В Петропавловске-Камчатском 14:44, 06 Марта, суббота
ночью -7°C
днем 4°C
ветер 6,4 м/с
Завтра 07 Марта
-16 ... -7°C
ветер 8,3 м/с

Героическая трагедия

Александр НУРЕЕВС каждым днем все ближе очередная памятная дата для тех, кто выполнял интернациональный долг «за речкой», – 25 лет со дня завершения вывода советских войск из Афганистана: 15 февраля 1989 года бессмысленному участию 40 общевойсковой армии Туркестанского военного округа в необъявленной войне пришел конец.

Минуло четверть века, но до сих пор не могу дать однозначный ответ на вопрос: какие чувства остались у меня после Афганистана? Прежде всего, кажется, что все это было вчера. Так свежи впечатления, и память не дает их стереть и забыть, слишком многое связывает мою жизнь со службой в Афганистане. А если честно сказать – я даже доволен, что Афганистан живет во мне все эти тридцать с лишним лет, потому что годы «за речкой» – лучшие в моей жизни. И до сих пор ловлю себя на мысли – меня тянет в Афганистан, хотя не могу объяснить почему. Особенно это прочувствовал в октябре 1994-го в период командировки в Республике Таджикистан. Тогда в сопровождении российских пограничников в районе поселка Пяндж я находился всего в ста метрах от территории Афганистана. И невозможно передать словами, сколь велико было желание побывать там, где оставлена частица моей военной биографии и, без преувеличения, частички сердца и души.

И я не одинок. Знаю массу примеров, когда вернувшиеся в Союз, офицеры вскоре стали снова проситься «за речку». Такое настроение было широко распространено и наиболее ярко выражено в конце 1989 года в письме одного «афганца» в «Комсомольскую правду»: «Если бы сейчас кинули по Союзу клич: «Добровольцы! Назад, в Афганистан!» – я бы ушел. Чем жить и видеть все это дерьмо, эти зажравшиеся рожи кабинетных крыс, эту людскую злобу и дикую ненависть ко всему, эти дубовые, никому не нужные лозунги, лучше туда! Там все проще!»

Человеку штатскому покажется странным, что годы в условиях коварной необъявленной войны, когда можно схлопотать пулю или осколок, подцепить опасное для здоровья и самой жизни тяжелое инфекционное заболевание, могут быть лучшими в человеческой жизни. Но для военного человека, чья профессия заключается в защите Родины, и все, что с ней связано, по-другому и быть не может.

Война в Афганистане шла коварная: ведь фронта нет, сфокусированной армии противника перед тобой тоже нет, враг со всех сторон. И днем, и ночью, и летом, и зимой можно было получить пулю с любой стороны, если ходишь с открытым ртом. Армия привыкла воевать с настоящим противником, видя его перед собой, ощущая его, зная, что существуют фланги, какой-то тыл, а в Афганистане все смешано. Войска выходили из гарнизона на боевые операции, расстреливали боекомплект, съедали продовольствие, возвращались в пункт постоянной дислокации, а те, с кем воевали, спускались с гор и продолжали заниматься своим делом, либо мирным, либо немирным. Поддерживали они правительство или нет, сложно было понять. В основном, не поддерживали…

Я навсегда запомнил фамилии всех своих 29 боевых товарищей, которые погибли при выполнении интернационального долга; помню, откуда они родом и содержание писем, отправленных мною их родителям; помню ответы некоторых родителей… Свыше 30 лет меня гложет чувство вины перед погибшими, принявшими на себя пули и осколки, которые, может быть, предназначались мне и другим ныне живущим «афганцам».

Я навсегда сохранил в себе чувство восхищения нашим личным составом. Изможденные солдаты и офицеры, которым вечно не хватало воды, питавшиеся консервированной пищей, в условиях афганской жары не роптали. И, в большинстве своем, всегда безукоризненно выполняли боевые задачи.

У меня на всю мою жизнь сохранилось чувство удовлетворенности той системой, которая существовала в Советской Армии. Ее положительные черты раскрывались в основном во время боевых действий. То есть безукоризненное выполнение поставленных задач, преданность, верность присяге, мужество, взаимопомощь, взаимовыручка.

Не забыл я и афганских друзей, которые нам искренне верили, активно сотрудничали с нами, и которых в начале 1990-х высшие руководители СССР и Российской Федерации цинично предали.

АфганистанУже через несколько дней после ввода советских войск в Афганистан стало ясно, что победой здесь не пахнет. Наоборот, чем дольше мы находились в этой стране, тем больше возникало проблем. Кроме того, что, несомненно, свойственно любой войне, среди героического есть место гнилому, омерзительному. И эта проказа с первых дней ввода советских войск в Афганистан значительно подрывала авторитет Советского Союза. Как следствие, 40-я армия стала терять поддержку у афганского народа. С самого начала афганской кампании командование Ограниченного контингента получило неограниченные полномочия по наведению порядка в стране. Нередко порядок на местах наводился предельно жестко и без разбора – кто виновен, а кто нет. А еще масса случаев мародерства, бесчинств по отношению к местному населению, физическая расправа с пленными… Это тоже правда, от которой нельзя откреститься.

Стала ли афганская война праведной? Это вопрос, на который долгие годы пытаются найти ответ, но окончательно его так и нет. Те официальные заявления, которые прозвучали в период перестройки и продолжают иметь место ныне, нельзя считать окончательными и взвешенными до конца. Все это – выхлоп момента, а история должна расставить все на свои места. Оценивать имеют право только те, кто сам прошел каменистыми тропами афганской войны, те, кто видел кровь и смерть боевых товарищей, кто не сломался и смог выстоять в непростых, нечеловеческих условиях, в ком и по сей день живет память о погибших и их близких у нас на Родине.

Для себя войну в Афганистане я назвал героической трагедией. Героической – для бойцов и командиров 40-й армии, которые в своей массе с честью и достоинством, мужественно и смело выполняли возложенные на них обязанности. Трагедией – для СССР, для советской власти и мировой социалистической системы. С Афганистана начался закат социализма, его дискредитация. Тем более что всего за 6 лет до ввода советских войск «за речку», в 1973 году, США были вынуждены решительно покончить с интервенцией во Вьетнаме, ввиду крайне негативной реакции на эту войну в штатах и мире. В афганской авантюре мы были одиноки настолько, что даже союзники по Варшавскому договору просто вежливо помалкивали. Но как только для них появилась возможность уйти в НАТО, они, не задумываясь, это сделали, предварительно ликвидировав в своих странах социалистический строй.

Меня и сегодня мучает вопрос: неужели последствия ввода войск в Афганистан было трудно просчитать нашему высшему политическому руководству? А ведь наверху были сомнения в целесообразности принятия решения на ввод войск в Афганистан. Есть версия, что Брежнев, Устинов, Огарков и Павловский были категорически против ввода. Однако Брежнева сломали Андропов и Громыко. А Огаркова и Павловского с должностей убрали, чтобы не мешали. Первый ушел с понижением, второй – отправлен на «заслуженный» отдых.

Если это так, то кем же были принявшие решение о вводе советских войск в Афганистан?

АфганистанВыжившими из ума или выполнявшими волю «заказчика»? «Заказчики» достойно отблагодарили исполнителей этой героической трагедии. Маршалы Соколов, Ахромеев, генералы армии Максимов, Варенников были удостоены звания Героя Советского Союза, не совершив лично никакого подвига. Генерал-полковник Чурбанов, бывший заместитель Министра внутренних дел СССР и зять Брежнева, вылетал в командировку в Афганистан, где находился трое суток. В боевых операциях, разумеется, участия не принимал. Но по возвращении в Москву был награжден орденом Боевого Красного Знамени. Таких примеров масса. В тоже самое время многие участники боев, представленные к орденам и медалям за конкретные подвиги, были убиты в последующих сражениях, так и не получив наград, поскольку наградные представления ходили по инстанциям в Москву по 3-4 и более месяцев. (В мемуарах генерала армии М. А. Гареева «Афганская страда» приводится пример, как представление к званию Героя Советского Союза на погибшего офицера вернулось в часть без удовлетворения через 7 лет!). Немало настоящих героев, которые вовсе вернулись домой без боевых наград.

В этой связи уместно привести в пример малоизвестный эпизод из истории Великой Отечественной войны. В 1945 году Президиум Верховного Совета СССР принял решение о присвоении маршалу Сталину звание Героя Советского Союза. И вождь советского народа вежливо отказался от принятия награды, сказав при этом, что звание героя присуждается за личный героической подвиг, а он этих подвигов не совершал. Золотая Звезда была отправлена в архив и ждала марта 1953 года, чтобы быть положенной к ногам лежащего в гробу Сталина. А вот уже 30 лет, чтобы не вызвать недоуменные вопросы у общественности: «За что?», звание Героя присваивают закрытыми указами, без права ношения звезды при жизни, за собачью преданность «хозяину».

Подведу черту Афганской героической трагедии. А чем занялись «заказчики» Афганской авантюры и провокации после ее окончания? Приступили к подготовке новых провокаций по дискредитации социализма, советской власти, Советской Армии, Советского Союза и КПСС. Теперь «заказчикам» необходимо было столкнуть Советскую Армию уже с народами республик СССР и народом самой России, как колыбели этого Союза. И вовлечь в эту бойню сами народы. Началась подготовка кровавых провокаций в Казахстане, Грузии, Узбекистане, Прибалтике, Азербайджане, Армении и на территории самой России. А исполнители кто? Все те же «ответственные» работники ЦК, политбюро, КГБ, Министерства обороны и других ведомств, прогнивших структур Советского Союза за период с 1956 года, года преступного ХХ съезда КПСС…

 

Александр НУРЕЕВ, ветеран афганской войны

 

P.S. Четверть века новоявленные «историки» и «военные теоретики» продолжают твердить о том, что Советская Армия потерпела «за речкой» поражение. Думаю, по этому поводу конкретно сказал последний командующий ОКСВ, Герой Советского Союза генерал-полковник Б. В. Громов: «…Не существует оснований для утверждения о том, что 40-я армия потерпела поражение, равно как и о том, что мы одержали военную победу в Афганистане. Перед Ограниченным контингентом никто и никогда не ставил задачу одержать победу. Советские войска в конце 1979 года беспрепятственно вошли в страну, выполнили – в отличие американцев во Вьетнаме – свои задачи и организованно вернулись на Родину. Перед 40-й армией стояло несколько задач. В первую очередь мы должны были оказывать помощь правительству Афганистана в урегулировании внутриполитической ситуации. Кроме того, присутствие советских войск должно было предотвратить агрессию извне. Эти задачи личным составом 40-й армии были выполнены полностью. Все боевые действия, которые 40-й армии пришлось вести, носили либо упреждающий, либо ответный характер…

 

Вл. КОШЕЛЕВ

Дорога к храму

Мы все, братан, не без изъяна –

Все, кто вернулся с той войны:

Мы чужаки и для Афгана,

И для пославшей нас страны.

 

Жизнь разыграла эту драму

Суфлируя тебе и мне,

Но к своему пришли мы храму

На той неправильной войне.

 

Пусть не достойны звонкой славы,

Но это можно пережить.

У развалившейся державы

За все ответа не спросить.

 

Пусть честь сберег из нас не каждый,

А кто-то нынче сорняком:

Быть проще воином отважным,

Чем в мирной жизни смельчаком.

 

Пусть мало кто обрел признанье,

Сняв с плеч армейскую шинель,

Не каждый выбрал покаянье,

Предпочитая буйный хмель.

 

Пусть за собой мосты сжигая,

Бывали часто на мели,

Все мчались в призрачные дали,

Хотя покой не обрели.

 

Мы – неприкаянные гости

На этом свете, а потом…

Истлеют где-то наши кости,

Хотя, братишка, поживем!

 

Пусть не скупятся жизни шрамы! –

Привыкли мы к такой цене,

Ведь к своему пришли мы храму

На той неправильной войне.

3206

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых