В Петропавловске-Камчатском 18:35, 28 Февраля, воскресенье
ночью -6°C
днем -1°C
ветер 7,5 м/с
Завтра 01 Марта
-7 ... -2°C
ветер 6,4 м/с

Он ещё не начал жизнь, а уже с ней прощается

В камчатском наркодиспансере на учете состоит более 400 детей

 

Гляжу на каток из окна. Разноцветная толпа: есть и совсем малыши, и подростков много. Кто-то делает первые шаги, некоторые вовсю носятся друг за дружкой, вот стайка играет в хоккей, а вот девчушки пытаются танцевать, как настоящие фигуристки. В общем, сверху – умильная картинка! Настолько, что и самой хочется присоединиться к ней. Беру сына. Идем кататься. Идеальность сюжета рушится на глазах, стоило лишь подойти ближе. Вокруг катка пивные бутылки и банки. Неужели взрослые так коротают время в ожидании своих маленьких фигуристов? Нет, все еще страшней. Это сами маленькие фигуристы «заправляются» перед катанием. А вот и живое доказательство – группка девчонок лет 13-14: на ногах – коньки, в руках – баночки с алкогольными коктейлями.

Большинство взрослых проблему детского алкоголизма не замечают. С высоты птичьего полета детский мир кажется нам трогательным, наивным и чистым, алкоголю в нем нет места. Конечно так должно быть. Но реальность – иная.

Есть взрослые, которые сталкиваются с этой проблемой каждый день. Они точно знают: детский алкоголизм – это реальная угроза. В Камчатском краевом наркологическом диспансере есть специальное отделение для маленьких алкоголиков, на 8 коек, которые, к сожалению, никогда не пустуют. О том, как защитить ребенка от алкоголя и других психоактивных веществ, мы беседуем с главным врачом диспансера кандидатом медицинских наук Дмитрием КУРГАКОМ.

- Взрослое пьянство – вещь, к сожалению, привычная. А детский алкоголизм не так заметен, проблема от этого стоит не менее остро?

- Конечно, детское пьянство не достигает таких масштабов, как взрослое. Но даже если таких случаев был бы самый минимум, это уже должно шокировать. А случаев, к великому горю, немало. Для нас, врачей наркодиспансера, это – повседневность. Но многие взрослые, занятые своими проблемами, не замечают этого. Приглядитесь внимательно, что держат в руках подростки, гуляющие по улицам, сидящие на Аллее Флота, на фонтане, в беседке детского сада, да и прямо на скамейке перед домом? Пиво, коктейли, некоторые и водочкой не брезгуют.

- «Пиво и коктейли – не так вредны», в этом до сих пор убеждены многие взрослые, что говорить о детях?

- Любой слабоалкогольный напиток можно на спирт рассчитать по граммам. Если подросток выпил пару баночек коктейля – ему кажется, что вроде ничего страшного. Опьянение наступает плавно, незаметно. Об алкоголе ничто сразу не сигнализирует – рецепторы получают вместо резкого вкуса спирта сладенький, ароматизированный вкус. Но кого мы этим обманываем? В переводе на спирт это значит, что он выпил 100 граммов водки. Не важно, что ты пьешь: пиво, коктейль или самогон. Результат одинаков – алкоголизм. Я двумя руками за то, чтобы пиво было признано алкогольным напитком, чтобы на него распространялись все запреты, и по рекламе, и по продаже. Пиво плавно готовит нашу молодежь к приему более серьезных напитков. Организм пытается расти, а подросток его отравляет. Он еще не начал жизнь, а уже начинает с ней прощаться. Врачи определяют такие диагнозы: «пивные почки», «пивная печень». Страшный диагноз «цирроз» мы ставим, к сожалению, и детям.

- Вы имеете право лечить детей принудительно?

- До 14 лет детей к нам приводят родители, и с их разрешения мы и начинаем лечение. А вот с 14 лет мы обязаны спрашивать согласие и у ребенка.

- На вашей памяти, какого возраста был самый маленький алкоголик?

- 12 лет.

- Как их лечат? Имеете ли вы право кодировать детей?

- Когда дети попадают сюда, с ними занимаются психологи, психотерапевты, помимо этого они получают медикаментозную терапию. Курс лечения длится 21 день, иногда требуется больше времени. У нас есть реабилитационная программа, мы стараемся ребят занять чем-то интересным, в частности спортом. При наркологическом диспансере действует секция сноуборда. Подросткам с девиантным поведением нужен экстрим, адреналин. Выбор именно этого вида спорта объясним тем, что мы предлагаем ребятам альтернативу, показываем, что куда более интересный адреналин можно получать от спорта, нежели от алкоголя или других психоактивных веществ. Заменяем один экстрим на другой, созидательный. Многие ребята, начав заниматься сноубордом, состоя на нашем учете, увлекаются всерьез и продолжают ходить на эту секцию. Что касается кодировки, то она предполагает наличие сильной мотивации. Для того чтобы человек бросил, он должен осознавать, зачем ему это нужно делать. К сожалению, в юном возрасте, сформировать подобную мотивацию довольно сложно. Поэтому такие серьезные психотерапевтические мероприятия, как кодирование или медикаментозная блокада, с детьми не проводят. Они не безвредны для здоровья.

- Мы называем проблему «детским алкоголизмом». Как часто вы ставите такой диагноз детям?

- Факт употребления – еще не есть диагноз. Поэтому диагноз в таком раннем возрасте ставится редко. На сегодня он поставлен 22 подросткам, они состоят у нас на диспансерном учете. Но употребление любых алкогольных напитков очень часто приводит к алкоголизму впоследствии. Ребенок проходит стадию первичной наркотизации организма, или так называемый поисковый период. Не важно: алкоголь, наркотики или клей «Момент» – все это психоактивные вещества, которые в дальнейшем выведут организм на регулярное, частое, постоянное потребление. У всех зависимость вырабатывается по-разному: у кого-то быстро, у кого-то медленно, кто-то не сможет остановиться и будет пить все больше, кто-то менее подвержен, и у него это не перерастет в болезнь… Но угадать, как это будет в вашем случае, невозможно. Поэтому это – не поле для экспериментов!

- Сколько детей стоит у вас на учете? Не ложится ли факт постановки на учет в наркологию черным пятном на дальнейшую биографию ребенка?

- У нас есть два учета: профилактический и диспансерный. Сегодня на профучете – 420 человек. На профилактический учет попадают те, кого к нам привезли сотрудники ППС, например. Это в основном разовые случаи употребления. Они должны 2-3 раза в год приходить к нам и подтверждать анализами, что больше не употребляют. С профучета мы снимаем через год. Диспансерный учет длится 3 года – на нем стоят те, кто уже всерьез пристрастился к алкоголю или наркотикам. Но если он излечился, доказал, что больше не имеет этой разрушительной тяги, мы его тоже снимаем с учета и никак этот факт на биографии не отражается.

- Увеличивается ли статистика с каждым годом?

- Нет, по детскому алкоголизму у нас достаточно ровные показатели, обычно примерно одно и то же число стоит на учете. Но сейчас, к сожалению, добавляются новые формы зависимости. Бич последних двух лет – это порошковая наркомания. Причем, как вы понимаете, «порошки» – стоят гораздо больших денег, чем бутылка пива или тюбик «Момента». А значит, под эту зависимость попадают в основном дети кредитоспособных родителей. Дилеры специально выискивают таких ребят, дают им пробовать, подсаживают и толкают брать деньги у родителей. Очень важно выявлять любую зависимость, как алкогольную, так и наркотическую на ранних стадиях. Для этого необходимо тестирование. Сейчас подготовлен законопроект об обязательном тестировании. И когда он будет принят, мы будем поголовно тестировать и школьников, и студентов нашего края. Сейчас мы провели анкетирование 5 тысяч камчатских подростков, результаты пока обрабатываются, итог мы сможем подвести в середине июня.

- Дмитрий Иванович, как вы посоветуете родителям защищать своих детей от алкогольной угрозы?

- По максимуму занимать ребят делом. У них не должно быть много свободного времени. Спорт – это первый помощник. Нужно знать, что интересно вашему ребенку, записывать в кружки, в секции. Второе – это постоянный контроль. Вы должны знать – где, с кем и почему ваше дитя проводит время, из кого состоит его окружение, кто для него является авторитетом. Если есть малейшие подозрения, не стесняйтесь, ведите к нам в диспансер. Если подозрения подтвердились, не надо впадать в панику, нужно разбираться с причинами, со средой, которая окружает. В некоторых случаях может потребоваться лечение, помощь психологов, наркологов. Но чтобы результат был прочным, ребенка надо вырвать из той компании, в которой он пристрастился к алкоголю или наркотикам. В самых серьезных случаях это может быть даже переезд в другой город. И самое главное – нельзя его оставлять один на один с этой проблемой.

 

 

Беседовала Яна ЩЕГОЛИХИНА

2498

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых