяжелой техники. Здесь инженер по технике безопасности всегда являлся ключевым должностным лицом. Относились к такому коллеге с уважением и сочувствием: знали, что он, бедолага, всегда наготове держит ранец с сухарями.

Сегодня техника безопасности для некоторых руководителей – нечто из серии ненужных административных барьеров. И дело не в том, что законодательство в этой области как-то смягчилось. Просто эти руководители уверены, что отвечать им по закону ни за что не придется.


«Слишком инициативный» работник

Евгений – инженер-механик по эксплуатации автомобильного транспорта, по этой специальности трудится с 1982 года. Рассказывает, что в институте не получил красный диплом только из-за того, что не сдал на отлично экзамен по технике безопасности. Преподаватель тогда ему сказал: «Если из-за неисправности транспорта случится ЧП, и, не дай бог, со смертельным исходом, ворота в тюрьму для тебя открыты во всю ширину». И это напутствие стало ценнее красного диплома.

Впоследствии, работая в различных должностях, Евгений строго следил за тем, чтобы основы техники безопасности соблюдались неукоснительно. Трудясь на хладокомбинате, следил за исправностью и эксплуатацией грузоподъемных механизмов – лифтов и кранов. Отвечал за них и за людей головой. Пока крановщик не расписался за исправность крана, запрещал даже приближаться к машине. Работал в Камчатрыбспецстрое, в том числе отвечал за перемещение груза кранами. Для этого и тогда, и сейчас необходимо иметь аттестацию (ныне – Ростехнадзора) и соответствующее удостоверение. Без подписи обладателя такого удостоверения крановщик не имеет права даже сесть в кабину.

За свою трудовую биографию Евгений повидал разное, не везде его перфекционизм приветствовался, но руководители рано или поздно прислушивались к опытному технарю. 7 апреля 2016 года он устроился на работу в качестве механика в ООО «Транссервис», дочернее предприятие ООО «Рыболовецкая фирма «Алаид». Занимаются фирмы выгрузкой угля. От царящего там производственного «треша» Евгений испытал настоящий шок.

«Вступив в должность, я начал с проверки документации на автотранспортную технику, – рассказывает Евгений. – В первую очередь попросил крановый журнал. «Их никогда не было», – ответил мне директор «Транссервиса» Александр Дмитриевич Коваленко. – Спросил у него, есть ли на предприятии лица, аттестованные на перемещение груза кранами. «Ты что, смеешься?» – услышал я в ответ… Таким образом, два имеющихся у них крана Cobelco на пневмоходу не имели аттестации Ростехнадзора, то есть не прошли техосмотр. Отсутствовали крановые журналы. На кранах работали лица без удостоверений. Автокраны были в неисправном состоянии. Есть у них два погрузчика – японский и китайский. Оба не имеют документов – где и как куплены, неизвестно. Естественно, и они не прошли техосмотр. На мой вопрос директору Коваленко – почему все в таком состоянии – был ответ: «Это не твоя забота, все время так работаем. Мы нанимаем краны, и у их хозяев есть крановые журналы». Спрашиваю: «А кто им дает разрешение на производство работ?» Отвечают: «Что ты паришься? Это не твое дело». Тогда я сам купил два крановых журнала, отдал их Александру Дмитриевичу, сказал, что их нужно прошнуровать, опечатать и отдать на краны. Напоминал три раза, всякий раз он говорил, что они валяются у него в машине...»


«Ничьи» узбеки

Кто соглашается работать в таких условиях? Как поведал Евгений, основной контингент предприятия – трудящиеся из солнечного Узбекистана: «Предполагаю, что они – нелегалы. Я это понял, когда однажды нагрянула Федеральная миграционная служба и наши узбеки по команде начальства попрятались, как кроты, по щелям. В бывшем здании административно-бытового корпуса рыбоконсервного завода у них раздевалка, там они сделали себе печку: греются, сушатся, едят. Питанием на производстве они не обеспечены. Что могут, то сами покупают. Где живет большинство из них – не знаю. Но несколько узбеков живут в гараже в п. Авача на территории «Транссервиса». У предприятия есть территория и на ул. Океанской, там тоже живут узбеки-нелегалы. Работают они и в Завойко, где осуществляется подъем пароходов со дня бухты Бабия. Ни у кого из них нет аттестации, даже стропальщика. Кстати, при погрузочно-разгрузочных работах необходим такой специалист, как сигнальщик. Его тоже нет».


Гром грянул. Никто не перекрестился

Не удивительно, что ЧП не заставило себя долго ждать. Как рассказал Евгений, 20 июня 2016 года при разгрузке судна с углем, пришедшего на адрес ООО «Алаид», кран Cobelco перевернулся: опрокинулся прямо на борт судна вместе с ковшом, в котором находилось около 3 тонн угля. Причина была в неисправности гидросистемы выдвижения опорных лап. Удар был такой силы, что сломалась стрела крана. К счастью, обошлось без человеческих жертв.

«Упавший кран отстегнули, стрелу раскидали, – рассказывает бывший механик ООО «Транссервис». – Но вышел из строя и второй неисправный кран. Как справлялись дальше – не знаю. Эти события происходили ночью. Пароход должен разгружаться двое суток, и в эти сроки пытаются уложиться ценой нечеловеческих усилий. Все делается «наскоряк», узбеки трудятся с 9 до 21 часа, вторая смена – с 21 до 9 часов».


Инициатива наказуема

О федеральном законе – Трудовом кодексе Российской Федерации – руководство предприятия, без сомнения, знает. Но видимо, редко им пользуется. «Зарплата в ООО «Транссервис», как и в ООО «Алаид», выдается в конвертах, на предприятиях ведется двойная бухгалтерия», – указал в своем заявлении в транспортную прокуратуру бывший работник.

При трудоустройстве в «Транссервис» Евгению пришлось заручиться лишь устной договоренностью с директором, который пообещал зарплату 50 тысяч рублей. Отработав месяц, принес трудовую книжку, отдал на запись. «Я очень удивился, когда мне дали договор, где значится зарплата 8 тысяч рублей. Тут я понял, что заранее было предусмотрено «кидалово»… Только единожды – 20 мая – мне была выплачена заработная плата 60 тысяч рублей, то есть за месяц с небольшим. Больше зарплату мне не выплачивали».

Понятно, что долго держать слишком инициативного работника здесь не собирались. Тем более платить ему за работу. «7 июля 2016 года я подошел к директору ООО «Алаид» Сергею Стракуле, задал вопросы по поводу нарушения техники безопасности и зарплаты, – рассказывает Евгений. – Он ответил, что все у них в порядке. После этого разговора мне позвонил директор ООО «Транссервис» Коваленко и предложил написать заявление на увольнение. В тот же день я уволился по собственному желанию. После регулярно звонил главному бухгалтеру, но та всегда отвечала, что денег нет. Затем перестала брать трубку. Окончательный расчет я не получил до сих пор».

Впрочем, большого удивления Евгений не испытал: «К директору постоянно подходили люди, спрашивали, когда он вернет деньги за те или иные услуги, в частности за перевозку угля. Он всегда просил подождать. Отсюда и текучесть кадров. Например, у меня водители погрузчиков отрабатывали максимум 3–4 дня...»

Факты вопиющих нарушений закона Евгений изложил в своем заявлении в Камчатскую транспортную прокуратуру. Как сообщили в прокуратуре, для производства проверки материалы переданы в Ростехнадзор и Гострудинспекцию. Быть может, УФМС по Камчатскому краю тоже будет интересно тщательнее изучить, что происходит в ООО «Транссервис» и ООО «Алаид».

Впрочем, прогноз пока неутешительный. О многих нюансах деятельности ООО «Рыболовецкая фирма «Алаид» мы неоднократно писали. Если надзорные органы и проявляли интерес к ее деятельности, то всякий раз «Алаиду» волшебным образом удавалось выйти сухим из воды.

А между тем не исключено, что там уже появилась работа и для криминалистов. Ведь кто знает, какое количество «ничьих» гастарбайтеров могло убить «ничьими» кранами, придавить грузами? Кто их будет считать, этих несчастных узбеков? Быть может, ЧП с рухнувшим краном, о котором поведал бывший работник, – здесь уже вполне обыденное дело?


Гнев на милость

Напомним, по договору аренды с департаментом градостроительства и земельных отношений (ДГЗО) Петропавловска-Камчатского «Алаид» с сентября 2009 года пользуется земельным участком в районе Моховой и ул. Читинской. И вот уже три года на этой территории, расположенной между двумя действующими рыбокомбинатами, предприятиями пищевой промышленности ООО «Петропавловск-Камчатский рыбоконсервный завод» и ООО «Аквафиш», в нескольких десятках метров от лежбища сивучей и менее чем в 500 метрах от жилых домов устроен угольный терминал. Здесь, на неприспособленном для этих целей причале, «Алаид» занимается перегрузкой и складированием угля – опасного груза. Даже имеет на это лицензию, которую легко и просто получило от дальневосточного управления Госморнадзора. Да и вообще, ради лицензии не стоило напрягаться. Ведь в Дальневосточной транспортной прокуратуре считают, что такая лицензия «Алаиду» и не нужна, выгружать опасные грузы вполне можно и без нее, о чем имеется официальный ответ...

Тот факт, что выгрузка угля годами ведется на хлипком причале, способном в секунду похоронить десятки людей, ни у каких надзорных органов все три года тревоги не вызывал. А за разрешениями эксплуатировать причальное сооружение «Алаид» длительное время перебегает от одной уполномоченной организации к другой, и эти разрешения получает.

Понятно, что без арендованной у города прилегающей к причалу территории функционирование угольного терминала не представлялось бы возможным. Как мы уже писали, «Алаид» не соблюдает условия договора аренды с ДГЗО – а именно нецелевым образом использует земельный участок (для работы с опасными грузами участок не предназначен), а также длительное время не вносил арендные платежи. На февраль 2016 года долг фирмы перед бюджетом города составлял более 7 млн рублей. И чиновники, было, проснулись: направили в арбитражный суд исковое заявление о расторжении договора аренды с фирмой. 20 февраля 2016 года дело было рассмотрено, и в исковых требованиях администрации города отказано. Суд был вынужден так поступить по формальным основаниям: в досудебном порядке урегулирования спора истец не предложил ответчику расторгнуть договор добровольно.

Казалось бы, ситуацию исправить легко: адресовать фирме-нарушителю письмо необходимого содержания, получить отказ и вновь направить иск в суд. Но что-то случилось… Департамент уже успел переименоваться в управление, а претензионная работа за почти полгода так и не возобновилась. Территория по-прежнему используется не по назначению, а сколько долгов по арендным платежам скопилось на сегодня – неизвестно… Быть может, изначально не было цели изменить ситуацию?

А между делом, в начале июня, администрация города организовала благое дело – субботник по благоустройству мест лежбищ сивучей. К мероприятию были привлечены работники различных предприятий и волонтеры. Все это было сделано на мысах Сигнальный и Чавыча. А вот до самого опасного для краснокнижных животных места – до пирса «Алаида» на Моховой, дело почему-то так и не дошло. Глава администрации Петропавловска Дмитрий Зайцев тогда поспешил заявить, что «с компанией-арендатором пирса на Моховой достигнута договоренность о благоустройстве причала, который облюбовали сивучи. Уже с этого года специалисты компании начнут ремонтировать пирс, поставят ограждение причала, а также обустроят специальную смотровую площадку».

Какие причины заставили городских чиновников сменить гнев на милость, мы не знаем. Пока в этой болотистой истории вновь тишь и гладь, которая, похоже, кем-то усиленно охраняется.

Быть может, хотя бы неугомонному механику Евгению удастся добиться внимания надзорных органов, призванных следить за безопасностью и порядком на Камчатке?


Мария ШУПЕНИК

3052

1 комментарий

Александр
12:08
Александр
«Быть может, хотя бы неугомонному механику Евгению удастся добиться внимания»

На мой взгляд автор не верно определяет позицию как " Неугомонный "
Это абсолютно здравая позиция законопослушного гражданина, ответственно относящегося к исполнению своих должностных обязанностей ( как это положено по закону )
Радоваться надо, что такие граждане есть!
Кто нибудь задумывался — почему начале 90х возрастной ценз при приеме на работу был среднем до 25 лет?
вот именно по этому, что чем старше были работники, тем лучше знали, что нельзя делать ни при каких обстоятельствах.
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых