25 Июня, суббота
Облачно с небольшим дождем
ночью 7°C
днем 19°C
ветер 3.9 м/с
Завтра, 26 Июня
Пасмурно с небольшим дождем
9 ... 15°C
ветер 4.7 м/с

Хасан НИЗОМАДИНОВ: «Я выбрал Камчатку!»

16:28
3256

В конце 2009 года в Камчатском крае была принята программа по оказанию содействия добровольному переселению на Камчатку соотечественников, проживающих за рубежом.

Она рассчитана на период до 2012 года включительно и направлена на привлечение в регион специалистов, нехватка которых остро ощущается в районах края. В первую очередь, это врачи и учителя, квалифицированные рабочие.

На страницах нашей газеты мы подробно рассказывали об этой программе, о том, как она реализуется. Сегодня предлагаем познакомиться с ее участником и взглянуть на переселение, так сказать, изнутри.

Хасан Низомадинов – врач из Таджикистана. Родился и вырос в Душанбе, окончил русскоязычную школу, затем - медицинский институт. Шел 1993 год, СССР уже распался, Таджикистан стал самостоятельным государством, но политика мало занимала молодого врача. Он устроился на работу анестезиологом-реаниматологом в детскую инфекционную больницу и стал спасать детские жизни. Шли годы. Хасан женился на медсестре из этой же больницы и привел молодую жену в родительскую квартиру. Там же жил с семьей его брат-близнец, тоже врач: двойняшки всегда были вместе, и после школы решили стать коллегами.

 

Без перспектив?

Как-то почти незаметно пролетели 16 лет работы в больнице, семья выросла – у Хасана с женой родился сын, а они все еще жили с родителями, и никакой возможности обзавестись собственным жильем впереди не светило. Зарплата у врача в Душанбе – около 100 долларов, а цены хоть и не сравнить с нашими, но тоже кусаются: «Везде рыночные отношения, - говорит Хасан Бердиалиевич. – Я не мог собрать денег – все, что зарабатывал, уходило на повседневные нужды». Пришлось всерьез задуматься о том, что в жизни пора что-то менять: заниматься любимым делом за гроши семейный человек больше не мог себе позволить. Кроме того, в таджикских больницах все и сейчас, как у нас было в 1990-х: частная медицина почти не развита, а в государственных клиниках хоть и считается, что лечат бесплатно, но на деле приходишь со своим бельем и бинтами, со своими лекарствами.

- Многие врачи из Душанбе едут работать в Йемен, - рассказывает Хасан Низомадинов. – С этой арабской страной сохранились контракты еще со времен Советского Союза, раньше там работали, в основном, русские врачи, а когда им подняли зарплату в России, они вернулись на Родину. Теперь там много врачей-таджиков. Зарабатывают они 600-800 долларов США, но расходов у них немного, максимум на 200 долларов, так что 400-600 долларов остается. Это приличная сумма по нашим меркам. Жилье снимают и оплачивают сами. Йемен выбирают еще и потому, что там исповедуется ислам, эта религия ближе азиатам. Работают врачи с переводчиками, постепенно учат арабский, но большинство, отработав несколько лет, возвращаются на Родину.

 

Приглашаем на Дальний Восток!

Возможно, и Хасану Низомадинову пришлось бы всерьез подумать о работе в Йемене, если бы он не узнал о возможности переезда в Россию:

- Мы с братом окончили русскую школу, много общались с русскоязычными людьми в Душанбе (до начала 1990-х годов их в нашем городе было много – и русские, и татары, и евреи, и немцы, и корейцы, потом все стали разъезжаться кто куда). Поэтому я хотел переехать в Россию, но своими силами я не смог бы этого сделать: невозможно было собрать денег на переезд. Огромное спасибо тем, кто придумал эту программу – очень хорошее дело организовали, - говорит Хасан Бердиалиевич.

Помимо заработка, есть еще она немаловажная причина, подвигнувшая на переезд в другую страну. Это перспектива профессионального роста. В Таджикистане она весьма ограничена, а у нас врачи постоянно повышают квалификацию, учатся, могут получить дополнительную врачебную специальность.

По программе переселения в Россию перебрались многие коллеги и друзья Хасана Низомадинова: кто работает сейчас в поселке под Калининградом, кто в Старополье, в Находке и Уссурийске, а брат-близнец Хасана выбрал город Артем.

- Вообще, в российском посольстве в Душанбе есть отдельное представительство, которое эту программу проводит, - рассказывает наш новый земляк. – Вакансии есть почти в каждом регионе России, но в первую очередь всем предлагают Дальний Восток, рассказывают, какие вакансии есть, советуют ехать. Главное, почему я выбрал Петропавловск, – здесь было место по моей специальности в точно такой же больнице. Жена меня поддержала, говорит: куда ты поедешь, туда и мы за тобой. Так мы и попали на Камчатку. Ничего о ней раньше не знал, даже фотографий не видел, - признается Хасан.

 

Граждан России прибыло

В Петропавловск семья Низомадиновых приехала в марте прошлого года. Дорога была трудная – с ночевкой в Новосибирске, с посадкой во Владивостоке… Жене Хасана, которая находилась в положении, пришлось тяжеловато. Зато в аэропорту Петропавловска ждал приятный сюрприз: их встретил сотрудник краевого агентства по занятости населения, которое и курирует программу переселения, отвез в гостиницу, а наутро – в агентство.

- Нам очень понравилась встреча, - признается Хасан Бердиалиевич, - всегда хорошо, когда встречают. Это проявление заботы очень тронуло.

Вещей у переселенцев было немного. Хотя программа предполагает даже оплату перевоза контейнера, все имущество уместилось в нескольких сумках. В агентстве новоиспеченным камчатцам дали все необходимые разъяснения. После знакомства с главврачом детской инфекционной больницы Хасан занялся устройством на новом месте – оформлением бумаг, медкомиссией и прочим. Квартиру семья сняла в п. Заозерном: там дешевле, и добираться до работы относительно недалеко.

- В течение полумесяца я получил все деньги по программе, - рассказывает Низомадинов. – 120 тысяч рублей подъемных, по 40 тысяч на каждого члена семьи и компенсацию расходов за переезд. В течение 4 месяцев мы получили гражданство Российской Федерации. Поскольку я окончил мединститут уже после распада СССР, мне необходимо было сдать экзамен, дающий право на лечебную деятельность в России. Экзамен принимают в Хабаровске, и я полетел туда в мае. Жена в это время была в роддоме, у нас родилась девочка. Кстати, 1-й роддом жене очень понравился: хорошие условия, питание, внимательный персонал. Она осталась очень довольна. А я успел сдать экзамен и вернуться сюда, чтобы встретить ее с малышкой.

 

«Нам здесь нравится!»

В июне анестезиолог-реаниматолог Низомадинов приступил к своей работе в больнице.

- Поразило, что тут нет такой интенсивной терапии, и все реаниматологи знают, что в инфекционной больнице для нас работы немного, - делится он впечатлениями. – Здесь люди быстро обращаются за помощью, тяжелых случаев мало. А в Душанбе я работал, можно сказать, на передовой. Основной бич - поносы (в детской смертности - это убийца номер один в мире). Как в советское время в Средней Азии младенческая смертность была  высокой, так и сейчас остается. Причин этому много, в том числе плохое питание, хроническое недоедание, поздние обращения в больницы. Сейчас в Таджикистане стараются избегать двух служб – врачей и милиции. И те, и другие славятся поборами, - грустно улыбается Хасан. – Несмотря на то, что медицина сама по себе консервативна, и к новому врачу всегда относятся настороженно, здесь я быстро влился в коллектив, меня хорошо приняли. Условия работы мне нравятся. В больнице сейчас идет ремонт, она становится совсем как европейская клиника – я проходил стажировку в Австрии, могу сравнить уровень. И по техническому оснащению все соответствует современным требованиям.

Врач только начал зарабатывать северные надбавки, но на зарплату не жалуется: она зависит и от количества дежурств, а работы Хасан не боится, так что с гордостью говорит, что получка у него хорошая.

- Я сюда приехал не один, а вместе с коллегой, мы работали в одной больнице, и сейчас главврач нам помогает решить жилищный вопрос, сдали документы на общежитие. Если все получится – будет здорово! – говорит Низомадинов. – Нам с женой нравится на Камчатке, хотя мы толком еще нигде не были, красот не видели, и зима здесь такая долгая! Но камчатцы – замечательные люди, таких мы нигде не встречали, ни в Душанбе, ни в Москве. Приветливые, отзывчивые, охотно отвечают на вопросы, дружелюбно общаются. По условиям программы мы обязаны отработать в регионе 2 года, а потом можем уезжать куда-нибудь. Но мы с женой планируем работать здесь. Условия хорошие, чего еще желать?

Мы знаем массу примеров, когда люди, приехав на Камчатку ненадолго, влюбляются в нее и остаются здесь навсегда, несмотря на холодную зиму, короткое лето, дальние перелеты и дорогие билеты… Потому что – люди, природа, да что вам объяснять! Может быть, и Низомадиновы останутся камчатцами, как и многие другие бывшие наши соотечественники, приехавшие в край по программе переселения. Удачи вам на новом месте, земляки!

 

Эмма КИНАС

Фото Виктора ГУМЕНЮКА и из архива НИЗОМАДИНОВЫХ


Прием первых соотечественников-переселенцев по программе добровольного переселения на Камчатку соотечественников, проживающих за рубежом, начался в марте 2010 года. К декабрю 2011-го в наш регион прибыли 1.017 семей – 4.068 человек.

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.