В Петропавловске-Камчатском 20:55, 07 Марта, воскресенье
ночью -16°C
днем -5°C
ветер 7,8 м/с
Завтра 08 Марта
-18 ... -9°C
ветер 5,3 м/с

«Изменники», «предатели», «агенты»

общественные слушания материалов общего допустимого улова10 апреля в Елизове прошли общественные слушания материалов общего допустимого улова (ОДУ) на 2015 год у берегов Камчатки. Как и ожидалось, центральной темой стал дрифтерный лов лосося.

О том, что эти слушания – событие историческое, можно было понять, взглянув на его участников. Ведь в зале оказалось сразу трое директоров КамчатНИРО: нынешний Олег Лапшин и его предшественники Сергей Коростелев, Сергей Синяков, которых жизнь развела по разные стороны баррикад.

С. Коростелев ныне работает во Всемирном фонде природы, выступая с критикой дрифтерного промысла. С. Синяков - в Московском институте ВНИРО, который является разработчиком материалов ОДУ для этого промысла. Он был одним из тех, кто представил данные материалы на слушаниях.

К слову, на аналогичные слушания прошлого года никто из москвичей не прибыл. Их нынешний приезд на Камчатку – неординарный шаг. Видимо, в столичных структурах осознали, насколько тема дрифтера волнует камчатцев.

Итак, в 2015 году на дрифтерный промысел в исключительной экономзоне России планируется выделить 22,5 тысячи тонн лосося: 11,5 тысячи – для отечественного флота, 11 тысяч – для японских рыбаков в рамках межправительственных соглашений (на 2014-й – те же цифры, но их мы уже не обсуждаем).

общественные слушания материалов общего допустимого уловаС. Синяков, предваряя вопросы и возражения, которые обычно звучат против дрифтера, привел аргументы «за». Он подчеркнул, что дрифтерный промысел – это всего лишь 5 процентов от общего вылова лосося. Стало быть, 95 процентов идет на берег, ни о каком ущемлении интересов береговых предприятий речи быть не может.

«Многие российские официальные лица в оценках дрифтерного промысла опираются исключительно на оценки «независимых экспертов», полностью игнорируя официальные данные Росрыболовства и рыбохозяйственной науки», - сказал С. Синяков.

В качестве примера таких «независимых» оценок он привел цитату из письма камчатских депутатов председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко от 23 апреля 2013-го: «Запрет дрифтерного промысла позволит вдвое увеличить объемы подхода тихоокеанских лососей к берегам дальневосточных субъектов Российской Федерации».

«Подходы лососей к дальневосточным берегам (вылов плюс пропуск на нерест) составляет не менее 500 тысяч тонн, - прокомментировал С. Синяков. - Как можно, запретив вылов 20 тысячи тонн на дрифтерном промысле, увеличить подход к берегу на 500 тысяч тонн?!».

Все, что сказал Сергей Анатольевич, звучало вполне логично и убедительно. Однако у точки зрения, которую он защищает, есть слабое место. Ведь он и его единомышленники опираются на официальные отчеты. Но далеко не факт, что с дрифтерного промысла приходят достоверные данные.

Председатель Контрольно-счетной палаты Камчатского края Сергей Лозовский напомнил участникам общественных слушаний, что в 2011 году его коллеги провели контрольные мероприятия на дрифтерном промысле. В результате было установлено значительное расхождение между отчетами экипажей о вылове и реальными уловами.

общественные слушания материалов общего допустимого уловаС. Лозовский поставил под сомнение вылов японских 36 дрифтерных судов 2013 года, который был указан в официальных отчетах по итогам 3 с лишним месяцев промысла – всего лишь 5,12 тысячи тонн. Наши рыбаки менее мощным флотом за меньший срок добыли более 11 тысяч тонн. Выводы напрашиваются сами. А главное, что правдивость этих цифр не проверишь. Ведь дрифтерный японский лов – это единственный иностранный промысел в наших водах, с которого фактически снят контроль.

Раньше на японских судах находились российские научные сотрудники. Потом этот пункт из межправительственных соглашений был исключен. На судах остались только сотрудники Государственной морской инспекции. А с 2007-го их присутствие на японских шхунах тоже не предусмотрено. Им предписано находиться в районах лова на специальных судах, которые предоставлены японской стороной и в промысле не участвуют. Остается только гадать, почему было принято такое решение.

«Пока не будет наших наблюдателей, как на российских дрифтерах, так и на японских, не будет там контроля», - сказал С. Лозовский.

общественные слушания материалов общего допустимого улова«В вашем выступлении прозвучало несколько высказываний, которые подпадают под статью Уголовного кодекса «Измена Родине». Мне придется отправить соответствующие документы нашим кураторам», - так ответил на это выступление директор КамчатНИРО О. Лапшин.

Тему измены продолжила гендиректор российской дрифтерной компании «Пилон» Татьяна Журенко: «Тревожит тот факт, что различные организации, финансируемые на средства фондов США, стравливают береговые предприятия и предприятия морского лова».

На прошлых общественных слушаниях Т. Журенко предположила, что борцы с дрифтером – иностранные агенты. В скобках замечу, что в уголовном деле бывшего помощника главы Росрыболовства Игоря Бакулина, которого обвинили в получении взяток от рыбных компаний, фигурировал в качестве представителя «Пилона» иностранец, гражданин Латвии, проживающий в Японии, Иварс Грунсбергс. Именно г-н Грунсбергс считается одним из главных лоббистов дрифтерного лова у наших берегов. Так что вопрос о том, кто «агент», очень спорный.

Кстати говоря, в прошлом году на заседании комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию сенатор Николай Кондратенко назвал дрифтер «предательством национальных интересов». В общем, защитники и противники дрифтерного лова не жалеют друг для друга эпитетов.

Но лучше им искать не «изменников» и «предателей», а компромиссные решения. К этому призвал член Совета Федерации Борис Невзоров.

общественные слушания материалов общего допустимого улова«Мы все здесь в чем-то правы, в чем-то нет, - сказал он. - Нам не нужно спорить. Нам нужно понять друг друга и пойти на компромисс в пользу нашей Камчатки. Пусть говорят, что Невзоров печется за свою фирму. Не за фирму, а за людей, которые живут на побережье».

Среди предложений, которые он внес: равномерно распределить на дрифтерном лове промысловую нагрузку на два основных стада камчатской нерки (восточное и западное), вернуть российских контролеров на все дрифтерные суда.

Свои предложения также внесли президент общественного фонда «Сохраним лососей вместе!» Сергей Вахрин и Сергей Коростелев. Как и на прошлогодних слушаниях С. Коростелев задался вопросом, насколько вообще оправданно обсуждать ОДУ лосося на грядущий год, когда предварительный лососевый прогноз будет готов только к концу года текущего.

«Сейчас, когда прогноза как такового нет, мы говорим ни о чем. Предлагаю сместить этот разговор на тот срок, когда появятся реальные цифры», - сказал он.

Какие из этих предложений попадут в протокол слушаний, покажут ближайшие дни. А вот будут ли они учтены при утверждении ОДУ? Опыт слушаний 2013 года подсказывает: вряд ли.

 

Кирилл МАРЕНИН

 

 

А вот как выглядит проект ОДУ на 2015 год в зоне ответственности КамчатНИРО по другим рыбам.

Минтай: 1.101.800 тонн в шести подзонах. В том числе в Северо-Охотоморской и Западно-Камчатской подзонах – по 325.400 тонн, в Камчато-Курильской – 253.200 тонн.

Треска: 82 тысячи тонн в пяти подзонах. В том числе в Западно-Беринговоморской – 25.300 тонн, в Карагинской – 17 тысяч тонн.

Сельдь: В Карагинской подзоне – 32.200 тонн, в Западно-Беринговоморской – 6 тысяч.

Навага: 33.530 тонн в трех подзонах.

Камбалы дальневосточные – 62.300 тонн в четырех подзонах.

Терпуги – 65 тысяч тонн в трех подзонах.

На слушаниях не были озвучены цифры по минтаю Берингова моря, поскольку изучением этого объекта промысла занимается не КамчатНИРО, а ТИНРО-центр.

Также были представлены рекомендации по ОДУ краба. Например, ОДУ камчатского краба западной Камчатки предлагается в объеме не 10 процентов от величины промыслового запаса, как говорилось ранее, а 15 процентов, или 7.381 тонна.

2268

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых