В Петропавловске-Камчатском 05:17, 03 Марта, среда
ночью -7°C
днем 2°C
ветер 10,6 м/с
Завтра 04 Марта
-11 ... -5°C
ветер 9,7 м/с

Штурмовая группа

Владимир ТУРОВЗакончилась белорусская операция под названием «Багратион», которая продолжалась с 23 июня по 29 августа 1944 года и явилась одной из самых крупных операций Советских Вооруженных сил в Великой Отечественной войне. В ней участвовали 1, 2, 3 Белорусские и один Прибалтийский фронт. В результате этой операции были освобождены Белоруссия, часть Латвии и Литвы, восточные районы Польши.

За это время наши войска, наступая в полосе 1.000 км по фронту, продвинулись на запад на 550-600 км. Была разгромлена группа армий «Центр». После этого сражения боевые действия развернулись на территории Польши. Началась освободительная война Советской армии с немецко-фашистскими войсками по освобождению народов стран Восточной Европы от коричневой чумы.

В составе 20-го стрелкового корпуса 28-й армии 1-го Белорусского фронта, которым командовал маршал Советского Союза Рокоссовский, 55-я, орденов Ленина, Суворова, трижды Краснознаменная стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор Герой Советского Союза Адам Турчинский, продолжила наступать на северо-запад, в направлении города Варшава.

В каждом фронте четыре армии, и действуют они по-разному. Одна прорывает долговременную оборону, другая ведет бои с танками противника. Третья, после упорных боев, находится в резерве командующего фронтом, на пополнении. Четвертая армия наступает, но наступает не с боями, а с преследованием противника, что и происходило с нашей 25-й армией, с нашей 55-й стрелковой дивизией. Что это такое? Это когда противник после поражения отходит, а мы двигаемся за ним, наступая ему на пятки, не давая шанса укорениться на каком-нибудь выгодном рубеже для обороны.

В ходе преследования противника на пути нашей дивизии появилось большое село. Жителей его видно не было. Видимо, они боялись возможных боев и ушли в ближайший лесной массив.

Головная походная застава, в которую входил один стрелковый взвод, разведчики, саперы, осмотрела село и подала сигнал, что можно продолжать движение вперед. В село вошли 1-й батальон нашего 168-го гвардейского стрелкового полка, рота противотанковых ружей (ПТР) и рота автоматчиков.

Но в дальнейшем, когда застава прошла от села на расстояние 500-600 метров, была обстреляна из пулеметов противника. Огонь вели с двух небольших высоток, между которыми проходила дорога, а неподалеку, справа, шли лесные массивы.

Противник заранее, до отхода своих войск на запад, оборудовал на каждой из высоток опорные пункты. С них отлично просматривалась местность. А главное, с них был хороший сектор обстрела и местности, и дороги. Видимо, противник хотел заставить наше командование развернуть подразделения батальона в боевой порядок и начать наступление на эти высотки. Но этот бой пришлось бы вести на узком участке местности. Естественно, больших потерь в людях тогда было бы не избежать.

…Только личный состав роты автоматчиков успел пообедать, как из штаба полка прибежал связной и доложил командиру роты, старшему лейтенанту Дмитриенко о том, что его и командиров взводов, лейтенантов Турова и Зальцмана вызывают к командиру полка.

Во дворе, возле дома, в котором размещался штаб полка, стоял американский автомобиль «Виллис». Мы все хорошо знали эту машину. На нем вместе с адъютантом и двумя автоматчиками разъезжал по полкам командир 55-й дивизии генерал-майор Турчинский.

Связной что-то сказал часовому и показал рукой на дверь. Мы переступили порог и увидели и генерала, и все командование 168-го ГВСП. Нам разрешили сесть. На лице генерала я увидел какое-то то ли удивление, то ли озабоченность. Видимо, его удивило большое различие между мною и лейтенантом Зальцманом. Зальцман был стройный, красивый, высокого роста, лет на 10 старше меня. А я – низкий, худой и совсем молодой. Было мне тогда всего 20 лет. Моя внешность не внушала доверия.

Но успокоило генерала то, что у каждого из нас на гимнастерках сиял орден Александра Невского. Получили мы их за бои в Белоруссии в операции «Багратион».

Доклад делал начальник штаба гвардии майор Леонид Болдырев. Он доложил обстановку и зачитал приказ командира полка, подполковника Ивана Белкина о том, что для уничтожения противника на высотках создаются две штурмовые группы. Первая – взвод лейтенанта Турова при поддержке двух самоходных артиллеристских установок и взвод лейтенанта Зальцмана, также при поддержке двух САУ. Начало операции – в первом часу ночи. Каждый из нас понимал, что главное в этой операции – незаметно преодолеть расстояние до противника, до рубежа атаки.

Автомат. Это оружие ближнего боя. Расстояние, с которого нам предстояло внезапно атаковать противника – 100-150 метров. Но как преодолеть расстояние в полтора километра, если противник постоянно освещает его ракетами, и все видно как днем? Тут все решает быстрота действий. Быстро бежать, быстро падать, быстро вскакивать и опять быстро бежать. И действовать строго синхронно, как один. Сделай один одно неверное движение – и противник нас обнаружит. А это верная смерть.

Владимир ТУРОВЧтобы обеспечить быстроту и синхронность передвижения, мы решили при себе иметь только два диска к автомату, по 71 патрону в каждом, и вместо двух гранат взять только одну. Ни вещевого мешка с запасом патронов, ни даже фляжки с водой не взяли. Ничего лишнего, что мешало бы быстрому передвижению взвода. Ровно в час ночи я первый со своими связными поднялся с земли и двинулся вперед, а следом и весь взвод. Двигался взвод по отделениям в колонну по одному, справа и слева на расстоянии десяти метров друг от друга. Мой помощник, старший сержант Барышев, замыкал колонну. Самоходные артиллеристские установки с работающими двигателями остановились на месте до тех пор, пока противник не обнаружит нас и не откроет огонь.

Расстояние до противника – около полутора км. Немцы изредка постреливали из пулемета трассирующими пулями в сторону села и пускали осветительные ракеты. Видимость была словно днем. Мы камнем падали на землю и лежали не шевелясь. Только ракета гасла, мы вскакивали и бросались вперед. Нам здорово повезло, что местность была покрыта небольшими кустарниками. Да и ночь была темная, с тяжелыми тучами на небе. Так мы и двигались к противнику.

Судя по времени, основную часть расстояния мы прошли. Я подал команду развернуться взводу в цепь и привести автоматы в боевое положение. Если до этого автоматы находились за спинами солдат, то теперь они держали их в руках, что существенно затрудняло движение.

Где-то на расстоянии двухсот метров от противника над нами взвились сразу несколько ракет. Немцы сразу открыли огонь из пулеметов. Наблюдатели все же обнаружили нас. Мы залегли, трассирующие пули пролетали мимо – чуть выше. Противник просто не мог предположить, что мы сможем подойти незамеченными так близко, и прицел пулемета настроили выше того места, где мы лежали… В ту же минуту наша самоходная артиллеристская установка (САУ-76) открыла огонь по высотке, и мы рванули вперед, продолжая вести огонь на ходу. 25 автоматов в действии, это сплошная огневая стена! Так мы ворвались в опорный пункт противника, на котором буквально до этого разорвались ящики с боеприпасами. Никакого сопротивления противника здесь мы уже не встретили. Увидели, как убегает небольшая группа солдат. Не останавливаясь, перепрыгнули через траншею и устремились за ними, ведя огонь на ходу. Пробежав некоторое расстояние, увидели усадьбу и мчащийся от него большой крытый грузовой автомобиль. На нем и удрали уцелевшие солдаты противника.

Опорный пункт. Что он собой представлял? Это траншея шириной более 30 метров в рост человека с ячейками для стрельбы из стрелкового оружия. Внутри – «норы» для укрытия солдат во время обстрела или бомбежек. Посреди траншеи – ДЗОТ с амбразурой для стрельбы из пулемета с большим сектором обстрела… Уничтожить и захватить такой опорный пункт для пехоты непросто.

ДЗОТ был разрушен от прямого попадания нашего снаряда. Из обломков бревен и кучи земли торчал только ствол пулемета. Видимо, там же погибли и пулеметчики. От разрыва снаряда был поврежден и второй пулемет, на открытой площадке. Он, перевернутый, лежал неподалеку на бруствере. Здесь же, в окопе, лежали два мертвых пулеметчика.

На опорном пункте мы насчитали 12 убитых солдат. Видимо, были и раненые, которые самостоятельно могли выбраться и удрать на том же грузовике. Чуть позади находилась позиция для двух 81-миллиметровых минометов, один из которых лежал поврежденный. Скорее всего, она предназначались для обстрела дороги, когда по ней пойдет наша пехота. К слову сказать, участок дороги, который проходил между высотками, был заминирован противотанковыми минами. Его пришлось разминировать нашим сержантам. Здесь же лежал немецкий солдат, раненый в обе ноги. Я приказал связному Сапожникову оказать ему посильную помощь до прихода нашего медработника.

…Немного отдохнув, взвод вернулся в расположение роты. Уже рассветало, шел небольшой дождик. После завтрака рота автоматчиков, в составе полка, начала движение на запад, до следующей встречи с противником.

 

Владимир Георгиевич ТУРОВ – участник Великой Отечественной войны, инвалид ВОВ II группы. Воинское звание – майор. Родился 16 марта 1924 года на Кубани. В Красную армию был призван в июле 1942 года. Участие в боевых действиях принимал в наступлении по освобождению Северного Кавказа под Новороссийском в качестве рядового. 12 января 1943 года был ранен и лечился в госпитале в Сочи. После выздоровления окончил фронтовые курсы младших лейтенантов. И уже в качестве командира взвода, а в конце 1944 года в качестве командира роты автоматчиков 168-го гвардейского стрелкового полка 55-й гвардейской стрелковой дивизии принимал участие в боевых действиях на фронтах ВОВ: в Крыму под Керчью, в Белоруссии в операции «Багратион», по освобождению городов Бобруйск, Пинск, Брест. В Польше, в Германии по освобождению городов Гумбиннен, Фридлянд, Прейсиш-Эйлау. Был трижды ранен.

Награжден орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией» и др.

 

 

Слово солдата

Я, старый солдат Великой Отечественной войны Владимир Георгиевич Туров, трижды раненый на фронтах, обращаюсь к вам, наши внуки и правнуки. Это ваши деды и прадеды, бабушки и прабабушки, на фронте и в тылу проявили мужество и героизм, разгромили немецко-фашистских захватчиков, отстояли честь, свободу и независимость нашей Родины, освободили народы стран Восточной Европы от коричневой чумы.

Всегда помните об этом и гордитесь своими предками!

 

3538

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых