30 Января, понедельник
Пасмурно
ночью -6°C
днем 0°C
ветер 8.1 м/с
Завтра, 31 Января
Облачно
-10 ... -4°C
ветер 6.9 м/с

«Белой акации гроздья душистые…»

15:52
3183

Камчатцы, которые могли вместе с Русской армией покинуть родную землю, не сделали этого, потому что любили ее и не представляли, что их ждет при советской власти.

 

В1932 году привлеченный по статье 58-10 УК РСФСР за контрреволюционную пропаганду и агитацию бывший городской голова Е. Колмаков вспоминал о событиях 10-летней давности: «В момент отъезда из г. Петропавловска отряда Бочкарева ко мне в городскую управу зашли пять или шесть бочкаревцев с заявлением, что они хотят сдаться и остаться в г. Петропавловске. Фамилии бочкаревцев, за исключением Прыткова, я не помню. Пришедшим бочкаревцам я предложил прийти вечером в Народный дом, где на собрании граждан г. Петропавловска можно будет разрешить и их заявление.

 

1 ноября 1922 года (а точнее, 2-го, вечером. – В.П.) в Народном доме было городское общее собрание, куда пришли шесть бочкаревцев, среди них был Прытков, вооруженные винтовками и гранатами, сложив свое оружие на клубную сцену, заявили собранию о том, что они отстали от отряда бочкаревцев и хотят сдаться в штаб красных партизан, которого еще не было в Петропавловске, но ожидали со дня на день. Забрав оружие пришедших бочкаревцев, на основании решения собрания, предложили им до прихода партизан жить в школе на озере».

 

6 ноября 1922 года в Петропавловске появилась группа разведчиков Н. Фролова, громко именуемая в краеведческой литературе «передовым отрядом». Основные партизанские силы вступили в город спустя четверо суток. 11 ноября Облнарревком образовал отдел юстиции во главе с В. Пересвет-Солтаном и поручил ему учредить революционный трибунал «для рассмотрения дел о контрреволюционных и всяких иных деяниях, идущих против завоеваний Октябрьской революции и направленных к ослаблению силы и авторитета Советской власти». В тот же день начались аресты. Ордера на обыски и изъятие людей выписывал комендант города Фролов. В арестном доме очутились руководители Петропавловской Думы и городской Управы, другие граждане, в том числе священник М. Ерохин. Их красные подозревали в сотрудничестве с прежней властью и противодействии партизанам.

 

Аресты производились не только в областном центре. «В Сероглазке живет значительная часть казацкого населения, занимающаяся в основном теми же видами хозяйства, что и в других селах, – докладывала командированная по деревням в связи с перевыборами в сельсоветы супруга лидера камчатских большевиков Н. Янковская. – Но ввиду того, что эта деревня является пригородной, она имеет одним из побочных заработков снабжение города молочными продуктами, ягодами, торбазами, лыжами. Часть населения служит в городе». Янковскую дополняла завотделом работниц окрбюро ВКП(б) Массюк: «Деревня антисоветская, избалована губернаторскими подачками». Оба доклада датированы мартом 1927 года. За три года до этого 6 апреля 1924 года у партийца Н. Понятаева сорвалась в Сероглазке лекция «Российская коммунистическая партия и классы». Председатель селькома объяснял это тем, что народа нет дома: часть в церкви, часть «разъехалась за утками в лес». Жителей тогда в селе было немногим более 100.

 

2 декабря 1922 года в 17 часов из областного центра в Сероглазку отправился отряд из 12 человек. Командовал им помощник коменданта города В. Ревенко, которому поручили произвести арест четырех «видных сероглазкинских контрреволюционеров»: В.Е. Крупенина, И.М. Дьячкова, Г.Н. Попова и Г.И. Томского. Чуванец Иван Дьячков вместе с русским Василием Крупениным свергал в 1918 году красную власть в Петропавловске, сторожил в тюрьме совработников. Подпись Григория Никодимовича Попова (тоже сбрасывал Совдеп в 18-м) в качестве секретаря селькома стоит под протоколом собрания Сероглазкинского сельского схода от 21 января 1922 года «о вредных гражданах нашего селения, которые разводят разную смуту в нашем обществе». Сероглазкинцы считали виновниками всех кляуз и дрязг, происходящих с момента революции в их селении, троих: Ираиду Щукину, Василия Крупенина и его супругу Евдокию, которая «позволила оскорбить председателя сельского комитета…». Жители Сероглазки постановили выдворить оных из селения – «препроводить их в распоряжение областной власти», то бишь администрации Особоуполномоченного Приамурского правительства Х. Бирича.

 

В канун 50-летия Великого Октября Евдокия Ивановна Куро-Крупенина была награждена медалью «За боевые заслуги», хотя Петропавловский ГК КПСС представлял ее к ордену Красной Звезды. В графе сведений о ней значилось: «1893 г.р., русская, персональная пенсионерка, беспартийная. В 1921-1922 гг. оказывала помощь партизанам Камчатки (передавала продукты, лекарство). За соучастие с партизанами арестовывалась».

 

Г. Томский попал в «видные контрреволюционеры», скорее всего, из-за того, что у него дома собирался сельский сход. Гавриил Иванович подписал его постановление, призывающее красных партизан не беспокоить и не задерживать жителей Сероглазки.

 

Когда 2 декабря 1922 года члены комендантского управления вошли в селение, им навстречу попались П. Дудко, И. Щукина и еще какая-то не известная Ревенко женщина (ее фамилии он не спросил). Коммунист с 1920 года Петр Иванович Дудко являлся сторонником радикальных мер в отношении противников соввласти. В 1918 году перед июльским переворотом в Петропавловске он высказывался в пользу казни ученого А. Пурина, педагога П. Сусляка и их единомышленников.

Встречные предупредили Ревенко о засаде в доме В. Крупенина – мол, она сделана «теми лицами, которые прибыли с моря и к которым вы сейчас идете». Командир послал партизана Старцева и увязавшегося за ними с самого города гражданина И. Попова узнать, где находится этот дом, а по их возвращении приказал своим людям оцепить его и пока ничего не предпринимать, пускать в ход оружие лишь в крайнем случае, если по отряду станут стрелять. Ревенко с двумя подчиненными и И. Поповым пошли к председателю селькома. Проходя мимо одного из домов, И. Попов указал на него, говоря, что там живет Федор Попов.

 

Ревенко постучал. Из-за двери спросили, кто таков. Стучавший назвался и услышал: «Ни в коем случае я вам не открою». И. Попов, который стоял с командиром, произнес: «Пойдемте, а то как бы он не стал стрелять. Он человек такой». Ревенко сообщил председателю селькома, как встретили их у Ф. Попова, и попросил передать засадчикам: если они себе «что-нибудь позволят, то это отразится на всем селении». Потом вместе с председателем и секретарем селькома подошли к дому Г. Попова. Председатель постучал в дверь, объяснил, что нужно отряду в селении. Голос с той стороны двери отвечал: «Когда через мой труп переступите, тогда зайдете в дом». Оставив наблюдать за домом Г. Попова, двинулись к Василию Крупенину. Там сидел И. Дьячков. Обыск произвели в этом доме, а также у Г. Томского, где было изъято оружие и патроны.

 

Оцепив дом Попова, Ревенко послал туда Крупенина, Филоновича и Маркова, а сам остался за оградой «наблюдать за всем движением». Когда постучали в дверь, Попов «во всю глотку» закричал: «Никто не подходи!» Крупенин попросил хозяина подойти к окну и принялся уговаривать его не сопротивляться: дескать, со всеми арестованными разберутся, и ничего им не будет. Г. Попов согласился открыть дверь. Все трое вошли в коридор, но тут же выскочили обратно с криками: «Берегитесь! Убегайте! Он с ружьем, сейчас будет стрелять». В. Ревенко видел, как следом за его людьми выскочил Попов, держа в правой руке ружье. «Сделано два выстрела с нашей стороны, – описывается дальнейшее в рапорте начальника отряда, – в это время из дома выскочил отец его из дома, схватил ружье и закрыл за собой дверь. Через некоторое время прибежал И. Попов и вскричал: «Старик, сдайся и отдай ружье!» При этом оказалось, что Г. Попов после двух выстрелов убит наповал, ружье было взято у старика тов. Филановичем, мною был оставлен военный пост у трупа: произведен обыск, в доме обнаружены патроны 30/30 порох дроб (текст оригинала воспроизводится без изменений. – В.П.) пули жаканы монтикриста больше ничего не обнаружено… При сем добавляю что мною у арестованных отобрана пушнина ниже следощая: сем штук выдрей, шест штук лиси краснных двадцат шест горностаев две медвежих шкуры две нерпичих шкуры». Все это, поступившее на хранение в Сероглазкинский сельком, было, по распоряжению отдела юстиции, 20 декабря сдано в комендантское управление, которое, сославшись на просьбу арестованных, заверило, что передаст, в свою очередь, доверенному фирмы «Фукуда-Гуми».

 

В документе, направленном комендантом города в отдел юстиции 5 декабря 1922 года, уточняются обстоятельства смерти Г. Попова. «…Попов с заряженным винчестером в руках хотел выйти на улицу, тогда по распоряжению командира отряда было сделано два выстрела из револьвера, которыми убит на повал враг трудового народа. Мною сделано распоряжение сельским властям труп предать земле». 12 декабря Г. Томского освободили под подписку о невыезд, а через пару дней разрешили выехать на охоту. И. Дьячков, как и Томский, в 1922 году долго не задержался в арестном помещении, но в 1938 году был расстрелян за принадлежность к контрреволюционной организации «Автономная Камчатка».

 

…Бочкаревцев, которые не пожелали эвакуироваться с Русской армией, не трогали месяца полтора. По истечении этого срока Н. Фролов предложил старшему рабочему Петропавловской сельхозфермы «в срочном порядке выслать в канцелярию Губернской милиции сегодня же 28 декабря 15 час. всех белых, оставшихся от черносотенного правительства, находящихся на с/х ферме». Аналогичные распоряжения были отданы Сероглазкинскому и Завойкинскому сельским комитетам. В госархиве Камчатского края имеется список этих людей: подхорунжие Борис Берцалкин и Адольф Оссе, урядники Емельян Ишменев, Василий Раздобреев, Михаил Паначев, Филипп Гордеев, Павел Вдовин, Федор Гаученов, Михаил Вологдин, офицер Казимир Маковецкий, ротный писарь Косьма Мальцев, солдат Михаил Митрофанов, фельдшер Простокшин, отрядники (без указания чинов) Василий Краюшкин, Фома Предков, Федор Брежнев, Михаил Зорич, Сергей Шорин, Федор Галунов, Арсений Жиляков, Леонид Рыпинский, Станислав Светляков, Бойко, Николай Мехоншин. Всего 24 человека.

 

«По приходу партизан, – вспоминал Е.А. Колмаков, – Прытков на с/х ферму был послан на работу, остальные были партизанами арестованы, дальнейшую судьбу их не знаю». 6 января 1923 года губбюро РКП(б) дало указание начальнику ГПУ «закончить в ударном порядке в двухдневный срок все дела содержащихся под стражей белогвардейцев в Петропавловске». В конце декабря председатель следственной комиссии ревтрибунала Трухин попросил коменданта города зачислить за ней арестованного Василия Гайдамака, который встречал осенью 1921 года хлебом-солью казаков генерала Полякова.

 

Родился Василий Илларионович Гайдамак в 1881 г. в украинском селе Великие Бубны в крестьянской семье, писался русским. В армии дослужился до унтер-офицера. На Камчатку приехал в 1909 году. До 1919 года поставлял печеный хлеб на военные корабли, заходившие в Петропавловский порт. В 1917-1928 годах работал смотрителем маяка, кладовщик морского ведомства, экспедитор горместхоза. 12 марта 1917 года, после падения царской власти, был избран в комиссию по выяснению наличия продуктов первой необходимости, входил в число тех, кто осуществлял ревизию полицейского управления. 27 июля того же года местная газета опубликовала письмо 15 граждан Петропавловска, где указывалось на «странный, если не сказать более, поступок Гайдамака, который, пользуясь правом милиционера, запретил играть в кофейной на гитаре. Гайдамак всегда и всюду ораторствует, и к делу и без дела, теперь помалкивает. Пакостлив, как кошка, труслив, как заяц. А избран даже членом Областного Комитета. Невольно навертывается пословица: «Куда конь с копытом, туда и рак с клешней». В феврале 1931 года инспекция Труда и РКИ снимает его с заведующих Петропавловской пекарней, а чекисты записывают в своих бумагах: «к делу относится халатно, больше уделяет внимание своим личным шкурным интересам, на своей лошади развозит муку и хлеб, тем самым к основному заработку 400 руб. зарабатывает на лошади 300 рублей в месяц». Обвинялся В. Гайдамак по статье 58 пп. 2, 6, 11 УК РСФСР. Расстрелян вместе с другими «автономистами» в начале января 1934 года.

 

(Окончание следует)

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.