30 Января, понедельник
Пасмурно
ночью -6°C
днем 0°C
ветер 8.1 м/с
Завтра, 31 Января
Облачно
-10 ... -4°C
ветер 6.9 м/с

Владимир ТУРОВ: «Мы не в силах остановить время, но можем сохранить память»

11:03
4893

Владимир ТУРОВТяжелый пиджак с орденами и медалями грузно ложится на плечи. Одно плечо когда-то было ранено в бою. Светлая шляпа прикрывает голову от солнца, а в руках две гвоздики для товарищей, которым не суждено было вернуться домой. Каждое утро 9 мая ветеран Великой Отечественной войны Владимир Георгиевич Туров идет на парад. Но и в другое время его трудно застать дома. Его ежедневник заполнен записями о встречах со школьниками, студентами, военными, с людьми разного возраста и профессий так плотно, что в нем нельзя найти свободного места.

- Эх, звонили бы заранее, приглашали бы за месяц, - сетует Владимир Георгиевич.

Однако на замечание «но вы ведь можете отказаться от некоторых встреч», ветеран отвечает:

- Это невозможно. Мой долг - рассказывать молодым о страшных днях войны. Моя главная задача - не дать забыть… Я не хочу, чтобы канули в Лету воспоминания о моих друзьях, о военном лихолетье. Мы не можем остановить время, но должны сохранить память.

В преддверии великого Дня Победы мы публикуем воспоминания Владимира Георгиевича о военном времени, чтобы помочь ветерану в его стремлении рассказать о людях, трудом и кровью которых завоевана Победа.

«Станция, эшелоны, едем на запад»

- Война - самое жестокое, циничное, безнравственное явление на земле. Она отбирает у человека самое дорогое, что у него есть. Война - это суровое испытание для любого. Она может сломать его душу. И только светлые моменты - искренняя дружба и воспоминания о мирном времени, надежда на скорую встречу с родными - могут ее сохранить. В истории моей военной жизни есть эпизоды, воспоминания о которых поддерживали меня на поле боя.

В начале мая 1944-го наш полк находился в Краснодарском крае. Мы принимали пополнение. Среди новичков я увидел молодого солдата, совсем еще мальчишку, хотя разница между нами была небольшой, как выяснилось потом. Его звали Борис Михайлович Князев, и впоследствии он сыграл важную роль в моей жизни. Мне было тогда 20 лет, а ему 18, но он уже бывал в боях, был ранен и попал к нам из госпиталя. Он мне сразу понравился.

- Пойдешь ко мне связным? - спросил я.

- Как прикажете, - ответил он.

В конце мая 1944-го, когда наш полк был полностью укомплектован, весь личный состав эшелонами отправили на 1-й Белорусский фронт, которым командовал маршал Рокоссовский. Первая остановка на пути следования была в Краснодаре, очень близко к моему родному городу, так что я решил рискнуть. Я обратился к командиру штаба, и он разрешил навестить родителей. Времени на это - всего три часа.

Старшина роты быстро собирает мне в вещевой мешок булку хлеба, две банки консервов, две пачки горохового порошка, два куска мыла. И вместе со связистом Князевым я побежал домой. Мои родители жили рядом с железной дорогой, в рабочем городке, в полутора километрах от остановки наших эшелонов. Как угорелые мы ворвались в квартиру. Я успел только сказать: «Станция, эшелоны. Едем на запад». Мы выложили все содержимое вещевого мешка и побежали назад. Успели вовремя! Через несколько минут наш эшелон тронулся. Проезжая мимо моей станции, я увидел, что провожать нас вышел весь город. И мои родители стояли, утирая платочками слезы. Плакал и я, махал им рукой. Их приветствовали все солдаты взвода, радуясь, что один из них увидел своих родителей. Ведь это так важно, что все близкие здоровы, живы и так любят тебя.

Доля секунды

Август 1944 года. Советские войска вступили на территорию Польши. Здесь, западнее Бреста, была окружена большая группировка немецко-фашистских войск. Наша 55-я гвардейская стрелковая дивизия в составе 28-й армии I-го Белорусского фронта вела боевые действия по ее уничтожению. Наша задача - захватить часть автострады Брест-Варшава, по которой отступали на запад немцы. Бои были ожесточенными: противник, не считаясь с потерями, рвался вперед, пытаясь прорвать кольцо окружения и уйти на запад. Встречный бой, который мы, фронтовики, называли «бой нос к носу», всегда был тяжелым, он требовал смелости, быстрых решений. Тем более что местность была лесистой и даже болотистой, а видимость очень плохой. Стреляют со всех сторон: разрывы снарядов, мин, гранат, дым, гарь. Даже собственного голоса не слышно. Управлять таким боем любому командиру трудно, спасают связные и собственные ноги.Михаил ОГНЕВ

…Прошло совсем немного времени, как закончился бой с небольшой группой немецких солдат, двух из них мы взяли в плен и отправили в тыл. После небольшой передышки подаю командиру взвода приказ о движении вперед. А сам, стараясь не потерять из виду своих автоматчиков, тоже шагаю за ними.

Вдруг неожиданно, сбоку, в нескольких шагах от меня, из-за кустов выскакивают два солдата противника и бегут в противоположную сторону. Они меня даже не заметили. Я мгновенно поднимаю автомат и кричу что есть сил: «Хальт! Хенде хох!». Тот, что стоял ближе, обернулся и, не целясь, дал очередь из автомата в мою сторону. Пули пронеслись рядом. Я стреляю, один немец падает. Я опять кричу: «Хальт!» Но немец продолжает бежать. На ходу нажимаю на спусковой крючок автомата.

Затвор цокнул, но выстрела не последовало. В рожке кончились патроны, это понял и немец. Он резко остановился и направил свой автомат в мою сторону. В кобуре был пистолет, но я не успел бы его достать. Я видел только дуло автомата, из которого должна была появиться моя смерть. В голове промелькнуло: «Все, это конец».

Но вдруг пламя буквально перерезало немца, он кулем свалился на землю. Его опередил мой связной, тот самый рядовой Борис Михайлович Князев. Он стрелял, пока в магазине автомата не кончились все патроны.

- А я тебя, лейтенант, искал-искал, - глухо выговорил он.

- Хорошо, что нашел вовремя, - ответил я.

Да, такое бывает на войне, счастливый случай. Опоздай мой связной на долю секунды, и я не дожил бы до Победы. После этого случая мы с Князевым стал настоящими друзьями.

К вечеру 168-й гвардейский стрелковый полк, в том числе и рота автоматчиков, с боями захватил многокилометровый участок автострады Брест-Варшава. Автострада была буквально завалена боевой техникой, автомашинами. Этим наши войска перерезали пути отхода противника на запад. Немцы отступали по бездорожью.

После войны мы с Борисом Князевым писали друг другу письма. Мои родители, родственники и друзья знали, что он спас мою жизнь. А еще мы с семьей ездили к нему в гости. Наши встречи были наполнены разговорами до поздней ночи, воспоминаниями: «А ты помнишь»? Такая дружба не может вдруг уйти, события, связавшие нас, забыть невозможно. Борис Михайлович уже ушел из жизни. Но я буду его помнить до конца своих дней. Могут идти годы, но память должна жить вечно.

Счастливая встреча

После окончания операции «Багратион» по освобождению Белоруссии, 55-я гвардейская стрелковая дивизия в составе первого Белорусского фронта вела боевые действия по освобождению территории Польши. В течение ноября-декабря 1944 года и до 13 января 1945-го наша дивизия занимала оборону в Восточной Пруссии. Здесь мы выкопали траншеи и построили добротные землянки с печками-«буржуйками». В тыл с передовой по очереди снимались подразделения для мытья в бане. После пережитого пребывание в обороне показалось нам курортом. Здесь в начале декабря 1944-го года произошла еще одна очень важная для меня встреча.

Однажды я получил письмо родителей, в котором они сообщили полевую почту моего двоюродного брата Михаила Огнева. Родных братьев у меня не было, Миша был на год младше меня. И до войны, и после наши родители жили в одном городе, мы вместе росли и учились. Для меня он был как родной. Он окончил фабрично-заводское училище и работал на военном заводе, поэтому имел броню.

Из письма я понял, что он самостоятельно добился снятия брони, чтобы попасть на фронт. При первой же возможности я написал ему письмо. К моему удивлению, ответ пришел очень быстро, что на фронте случалось редко. Он писал, что не мог спокойно смотреть, как все воюют, а он, молодой и здоровый, в тылу. Михаил служил связистом в артиллерии. Мы стали переписываться, письма приходили быстро, я чувствовал, что мы находились где-то рядом.

Как-то раз на передовой, в траншее, рядом с моей землянкой я увидел лейтенанта и двух солдат с телефонным аппаратом. Лейтенант корректировал разрывы снарядов из орудий артиллерийского дивизиона. Я спросил номер их полевой почты, он назвал мне номер, который стоял на письмах брата.

- А это чей литер?

- Это литер второй батареи.

На какой-то момент я потерял дар речи. Среди стольких участников боевых действий я нашел своего брата!

Однажды среди ночи меня разбудил солдат и сказал, что брат ждет меня у телефонного аппарата. Мы стали разговаривать, а он все не верил, что это говорю я. Думал, его разыгрывают товарищи-телефонисты. Но когда я стал говорить о родителях, о сестрах, он понял, что это действительно я. Это был очень счастливый разговор. Позже, с разрешения наших командиров, нам удалось организовать его «визит» ко мне на два дня.

Миша очень просил, чтобы я взял его к себе в роту. Это можно было сделать. Но в пехоте в боях в первую очередь погибают рядовые, сержанты, командиры взводов, рот. И могло быть очень больно, если кто-то из нас погибнет на глазах у другого. А в батарее ему было немного безопаснее. Но получилось наоборот. 13 января 1945 года наша дивизия пошла в наступление. После этого я перестал получать от брата письма. Узнал, что его тяжело, но, к счастью, не смертельно ранило. Его отправили в госпиталь.

После войны мы оба снова стали жить в своем городке. Он работал на комбинате сварщиком, а я - токарем. Мы каждый день встречались, а по выходным ходили на рыбалку. И, конечно же, вспоминали грозные дни войны и нашу удивительную встречу.

Вспоминаю, какими мы были во время и после войны. 20-летние, полные надежд, верящие в будущее своей страны, способные в любую минуту бросить вызов смерти ради общего дела. Я верю, что и сейчас есть такие молодые люди, и наш с вами долг - не дать им пережить всего того, что выпало нашему поколению.

Как старый солдат Великой Отечественной войны, трижды раненный на фронтах, я хочу поздравить всех военнослужащих от рядового до генерала и адмирала, всех жителей нашего края с наступающим Днем Победы! Будьте счастливы, и пусть над нашей страной всегда будет чистое, мирное, голубое небо!

Владимир ТУРОВ, ветеран Великой Отечественной войны

Фото Анастасии Ерохиной и из архива Владимира Турова

На фото:

  • Владимир ТУРОВ
  • Михаил ОГНЕВ

 

Владимир Георгиевич ТУРОВ родился 16 марта 1924 года. На службу в Красную армию был призван в июле 1942-го. Участвовал в боях рядовым в расчете станкового пулемета системы «Максим», в январе 1943-го получил первое ранение в плечо. Выздоровел, окончил фронтовые курсы младших лейтенантов и уже командиром взвода, а позже и командиром роты автоматчиков 168-го гвардейского стрелкового полка, 55-й гвардейской стрелковой дивизии, принимал участие в боевых действиях на фронтах ВОВ. Был еще дважды ранен. Имеет семь благодарностей от Верховного главнокомандующего Маршала Советского Союза И. В. Сталина, награжден орденами Александра Невского, Отечественной войны I степени, Красной звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией» и др. На Камчатку приехал в январе 1956 года. 9 лет работал в Козыревском леспромхозе, а позже еще 34 года - в автоколонне 1958 механиком, слесарем-инструментальщиком.

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.