25 Сентября, воскресенье
Пасмурно и дождливо
ночью 7°C
днем 11°C
ветер 6.7 м/с
Завтра, 26 Сентября
Пасмурно с небольшим дождем
8 ... 10°C
ветер 2.5 м/с

Хватит трескать краба!

23:45
3944

Четыре капитана привлечены к административной ответственности за то, что использовали крабовые ловушки при промысле трески. Однако за этим делом кроется более серьезное обвинение, которое осталось недоказанным.

В 2012 году несколько судов получили разрешения на промысел трески и краба. Причем оба вида промысла были разрешены ловушками. Какими именно, не уточнялось, хотя существует два вида ловушек: крабовые и рыбные. Кто-то это понял так: треску тоже можно ловить крабовыми ловушками. Технически это возможно, хотя менее эффективно, чем использовать орудия, которые предназначены для лова рыб.

Возникло подозрение, что суда, которые выбрали такой способ промысла, на самом деле добывают только краба, превышая квоты.

О том, что такие факты не просто возможны, а реальны, заявляют источники вполне официальные.

Вот, например, цитата из обоснования общего допустимого улова на 2014 год (КамчатНИРО): «В районе работали суда, ведущие согласно выданным разрешениям «промысел трески крабовыми ловушками». В отличие от судов, действительно ведущих добычу трески тралами и снюрреводами, они в течение полутора месяцев постоянно позиционировались на узколокальных скоплениях краба-стригуна бэрди, давая отчетность о вылове нескольких сотен, а порой и десятков килограмм трески в сутки».

Глава Росрыболовства Андрей Крайний на своей пресс-конференции осенью прошлого года привел названия этих судов: «Камчатский лосось», «Громово», «Соломон», «Зуйково», «Камчатка», «Дежнево», «Шантар-I».

«Они заявляются на вылов трески, имеют разрешения, выходят на промысел с крабовыми конусными ловушками, начинают ловить треску и посылают нам судовые суточные донесения. Вылов этих судов от 9 до 60 кг в сутки. То есть один из этих пароходов дает нам данные о том, что для того чтобы поймать 1 тонну трески, они были вынуждены истратить 7 тонн селедки для наживы. Затем подходят перегрузчики под флагом Камбоджи, Белиза или Грузии, грузят живого краба и уходят в Японию», - сказал А. Крайний.

К слову, названные суда - все как на подбор. У каждого такая биография, что изначально не ждешь от них ничего хорошего. Например, краболов «Камчатка». Раньше назывался «Ария». Не раз задерживался за нарушения правил промысла. В 2002 году суд постановил конфисковать «Арию» в доход государства. В 2004-м местное управление Росимущества передало краболов в аренду компании «Морская звезда». Спустя 1,5 года судно опять задержали с незаконной крабопродукцией на борту. После чего оно попало в аренду к фирме «Мидель». А его собственником до сих пор числится Российская Федерация.

Или возьмем «Камчатский лосось». Этот краболов еще недавно принадлежал группе предприятий, известных как «холдинг» «Восточные рыбные ресурсы» («ВРР»). В 2008-м он надолго остался без работы, когда в отношении владельцев «ВРР» и их американского партнера А. Гонтмахера возбудили уголовное дело. Сейчас принадлежит ООО «Форт».

Допустим, что А. Крайний прав. Тогда речь идет о систематическом браконьерстве в течение более полугода силами целой флотилии. То есть излишки краба регулярно накапливали на борту в больших количествах, перегружали продукцию на транспортники под «удобными флагами», везли ее контрабандой за границу. В то же время упомянутые суда неоднократно проверялись сотрудниками Государственной морской инспекции (ГМИ), которые не выявили ни излишков, ни контрабандных перегрузов. Напротив, актами проверок фиксировали, что нарушения природоохранного законодательства отсутствуют. Как же так?

Возможно, А. Крайний слегка преувеличил. Такое с ним бывало. Тем не менее в последних числах декабря 2012 года ГМИ все-таки решила «накрыть» несколько судов, которые промышляли треску и краба («Камчатский лосось», «Камчатка», «Зуйково», «Громово»). Правда, капитанов обвинили не в том, что они добывали краба под видом промысла трески, а в том, что добыча трески незаконно велась крабовыми ловушками. Но такое обвинение вызывает вопросы.

Еще раз подчеркну, в разрешениях на вылов и рыбы, и краба указано одно орудие лова - ловушки. Там не написано, что ловушки при промысле трески и краба должны отличаться друг от друга. А правила рыболовства не запрещают и не ограничивают использование крабовых ловушек при добыче рыбы.

В административных протоколах, которые составлены на капитанов, говорится, что крабовая ловушка при лове трески является нестандартным орудием лова. Однако признаком стандартности орудий лова может быть только наличие технической документации, которая подтверждает, что ловушки соответствуют проекту заказчика и изготовлены с соблюдением технологической инструкции по постройке орудий промышленного рыболовства (все суда имеют такую документацию). Зависимости понятия «стандартное орудие лова» от вида водных биоресурсов, которое оно может добывать, не существует. Ведь никто пока не додумался предъявлять рыбакам претензии за то, что на траловом промысле минтая и сельди они используют один и тот же разноглубинный (пелагический) трал.

Как сказано выше, инспекторы неоднократно проверяли суда, которые использовали для добычи трески крабовые ловушки. Но никаких претензий не предъявляли. Например, инспектор М. Липанов побывал на СРТМ «Камчатский лосось» 13 декабря 2012 года, нарушений не нашел. А 15 числа вдруг составил на капитана административный протокол. Но ведь за 2 дня правила рыболовства не поменялись. Главным «доказательством вины» капитана «Камчатского лосося» считаются его судовые суточные донесения, в которых он правдиво указал, что ловил треску крабовыми ловушками. А вот донесения капитана «Громово» о том, что его судно вело добычу трески рыбными ловушками, почему-то не учитываются, и он тоже привлечен к ответственности.

В общем, доказательная база явно хромает. Но суд принимает ее на веру. Первый приговор уже есть. Капитан СТР «Зуйково» признан виновным в том, что использовал для лова трески ловушки, изготовленные для добычи краба. Впрочем, решение не вступило в законную силу. Капитан и его адвокат будут его оспаривать.

Попробуем подвести итог и понять что же произошло. Вероятно, на крабово-тресковом промысле действительно творилось что-то неладное, на грани закона (а, может, и далеко за гранью). Но почему-то никто не мог это остановить. И только в конце года было решено вмешаться. Вмешались. Однако повод для этого нашли очень спорный. В результате, началась судебная тяжба, в которой еще не известно кто победит. А вот за браконьерство, если таковое было, уже никто не ответит.

Остается добавить, что рыбацкое сообщество выступило с инициативой включить в правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна запрет на использование донных ловушек при специализированном промысле рыб. ДВНПС принял это предложение, но пока ограничился двумя подзонами Западно-Камчатской и Камчато-Курильской. Возможно, в дальнейшем будет введен полный запрет.


Кирилл МАРЕНИН


P. S. Капитан СТР «Зуйково», как следует со слов его защитника, обратился с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении всех инспекторов, которые на протяжении года проверяли «Зуйково» и другие суда, не находя нарушений в добыче трески крабовыми ловушками.

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.